SOS и город: что угрожает горожанам

Работа не из лёгких. Платят за неё немного. Фокус выяснял, почему в столичной службе спасения нет вакансий

«Перед тобой бронедверь, а за ней самоубийца со вскрытыми венами. И от того, как быстро ты взломал дверь, зависит, успеют ли его спасти. Или вот работаешь на завале: надо поднять плиту, под которой лежит живой человек. А делать это приходится в ситуации, когда над тобой висит стена панельного дома, готовая рухнуть в любую минуту», – рассказывает о своей службе плечистый и крепкий человек, командир городских спасателей Роман Ткачук.

Надо сказать, хорошее телосложение и физическая сила у спасателей не повод для гордости, а сама собой разумеющаяся норма.

– Медик, спелеолог, альпинист, специалист по механизации, инженер, химик, парамедик, психолог и самое главное – человек команды, – перечисляет нужные умения Роман.

Работать никогда не бывает комфортно; почти всегда – опасно и страшно. Случается, например, извлекать пострадавших из искорёженных автомобилей, забираться через окна в квартиры верхних этажей, вырубать проходы под землёй, оказываться в огне, что-то делать под водой. И видеть такое, чего нет в самых изощрённых триллерах.

Верёвка плачет
– Самые любимые часы, это когда телефон молчит, – говорит Роман Ткачук. – Но бывает, вызовы идут друг за другом день напролёт, и команда на базу возвращается только к концу смены.

Прямого короткого телефонного номера у городских спасателей до сих пор нет. Попавшие в передрягу звонят в милицию, к пожарным, в жэк, санэпидемстанцию, горсправку – и уже оттуда их перенаправляют к спасателям.

Иногда поступает несколько параллельных вызовов. Тогда взвод спасателей делится на две группы. Одна берёт с собой врача (он один в службе) и отправляется туда, где есть угроза для жизни. Вторая же команда едет на задание просто с аптечкой.

Корреспондент Фокуса не успел присесть на диван в холле, как раздался звонок.

– Старушке стало плохо, и она не может открыть дверь. Внучка стоит на лестничной площадке, слышит стоны бабки, – докладывает ситуацию командир дежурного взвода.

Проходит меньше пяти минут, и мы выезжаем.

– Да не переживайте вы так, – успокаивает спасатель Игорь Иващенко. – Сейчас приедем, откроем дверь, поможем.

С крыши шестнадцатиэтажки спущена верёвка; по ней бывший альпинист Игорь, вооружённый специальным инструментом, попадает на нужный балкон. Ещё три минуты – и дверь в комнату открыта. Дальше – уже не сложно: хозяйке вкалывают обезболивающее, вызывают «скорую».

В это время другое спасательное подразделение работает на похожем вызове. Там проблема в пропавших ключах, которые «посеял» пожилой инвалид. Дверь заперта, дубликат – в серванте. Взлом нежелателен: терпящий бедствие совсем не богат. Как и в первом случает, спасатели по верёвке спустились с крыши на балкон и проникли в квартиру девятого этажа.

Толстяки, фантазёры, яд
– Нам приходится работать не только взломщиками, но ещё и носильщиками, – говорит врач спасателей. – Сейчас из скорой помощи увольняют медбратьев, там остаются женщины. А бывают очень тяжёлые больные, просто неподъёмные, и их некому брать на носилки. Так что мы и на такие вызовы приезжаем.

Случаются по-настоящему поразительные приключения. Роман Ткачук рассказал, как в ноябре к ним доставили человека. По неведомой фантазии на его мужском достоинстве оказался… шарикоподшипник, и плотно застрял. Эту интимную проблему уже пытались решить врачи, но безуспешно. Умельцы-спасатели аккуратно освободили фантазёра при помощи болгарки. А совсем недавно пришлось крушить унитаз, чтобы достать намертво зажатую в нём руку ловца собственного мобильного телефона, упущенного в неудачный момент.

По дороге на базу спасатели вспоминают куда более серьёзные случаи. Весьма часто разливаются опасные ядовитые вещества. Как-то целый взвод отравился парами ртути. Сотрудник одного завода попытался украсть бочку с жидким металлом. В итоге добыча вора расплескалась на отрезке в два километра. В арсенале службы спасения есть пылесос для демеркуризации (так называется обеззараживание от ртути), но он не предназначен для таких объёмов: ртути вылилось много. Всю ночь спасатели собирали её чем могли. Все участвовавшие в операции оказались в больнице.

– Но такие ситуации скорее исключение из правил, – говорит заведующая химической лабораторией службы спасения Анна Оноприенко. – Всё-таки чаще всего ртуть выливается из разбитых градусников.

Мобильная лаборатория, которой руководит Анна, пока единственная в городе. Зато она в считанные минуты может определить вредные вещества в воздухе и воде. Кстати, по данным киевских спасателей, на территории столицы расположены по меньшей мере 24 химически опасных предприятия.

Пугать не хочется
Вообще о возможных будущих катастрофах и происшествиях спасатели стараются не говорить. «Всё будет хорошо», – в один голос заявляют они. Но, подумав, добавляют: «Хотя город-то стареет».

– Вы, может, заметили, что каждый серьёзный ливень Киев переживает всё тяжелее, – говорит командир взвода Александр Ковалёв. – Засорены ливнестоки, ветшают трубы, мосты. Так же стареют и заводы, а об основах безопасности людям сейчас не напоминают. Что говорить, если даже рыбаки со стажем не знают, как вести себя на льду.

Владимир Тукало, который ещё недавно работал в Службе спасения, недавно ушёл в священники и теперь служит в Ольгинском храме, расположенном в одном из столичных жилмассивов. Но заботится он о спасении не только души, но и тела: переживает как раз о неподготовленности детей к возможным бытовым перипетиям. Святой отец занимается со скаутами безопасностью жизнедеятельности и учит их правилам поведения в экстремальных ситуациях.

Подсчитано: не меньше трети выездов спасателей связаны с тем, что горожане пренебрегают элементарными вещами.

– Конечно, не хочется никого пугать, – говорит начальник Службы спасения, – но в будущем массу проблем принесут высотки. Техники, которая могла бы, если что, поучаствовать в эвакуации людей, у нас, в общем-то, нет. Хотя мы часто проводим учения и моделируем ситуации.

Жильцам высотных домов спасатели советуют обзавестись огнетушителями, а ещё лучше – и противогазами в придачу. Не мешает также поинтересоваться, насколько опасны имеющиеся поблизости заводы и каких неприятностей от них можно ожидать.

В Киеве на левом берегу Днепра отделения городской Службы спасения нет. А быстро добраться туда с правого берега в час пик не помогают и мигалки. Так что киевлянам в чрезвычайные ситуации за рекой лучше не попадать.

За четыре года работы столичным спасателям удалось выручить 500 человек, попавших в разные опасные ситуации. В службе – 84 сотрудника: три взвода, группа сапёров-пиротехников, мобильная экологическая служба. Эти специалисты обходятся городу не дороже среднестатистических чиновников. Зарплата спасателя по нынешнему курсу – около трёхсот долларов. При этом нет ни одного уволенного. А в отделе кадров лежит больше ста анкет соискателей.

Спасаем всехРаботники службы спасения совершенствуются физически и морально, познавая жизнь со всех сторон. Истории, рассказанные Фокусу спасателями в двух разных городах******