Дать себе оторваться. Как детские мечты о небе становятся бизнесом

2016-10-21 19:05:00

887 0

Руководитель проекта FlyCamStudio Виктор Прокопчук рассказал Фокусу, какими видит коптеры через 10 лет, почему на войну лучше пустить роботов, как быть бизнесменом, при этом оставаясь ребёнком в душе, и что может дать Украина миру

Спецпроект "T-образные люди" об украинцах, которые сегодня создают будущее. Идея "T-образных" (T-shaped) навыков была впервые высказана Дэвидом Гестом в статье, описывающей будущее, связанное с компьютерами. А затем продвигалась генеральным директором компании IDEO Тимом Брауном (Tim Brown) при поиске специалистов, которые, работая в группах на стыке разных дисциплин, смогут генерировать новые идеи.

Вертикальная черта в букве "Т" символизирует глубину знаний и опыта человека в одной области, горизонтальная черта обозначает его способность использовать в своей работе знания из других сфер.

**********

Виктор — немногословный бородач. Говорит медленно, обдумывает каждое слово. Логик. Сам признаётся, что не относит себя к "норме общества". Его норма — открыть своё дело и заниматься тем, что приносит удовольствие и финансовый результат.  Его норма – открыть свое дело и заниматься тем, что приносит удовольствие и финансовый результат. Сейчас участвует в сообществе созидателей "Артель".

Вы стали единственной компанией-стартапом от Украины, попавшей в финал конкурса, в котором участвовали проекты из 30 стран. В чём преимущества ваших коптеров?

— Мы представляли один из своих агрокоптеров. Жюри давало хорошие фидбеки нашему проекту, но для того чтобы соревноваться с проектом из Южной Кореи, ставшим победителем в номинации "Робототехника", который представил на конкурсе космический спутник, этого оказалось недостаточно.

Коптеры можно использовать не только для агроцелей, но и для аэросъёмки. Вы только вернулись с тура "Океан Эльзы" по 9 городам Украины. Какие задачи перед вами ставили организаторы?

— Наша задача была снимать не столько концерт, поскольку само выступление можно снять десятками других способов, не используя при этом летательные аппараты, а снимать активность людей, их эмоции, красиво заявить место, где проходит концерт, снять очереди, как люди хотят пробиться на концерт. Некоторые ведь приходили за 8 часов до начала, чтобы занять место.

Достижения: Финалист всемирного конкурса стартапов Worldcup; создатель единственных коптеров в Украине, поднимающих груз весом до 16 кг и способных измерять уровень радиации с воздуха (испытания проводятся в Чернобыле)
Главный навык: творческая интуиция
Любимый фильм: "Собачье сердце", "Голый пистолет"
Любимый мультфильм: "Остров сокровищ"
Любимая книга: Ф. М. Достоевский "Преступление и наказание"
Жизненное кредо: никогда не сдаваться

Насколько я понимаю, концерты в областных центрах Украины — лишь часть мирового турне группы. Вы с ними поедете снимать в другие страны?

— Мы бы поехали, если бы пригласили, но для полётов коптеров в Европе и Америке необходимо иметь лицензии, сертификаты и множество разрешительных документов. Поездка в Данию на всемирный конкурс стартапов, кстати, очень помогла нам для понимания юридических норм в Европе. Теперь хоть знаем, какие там документы нужны для радиоуправляемых летательных аппаратов. А в мировое турне ещё успеем.

Считается, что нас сегодняшних определяет то, кем мы были вчера. Кто ты сейчас и как пришёл к себе сегодняшнему?

— Сегодня я такой же, каким был в детстве. Играю, получаю от этого удовольствие. Я хотел этим заниматься ещё после окончания учебного заведения, но тогда не было такой возможности. Пошёл работать на завод. Приходишь, делаешь вид, что что-то делаешь с восьми до шести вечера каждый день. Ходишь и всё ждёшь, когда же сможешь что-то сделать. Проходит месяц, два, и ты понимаешь, что никогда этого не будет. Чувствовал нехватку самореализации. Понимал, что много всего знаю и могу это применить. И начал вспоминать, чему же учился, что умею.

Начал искать себя внутри, а не в существующих трендах?

— Ну, конечно. Нельзя всю жизнь работать там, где тебе неинтересно, заниматься тем, что не приносит ни удовольствия, ни радости, ни денег. Начинаешь понимать, что всегда есть интеллектуальная составляющая, опыт, который когда-то ты получил. Он со временем может угаснуть, но если его растормошить, он всё равно выйдет на поверхность, и ты сможешь его применить.

Так что же твоё?

— Летательные аппараты, мелкая роботизация, автоматизация — для людей, которые с этим не знакомы, это всё равно что магия.

И робота можешь сделать?

— Уже делали. Правда, его так и не купило наше МВД. Им нужен был робот-сапёр. Есть один в Киеве на всю Украину. Стоит больше 250 тыс. евро. А если разработать в 10–15 раз дешевле? Я считаю, лучше сделать тысячу роботов. Пускай они на войне сотнями летают, жужжат, стреляют друг в друга, а мы будем сидеть и наблюдать на расстоянии 5–10 км, чтобы осколок не задел. То есть как в компьютерных играх. Только многие не понимают, что это не игра… Почему-то наше правительство считает, что лучше платить 100 тыс. грн в качестве компенсации за погибшего солдата, чем за хорошую технику.

Почему ты стал делать именно коптеры?

— Мне всегда нравилось летать. В детстве летал в компьютерных играх, став взрослым — на параплане, дельтаплане, двухместном самолёте. 6–7 лет назад появились первые ролики с коптерами. Какой-то немец написал программу, сделал небольшой образец, и все увидели, какая это интересная штука, хотя сама схема многороторного летательного аппарата стара как мир, просто раньше было сложно синхронизировать двигатель, чтобы аппарат управлялся и не переворачивался.

Начал думать, как это притянуть к нам. Можно купить у него, но очень дорого. Можно понять, как это работает, и сделать что-то подобное. Так и поступили. Сейчас есть уже система помощника, стабилизации, навигации. Управлять коптером гораздо легче, чем раньше, но их всё равно разбивают. Если человек не подготовлен, хватает доли секунды, чтобы он вошёл в паническое состояние, забыл, что надо делать, и это всё приводит к падению или столкновению с препятствием.

Виктор Прокопчук: "Наше правительство считает, что лучше платить 100 тыс. грн в качестве компенсации за погибшего солдата, чем за хорошую технику"

Сейчас коптер напоминает скелет. Люди не пугаются?

— Когда-то и паровозов пугались.

У автомобиля, например, тоже есть скелет, но выглядит он симпатичнее.

— Для полёта коптера это не нужно.

А для продвижения?

— Для продвижения мы экспериментировали, но формы никого не привлекают. Можно делать и летающую газонокосилку, и летающую тарелку.

Сейчас вы единственные производители в Украине, чьи коптеры поднимают 16 кг веса.

— Анализируя спрос, можно многого добиться. Сначала поднимали камеру go-pro, которая весит всего 200 г, потом подняли Cannon 600, с объективом и управлением камеры это весит 2,5–3 кг. Потом потребовалось вешать киношные камеры. И если хотим двигаться в ногу со временем, должны быть готовы к этим требованиям, а значит, нам нужен аппарат, который поднимает уже около 7–8 кг. Сделали, испытали, проверили. Дальше нужно порядка 10–12 кг. Плюс запас. Вспомнили, что есть мера веса пуд — 16 кг. Так и пришли к этому. Сейчас много роликов, где коптер поднимает груз по 20–30 кг, но это так, дёрнуть от земли на 30–40 секунд. А мы можем 12–13 минут полетать с этим весом. При этом выполнить задачу.

Давай помечтаем. Коптеры через 10 лет — какие они?

— Наверное, это будет полноценное транспортное средство, которое сможет перевозить людей. Но можно и не ждать десяти лет. Лопасти, моторы, провода, электроника — это уже придумано. Просто нужно всё увеличить. Когда-то и первые самолёты видоизменили. Поменяли моторы, материалы и получились пассажирские самолёты, которые теперь летают со скоростью 700–800 км/час. Главное, чтобы коптеры были доступны и безопасны, и тогда для них как для транспортного средства найдётся применение.

Виктор Прокопчук: "Нельзя всю жизнь работать там, где тебе неинтересно, заниматься тем, что не приносит ни удовольствия, ни радости, ни денег"

Прошло 6–7 лет с того момента, как ты стал заниматься коптерами. Как изменил тебя этот бизнес?

— Если раньше у меня не было возможности заявить, давайте не будем заниматься фигнёй, о которой любой технический специалист скажет, что это абсурд и трата времени, то сейчас на это можно влиять.

Появилась ответственность не только за себя, но и за других. За оборудование. И лично для меня важно, чтобы время было правильно распределено. Если нечего делать, не надо приходить на работу. А такое до сих пор сплошь и рядом.

Раньше считал, что если ты руководитель, то коллектив должен чётко выполнять твои задания. А сейчас понимаю, что есть я, а есть люди, которые делают другие вещи. Если они делают их хорошо, они и должны это делать. Здесь моя задача проконсультировать в том, где требуется моя помощь.

То есть ты за демократию для компетентных?

— Я за полное разделение обязанностей. Я бы и свои обязанности на кого-то перекинул.

А сам чем бы тогда занимался?

— Думал, рисовал, изобретал.

Хочешь воплотить свои какие-то детские мечты?

— Детские мечты я уже воплотил, теперь нужно воплотить взрослые (улыбается).

Такие, как ты — норма для общества?

— Люди сами для себя рисуют норму общества. Для кого-то норма с утра до вечера сидеть в офисе, для кого-то — ехать на стройку и что-то делать, для кого-то норма быть в норме, которую показывают в массмедиа и транслируют по телевизору. Разные люди формируют свою норму. Для меня норма — открыть своё дело, а не пытаться влачить существование, находиться постоянно в депрессии от нелюбимой работы, которая не приносит ни удовольствия, ни финансового результата.

Идёшь против большинства?

— Я не отслеживаю, куда идёт большинство.

Есть два взгляда человека на жизнь. Одни думают, что всё равно умрут, поэтому после их смерти хоть потоп. А есть те, кто понимает, что после них будут жить их потомки. Что ближе тебе?

— Я думаю, что нужно оставить после себя след, который не подпортит для потомков жизнь, а наоборот, как-то им поможет.

Если воспринимать нашу планету как общество, где Украина — гражданин этого общества, то, как ты думаешь, что мы можем дать этому "обществу"?

— У нас есть люди, их мозги, и ещё у нас есть земля. Земля даёт пропитание. Мозги могут думать. Мы можем кормить весь мир. Мы можем создавать интеллектуальные продукты, которые будут расходиться по всему миру. Такой вот украинский менталитет — быть хлеборобами и мудрецами.

Loading...