Дорогой наш Крым. Когда полуостров окончательно станет депрессивным регионом

Фото: 123rf
Фото: 123rf

В июне корреспондент Фокуса отправился в Крым, чтобы навестить родных. Пробыв там десять дней, он пришел к выводу, что для него родной полуостров стал слишком дорогим

Я думаю, после этого лета Крым станет обычным депрессивным российским регионом: сезон будет провальным, денег никто не заработает", — мой феодосийский приятель говорит спокойно, хотя этот прогноз не сулит ему ничего хорошего. Он — предприниматель и заинтересован в том, чтобы у горожан были деньги. Такой же точки зрения придерживаются другие знакомые предприниматели, с которыми я мог откровенно поговорить.

Однако множество крымчан смотрят на мир гораздо оптимистичнее. Они верят, что со временем все наладится, Керченский мост, который обеспечит полуострову трафик из России, начнут активно строить уже в этом году. А пока пробуют зарабатывать на немногочисленных курорт­никах по привычной схеме: поднимая цены.

Жилье

Центр вечерней Феодосии на удивление многолюден. Кажется, что людей не меньше, чем в начале любого курортного сезона. Однако после полуночи город вымирает, на улицах лишь изредка встречаются прохожие. Раньше город пустел перед рассветом.

Объяснение находится быстро. "Среди приезжих преобладают жители российской глубинки, которых направили в наши санатории по путевкам. Видимо, к полуночи их загоняют в номера, — объясняет предприниматель Илья Кожевников. У Ильи несколько магазинов, увеличения выручки он не заметил: "Эти курортники развеяли миф о богатом российском туристе, среди них не много тех, кто готов тратить деньги на кафе, развлечения. Так называемых дикарей, которые снимают жилье, покупают продукты, едят в кафе, приезжает мало. Сейчас даже встречаются "пацаны с Ростова", которые предлагают купить у них что-нибудь с рук".

Действительно, из всех моих знакомых, промышлявших летом сдачей жилья отдыхающим, я нахожу только одного, который сдал свою свежеотремонтированную двушку, остальные продолжают искать клиентов.

— Почем? — спрашиваю.

— Дешево, — вздыхает он, — 800 рублей (320 грн. — Фокус) в сутки.
Я навожу справки. В трехзвездочном отеле одноместный номер стоит не меньше 2 тыс. рублей (800 грн).

Цены

Крымские цены всегда отличались неадекватностью, но теперь они кажутся неприлично высокими. Зайдя в обычное кафе, делаю заказ: два бокала вина, пицца, стакан сока, кофе и пара пирожных. Счет потянул на 1,1 тыс. рублей (440 грн). Задаю официанту, нерасторопному парню лет двадцати, нескромный вопрос: сколько зарабатывает.

— Если повезет, 500 рублей (200 грн. — Фокус) в день, — говорит он.
Для курортного города это очень небольшой летний заработок.

— Что так — клиентов немного?

800 грн

с этой суммы в рублевом эквиваленте стартует стоимость одноместного номера в феодосийских трехзвездочных отелях. Такие минимальные цены почти во всех отелях этого класса на ЮБК

— Да клиенты бывают, но они чаще всего только по пиву и пицце.
Встретив знакомого сотрудника городской администрации, я засыпаю его вопросами. Ответы, как на подбор, оптимистичные. После присо­единения к России в Крыму увеличилась денежная масса, деньги равномерно распределяются между всеми слоями населения, сократился разрыв между богатыми и бедными. Средняя зарплата — около 20 тыс. рублей (8 тыс. грн), при этом цены ненамного выше, чем в Украине. Люди довольны.

— Мне не наврали? — интересуюсь у предпринимателя Юрия Кужеля, пересказав разговор с чиновником.

— Наврали, конечно, — улыбается Юрий. — 20 тысяч — это очень хорошая зарплата. Средняя по городу — около 10–12 тысяч (4–4,8 тыс. грн. — Фокус).

Кужель занимается мелкооптовой торговлей продуктами, поэтому вполне компетентно заявляет, что и по поводу цен мой собеседник лукавил:

— Многие украинские продукты здесь обходятся почти в два раза дороже, чем в Украине.

Я быстро убеждаюсь в дороговизне. Мякоть свинины — 350 рублей (140 грн), местная рыба — 300 руб­лей (120 грн), помидоры — 180 руб­лей (70 грн), литр молока — 60 рублей (25 грн).

"Сейчас даже встречаются "пацаны с Ростова", которые предлагают купить у них что- нибудь с рук"

Илья Кожевников

Крымский предприниматель о курортниках сезона-2015

Особенно заметно подорожал алкоголь. Бутылка марочной массандровской мадеры, которая полтора года назад обходилась примерно в 70 грн, в ближайшем к дому гастрономе стоит 480 рублей — около 190 грн. Правда, в центре города находится винный магазин, где такую мадеру продают по 320 рублей — примерно 130 грн. Красное вино, стоящее в Киеве 50 грн, здесь обходится в два раза дороже. Приятель-предприниматель поясняет, что после введения новых правил торговли алкоголем (площадь зала 50 кв. м, достаточная удаленность от школ и больниц) количество магазинов, продающих спиртное, резко сократилось. Поэтому их владельцы рисуют ценники, руководствуясь собственными аппетитами, а не здравым смыслом. Все больше местных пьют относительно недорогое пиво, которым торгуют на каждом углу, но только до 23:00. Впрочем, пользуется спросом и самогон. Его можно гнать самостоятельно, купив в магазине самогонный аппарат, либо приобрести у знакомых. Цена — от 100 рублей за литр.

Выпивать на улице не рекомендуют. Можно нарваться на штраф, такса — 500 рублей (200 грн). А полицейские в городе встречаются часто. Среди крымчан по поводу таких строгостей нет единого мнения. Одни считают, что это правильно, так порядка на улицах будет больше. Другие уверены, что нужно все-таки делать скидку на курортную местность и не мешать людям отдыхать, если они при этом ведут себя прилично.

Транспорт

Я планировал пару дней отпуска потратить на поездку к Крымским горам. Накануне отъезда спрашиваю у знакомого чиновника, нормально ли работает транспорт на южной дороге от Судака до Алушты.

— При Украине нормально работал? — переспрашивает он.

— Да.

— Значит, и сейчас работает.

Чтобы не рисковать, я все же решаю спуститься с гор в Судак, а не в Морское или Приветное, рассчитывая, что сообщение с этим относительно крупным городом должно быть более стабильным.

В 16:00 на судакском автовокзале немноголюдно. Стоящий на солнцепеке мужчина в кепке и шортах предлагает жилье. К платформе подъезжает мерседес, из него выходит крымский татарин, разыскивающий Ирину, которая забронировала номер в гостинице. "Значит, какой-то спрос на отели все-таки есть", — отмечаю я про себя.

В кассе выясняется, что сегодня в Феодосию уже не уехать, сейчас ходит только два автобуса в день. Выручило такси, которое ради экономии вызываю из Феодосии: 50 километров пути — 1000 рублей (400 грн) с учетом скидки. Местные таксисты за такие деньги везти отказываются.

В пути я понимаю, что стало сложнее ориентироваться в количестве приезжих. Раньше таким индикатором были российские номера. Теперь на дороге много автомобилей из Подмосковья и особенно много — из Краснодарского края. Но мне поясняют, что на них ездят местные.

Машины в России стоят недорого, например, подержанную, но ухоженную Audi А6 можно купить за $6 тыс. Среди украинских номеров преобладают Донецк и Луганск, на некоторых украинский флаг заклеен триколором "ДНР". Изредка встречаются Киев, Днепропетровск, Харьков, Одесса, немного чаще — Херсон.

Машин на дорогах немало, хотя местные автолюбители жалуются на дороговизну топлива: 95-й подорожал до 40 рублей за литр (16 грн).

Политика

Первое, что бросается в глаза в Крыму, — культ Победы. За нее благодарят наклейками на автомобилях "Спасибо деду за Победу", комично смотрится на немецких машинах лозунг "На Берлин!". Победу вспоминают на билбордах, в честь нее дают скидки в ювелирном магазине.

Второе явление, о котором постоянно напоминают прохожим, — партия "Единая Россия". Она сохранила мир и обеспечит стабильность. Под ее эгидой высаживают деревья в скверах. Партия пользуется авторитетом среди крымчан, примерно таким же, как ранее Партия регионов. Правда, к единороссам уже есть претензии — среди них оказалось много перекрасившихся регио­налов. Многие чиновники времен Януковича остались на своих местах. Именно их сейчас принято винить во всех крымских бедах.

Смена вывески. За последний год изменился ассортимент сувенирных лотков. Теперь здесь главный герой — Владимир Путин. Это раздражает туристов из России, которые, как правило, хотят купить сувениры с местным колоритом

Так было и в случае с коктебельским карьером. Недавно жителей курортного поселка взволновало известие о том, что рядом с Коктебелем опять собираются открыть карьер по добыче щебня. Это старая история. Два года назад через Совет министров Крыма уже протаскивали решение о его открытии. Тогда местным активистам удалось поднять общественность и добиться запрета. Теперь они снова воюют за свой поселок, утверждая, что открытие карьера похоронит курорт и Карадагский природный заповедник. Коктебельцы записывают обращения к Путину, которому в большинстве своем свято верят, собирают подписи, надеясь, что к ним прислушаются. Но не факт, что на этот раз получится. Министерство экологии Крыма не против карьера и объясняет свою позицию тем, что полуостров нуждается в стройматериалах.

"Думаю, теперь будет сложнее отбить Коктебель, — с грустью произносит мой знакомый, который принимал активное участие в прошлой "антикарьерной" кампании. — В России общественное мнение значит меньше, чем в Украине".

На бытовом же уровне политические страсти, похоже, улеглись. За рюмкой все реже разгораются споры. О "киевской хунте", "карателях" и событиях прошлой весны речь может зайти, лишь когда емкость с горячительным почти пуста.

Фото: Укринформ, Getty Images