Дороже денег. Каким будет мемориал Бабий Яр и почему он нужен не только Киеву

Павел Фукс
Павел Фукс

Бизнесмены и филантропы, политики и общественники из Европы, США и Украины, а также архитекторы из разных стран объединили усилия, чтобы превратить Бабий Яр в Киеве в мемориальный объект мирового значения

34 тыс. евреев расстреляли нацисты в Бабьем Яре за два дня — 29 и 30 сентября 1941 года. Всего в 1941–1943 годах здесь были убиты более 100 тыс. человек. После окончания Второй мировой войны советская власть решила построить на месте трагедии мемориал, но к началу 1950-х политика партии изменилась, и Бабий Яр превратили в хранилище жидких отходов расположенных неподалеку кирпичных заводов. В марте 1961 года дамба не выдержала нагрузки — селевой поток высотой в 14 метров похоронил под собой 145 (а по неофициальным данным, 1,5 тыс.) киевлян. Сегодня на месте Бабьего Яра парк, но лишь небольшая его часть благоустроена.

В декабре 2015-го был объявлен международный архитектурный конкурс для отбора проектов большого мемориального парка "Бабий Яр — Дорогожицкий некрополь". "Бабий Яр превратился в хаотическое пространство, не отражающее должным образом смысл и значимость трагических событий, происходивших здесь", — объясняют организаторы конкурса. Перед участниками стояла задача объединить память о двух трагедиях и преобразовать территорию, включающую в себя Национальный историко-мемориальный заповедник "Бабий Яр", парки Бабий Яр и Кирилловский гай, Лукьяновский историко-мемориальный заповедник, военное кладбище, станцию метро "Дорогожичи", телецентр, жилые и офисные здания. При этом архитекторы должны были вписаться в существующий ландшафт, отказаться от гигантомании, свести к минимуму использование политических, религиозных и национальных символов и сохранить существующие памятники. По мнению международного жюри, ни один из конкурсантов в итоге так и не смог решить всех поставленных задач, но идеи лучших проектов, могут быть воплощены — при поддержке, уже обещанной чиновниками Киевской горадминистрации.

Нажмите для увеличения

На территории нового парка также возведут мемориальный центр. Его строительством займется фонд, который уже создают четыре крупных предпринимателя: выходцы из Украины Михаил Фридман, Герман Хан и Павел Фукс, а также украинский бизнесмен Виктор Пинчук. 29 сентября, в день 75-летней годовщины трагедии Бабьего Яра, они взяли на себя совместное обязательство предоставить необходимые средства. Предполагается, что объем будущего фонда составит не менее $50 млн. Впрочем, бюджет может оказаться в два раза большим: создание подобных мемориальных центров по всему миру — например, Музея истории польских евреев POLIN в Варшаве — в свое время обходилось в суммы порядка $100 млн.

Как рассказал Фокусу Павел Фукс, сейчас идет работа над организационной структурой будущего фонда, а уже существующий Фонд Памяти "Бабий Яр", главой правления которого является Фукс, войдет в состав создаваемой организации. Открыть мемориал планируют в 2021 году — к 80-й годовщине трагедии.

Организационное устройство проекта будет соответствовать мировым стандартам — попечительский совет, наблюдательный совет, открытая структура, в которую может войти любой человек, любая организация. Кроме того, мы планируем создать эндаумент (целевой фонд, предназначенный для использования в некоммерческих целях; может инвестировать свои средства с целью извлечения дохода, однако обязан направлять весь полученный доход в пользу тех организаций, для поддержки которых его создали. — Фокус). Этот фонд будет привлекать деньги инвесторов из-за рубежа и сможет существовать, даже когда уже не будет нас самих: средства эндаумента будут размещаться в крупных инвестиционных фондах и приносить доход, за счет которого и сможет содержаться весь мемориальный центр. Многие мировые музеи существуют именно по такой схеме.

Совместными усилиями. Среди членов инициативной группы, которая будет лоббировать проект строительства Мемориального центра жертв Холокоста "Бабий Яр", — брат мэра Киева Владимир Кличко и музыкант Святослав Вакарчук

У Фонда Памяти "Бабий Яр" есть участок, который может быть использован для строительства мемориала. Мы получили заключение двух ведущих мировых организаций, которые дают разрешение на строительство в подобных ситуациях согласно Галахе (традиционное иудейское право, совокупность законов и установлений иудаизма, регламентирующих религиозную, семейную и общественную жизнь верующих евреев. — Фокус). Это Атра Кадиша (Израиль) и Committee for the Preservation of Jewish Cemeteries in Europe (Великобритания): их специалисты проверяют, где находятся захоронения, выявляют границы кладбища. Как выяснилось, из 8 га участка, принадлежащего нашему фонду, на 1,7 га можно начинать застройку, а 6,3 га будут отданы под благоустройство.

Вы видели, что сегодня представляет собой парк? Это заброшенные, не­ухоженные площади, местами попросту свалки. Мы с трудом смогли расчистить свой участок, а правительство хочет привести в порядок всю территорию. Мы работаем вместе с Киевской горадминистрацией, учтем все их пожелания и, так же, как и в случае с общей концепцией парка, планируем провести архитектурный конкурс проектов мемориального центра. Хотим собрать мировых архитекторов, которые занимаются музеями, и выбрать лучшее предложение.

Концепция мемориального центра пока в разработке, нам нужно время, чтобы четко определить, что здесь будет: кроме памятника как такового, мы хотели бы открыть музей, исследовательский центр и, возможно, образовательную платформу. Мы уже общаемся с профессорами и учеными со всего мира, работаем с Мемориальным музеем Холокоста в Вашингтоне, с израильским мемориалом Яд-Вашем, с польским музеем POLIN. Все они идут нам навстречу, и мы хотим максимально перенять их опыт.

Мемориал — это память о трагедии для всех народов, не только для тех, представители которых погибли в Бабьем Яре. Это память, которая позволит избежать повторения случившегося. Те, кто осознает, что происходило в Бабьем Яре, те, кто будет знать, как были расстреляны десятки тысяч людей, от трехмесячного ребенка до 103-летней женщины, те, кто это поймет, помогут предотвратить что-либо подобное в будущем.