Главное — снаружи. Семь журнальных обложек на грани фола

Фото: galleryhip.com
Фото: galleryhip.com

К Всемирному дню свободы печати 3 мая – семь легендарных  обложек журналов, которые эпатировали публику и рождали тренды

Скандальные обложки появляются по двум причинам. Редакция провоцирует читателя намеренно. Или же публика наполняет изображение собственными смыслами, как случилось с недавней обложкой украинского Elle, на которой увидели не стильное оранжево-черное платье Луи Виттон, а георгиевскую ленту. Иногда из перебранок и обид рождаются тренды и серьезные общественные дискуссии.

Esquire (US)

1967 — ноябрь

В 1967 году в Америку переехала Светлана Аллилуева, дочь Сталина. Это стало сенсацией. Все кинулись ставить ее на обложки. Дизайнеру Джорджу Лоису, автору лучших эсквайровских обложек, выставленных в знаменитом нью-йоркском Музее современного искусства (МОМА), это показалось скучным. На своей он пририсовал беглой дочери диктатора усы ее отца, "Джо Сталина". "Некоторые люди были оскорблены этой обложкой, поскольку Светлана к тому времени была произведена общественностью в святые, — вспоминал дизайнер. — Этим людям я хотел показать лишь одно: усы ее отца". За эту обложку Лоис получил высшую похвалу — ему досталось на орехи даже от внешнеполитического ведомства, Госдепа.

Time

1966 — 8 апреля

Может показаться, что оскорбление чувств верующих — новейшее изобретение одного соседнего государства. Но за океаном на этом делали кассу еще в прошлом веке. Ни постановочного фото, ни мудреного коллажа или остроумного рисунка. Простой шрифт и простой вопрос: "Бог мертв?" Набожные читатели в истерике: это объявление о старте Армагеддона? Атеисты хлопают в ладоши: наука рулит! И те и другие бегут в газетные киоски. В упрятанной под обложкой статье обсуждались вещи вполне безобидные: что концепция Бога со временем будет становиться более абстрактной и верующие больше не будут подразумевать под Богом сидящего на облачке старичка. Эта обложка без картинки стала своеобразным "Черным квадратом" в медиаиндустрии: до этого издатели не рисковали жечь сердца покупателей одним только глаголом.

National Lampoon

1973 — январь

"Если вы не купите журнал, мы убьем эту собаку!" — написали на обложке "Национального пасквиля" ее создатели, во время фотосессии приставив револьвер к голове пса. Чтобы добиться у кавер-дога соответствующего выражения морды, на съемках пришлось взвести курок — пес удивленно покосился на незнакомый звук. Идея этой обложки оказалась более живучей, чем сам журнал, который закрыли в 1998-м. Сюжет "перепевали" десятки раз. Нечто подобное, например, проделал Леонид Парфенов в одной из своих телепрограмм. Ведущий взял на прицел участников группы "Кусая локти", чей клип Bad Motherfucker стал хитом YouTube, и пригрозил: "Убью, если этот выпуск программы не соберет 10 млн просмотров к концу недели".

Esquire (US)

2000 — декабрь

Билл Клинтон последние дни на президентском посту. Ему все простили и намерены провожать с почестями. Фотограф по имени Платон получает редакционное задание: снять президента любящим и любимым. Президент широко расставил ноги, он явно расслаблен и доволен, камера смотрит снизу… Милота, как принято теперь говорить. Но публика находит фото возмутительно сексуальным. Ей чудится, что там, внизу, — невидимая Моника Левински. Платон клянется, что этим ракурсом вовсе не собирался припоминать Клинтону его былое прегрешение. Снятые снизу портреты — вообще его фирменный стиль, 9 лет спустя точно в такой позе он сфотографирует Путина. Просто первой знаменитостью, которую довелось снимать Платону, стал обожаемый им Мартин Скорсезе — он и изобразил его эдаким современным богом, глядящим на читателей сверху. Фото Клинтона и вовсе должно было ассоциироваться с величественной статуей Авраама Линкольна, но теперь ассоциируется исключительно с героями и героинями глянцевых обложек, которые раздвигают ноги на президентский манер.

Vanity Fair

1991 — август

Счастливые деньки Деми Мур: она уже поборола алкоголизм, но еще не впала в зависимость от Эштона Катчера. Самое время оставить для потомков что-нибудь благообразное. На съемки призывается знаменитая Энни Лейбовиц. Деми Мур появляется перед ее объективом в чем мать родила. Она и сама родит — через два месяца, малышку Скаут ЛаРу. Это ее с Брюсом Уиллисом средняя дочка. В кадре актриса дает зеленый свет беременным знаменитостям, которые с тех пор, похоже, нагие фотосессии посещают чаще, чем гинеколога. Родить звездного ребенка и не засветить свой живот в глянце — такое после Деми почти невозможно. Только теперь это проявление острой креативной недостаточности, а тогда казалось арт-поступком и провокацией. Можете себе представить?

Vogue (US)

2008 — апрель

Снова в деле Энни Лейбовиц. В это раз ей позируют баскетболист Леброн Джеймс и фотомодель Жизель Бюндхен. Редакция спешит проинформировать о шедевре в пресс-релизе: "Впервые на нашей обложке афроамериканец!" Но прогрессивная общественность поджимает губы, взглянув на кавер-фото: спортсмена позвали явно на роль гориллы — блондинка в его объятиях вызывает в памяти сцены из "Кинг-Конга". Расизм детектед! Редакции хватает ума не оправдываться, а стоять на своем: "Мы считаем, эта пара выглядит блистательно, и гордимся этой обложкой". Скандал затухает, и некоторым кажется, что ремейки "Кинг-Конга" в прессе отныне позволительны. Освещая футбольный Евро-2012, La Gazzetta dello Sport публикует карикатуру с Марио Балотелли в образе Кинг-Конга: футболист взобрался на Биг-Бен и разбрасывает вокруг мячи — сборная Италии как раз накидала накануне в ворота англичан. Но Леброн Джеймс позировал с блондинкой в трезвом уме и светлой памяти, а над Балотелли посмеялись самовольно. Черный юмор оценен не был. Редакции пришлось рассыпаться в извинениях.

Elle (US)

2010 — октябрь

Габури Сидибе номинирована на "Оскар" за лучшую женскую роль: в фильме "Сокровище" она сыграла подростка трудной судьбы и необъятных габаритов. Отмечающий в это время четвертьвековой юбилей Elle ставит на обложку темнокожую толстушку. В общий восторженный гул насчет очаровательной актрисы нестандартных для глянцевого мира форм вклиниваются редкие скептики: значит, анорексию рекламировать на обложках нельзя, а самое настоящее ожирение — болезнь, которая, вообще-то, может иметь смертельные последствия, — можно? Но скандал разгорается совсем из-за другого. Редакция лукавила, заявляя, что красота не имеет границ. Кавер-фото скадрировали так, чтобы невозможно было оценить, насколько необъятна талия Габури Сидибе. И это еще не конец истории о том, что лицемерие — верный спутник политкорректности. Будто бы не разделяющая людей по цвету кожи редакция изрядно отбелила обложечное фото актрисы. Позже этот фокус проделают с Бейонсе и Айшварией Рай. Чем не равенство? Обладательниц белой кожи тоже фотошопят.