Россия всегда была империей и всегда будет воевать, — академик Игорь Юхновский

Фото: Алексей Коваленко
Фото: Алексей Коваленко

Бывший военный, известный физик, украинский политик и первый глава Института национальной памяти Игорь Юхновский рассказал Фокусу о том, что он думает о блокаде Донбасса, санкциях против российских банков и открытии архивов КГБ

Академик Игорь Юхновский — один из идеологов украинской государственности. В 1991 году он, тогда глава Народной рады — оппозиционной фракции в Верховной Раде УССР, был автором идеи Всеукраинского референдума о поддержке независимости Украины. До этого Юхновский воевал на фронтах Второй мировой, стал известным физиком, возглавил Львовское отделение Института теоретической физики Академии наук УССР, а затем — Институт физики конденсированных систем. Дальше было депутатство, должность вице-премьер-министра и руководство Украинским институтом национальной памяти. Фокус поговорил с Юхновским о современной украинской истории и о том, почему украинцам рано отчаиваться.

Три революции

Вы стояли у истоков украинской государственности в 1990-х, помните три украинских революции, после которых был период разочарования. Вы тоже чувствовали эту разочарованность?

— Чтобы заниматься теоретической физикой, нужно быть очень терпеливым и упрямым. Иногда я ждал год, пока мои коллеги выполнят задачу, которую я поставил. В конце концов решение всегда находилось. Только после решения задачи выходила диссертация. То же самое и с украинским государственным строительством. У нас раньше не было опыта построения государственности, мы его приобретаем сейчас. Поэтому наивно надеяться, что мы моментально всего достигнем, не совершая ошибок.

Сейчас особенное время — время последствий распада Советского Союза. Раньше существовала система с плановой экономикой: выпускалась продукция, которая распределялась между заинтересованными потребителями. Например, автомобили. Проблема в том, что не имелось стимула для развития конкуренции, а значит, продукция была некачественной. Сейчас пройдена точка невозврата — нужно начинать все с чистого листа. Мы пытались понять это 25 лет назад. Теперь наконец поняли — в состоянии разочарованности и отчаяния. Мы не можем ничего — это мы не производим, то у нас не продается, переходим на продажи продукции second hand по принципу куплю-перепродам.

Но не во всех отраслях все так плохо? За последние три года, к примеру, значительно выросло производство оборонной продукции, увеличился экспорт вооружений.

"Я против открытия архивов, это нечестно: про одних там будет все, про других — ничего"

— А почему выросло? Потому что в этом была необходимость. Ее диктует спрос. Мы идем к открытому рынку, но сейчас мы можем удерживаться на этом рынке только с небольшим количеством продукции. В Украине хороший уровень науки и образования, много образованных людей, просто ими нужно правильно управлять.

Больше года мы не импортируем газ из России. Но остается еще много вопросов, в том числе касательно российского бизнеса в Украине. Недавно вспыхнули дискуссии о российских банках с государственным капиталом, против которых Украина уже ввела санкции. Всегда ли нам стоит разделять политику и экономику?

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Каждый случай нужно рассматривать отдельно. Например, если говорить о банках, все однозначно: украинские банки просто должны быть сильнее российских.

Банки возникают не мгновенно — в них находятся капиталы как людей, так и украинских предприятий. Может, какой-то банк действительно стоит закрыть, но сказать категорично, не изучив случай с каждым банком, неправильно.

В какой момент после революции 2013–2014 годов что-то пошло не так?

— Любое движение или процесс имеют периоды подъема, развития и спада. В переломный момент Турчинов, Тягнибок, Кличко и Яценюк заняли места на сцене, но оказались слишком слабыми, чтобы повести за собой Майдан.

Национальная память

В 2006 году вы возглавили Институт национальной памяти. Какие задачи тогда перед вами ставил Виктор Ющенко?

— Сначала должность мне предложил вице-премьер-министр Иван Васюнык. Я — физик, а не историк, поэтому наотрез отказался. Через какое-то время просьбу повторил Виктор Ющенко. Когда он сказал "Украина вас просит", я не смог отказаться. Каких-то конкретных задач не было. Главная задача — работающий Институт национальной памяти. Мне было несложно собрать вокруг себя хороших историков — патриотов Украины. Виктора Ющенко больше всего беспокоили недавние и трагические страницы истории Украины — Голодомора.

Как вы формировали первую команду?



Игорь Юхновский: "Россия всегда была замкнутой империй с несправедливым распределением богатства среди населения. Для нее войны — способ консолидации и мобилизации народа"
Игорь Юхновский: "Россия всегда была замкнутой империй с несправедливым распределением богатства среди населения. Для нее войны — способ консолидации и мобилизации народа"

— Я не был новичком в этом деле. До этого возглавлял Западный научный центр, создал Институт физики конденсированных систем, возглавлял Совет по производственным отношениям при Кабинете министров. Поэтому умел находить помощников. Одним из таких был Олесь Иванкив, которого я рекомендовал на должность заместителя директора института. Сначала не было ни коллектива, ни даже помещения, но я не чувствовал себя одиноким в пустыне.

Вместе с моими помощниками и знакомыми юристами мы написали законопроект о признании Голодомора геноцидом украинского народа. Принятие законопроекта — первый большой успех. После этого все заработало.

Что вы думаете о нынешнем руководстве Института национальной памяти?

— Когда я возглавлял этот институт, мне предлагали назначить Владимира Вятровича заместителем, но у меня были свои опасения по этому поводу. Он очень квалифицированный историк, умеет аргументировать, но он — бандеровец. Возможно, это мешает ему, потому что его риторику воспринимают как жесткую.

Служба внешней разведки опубликовала архивы об агентах КГБ. Вы не опасаетесь, что это ящик Пандоры и мы узнаем, возможно, много неприятного?

— Как-то мне на глаза попала заметка о родителях Януковича. Там было написано, что его отец был полицаем во время оккупации. Думаю, что позже КГБ сослал семью на каторжные работы в шахте. Я начал искать, но ничего не нашел в архивах о семье Януковича. То же самое — с Ахметовым. Многие уже "постарались", чтобы этой информации не было. Поэтому я против открытия архивов, это нечестно: про одних там будет все, про других — ничего. Может, это нам и не нужно.

Проигранные битвы

В одном из интервью вы говорили, что Украина проиграла войну с Россией по нескольким причинам: слабая армия, ошибки в стратегии и слабое руководство. Что делать дальше?

— Я не совсем это имел в виду. Результат войны закрепляется мирным договором или актом капитуляции. Ни того, ни другого нет, поэтому война не закончена. Да, мы проиграли битву, но не войну. Есть много причин, почему мы проигрывали сражения: политика Януковича и России по уничтожению украинской армии, устаревшее вооружение, стратегические ошибки руководства в Иловайске и Дебальцево, его нерешительность и страх, наивная вера в минские соглашения.

Думать, что Украина с оружием победит Россию и займет Москву, — утопия, но украинцы очень упрямые, поэтому они должны держать оборону. Я воевал и знаю, каково держать оборону.

Возникают острые дискуссии насчет необходимости экономической блокады оккупированного Донбасса. По вашему мнению, насколько это экономически и политически целесообразно?

— Донбасс открыт с востока. Украинская экономическая блокада приведет к тому, что люди там будут нуждаться. Если это произойдет, Россия увеличит количество гуманитарных конвоев и выступит как спасатель. В такой ситуации Донбасс действительно навсегда пропадет для Украины.

Другое дело, если говорить не о продовольственной, а о производственной блокаде. В оккупированный Донбасс не должны идти вагоны леса, например. Такая блокада должна быть.

Игорь Юхновский: "В Украине хороший уровень науки и образования, много образованных людей, просто ими нужно правильно управлять"

Вы верите, что Украине удастся вернуть не только территории, но и лояльность людей, живущих там?

— Очень многие выехали, и они мечтают вернуться назад, к себе домой. Украина должна создать для них лучшие условия для возвращения, когда она восстановит контроль над оккупированными территориями. Нужна также частичная и разумная амнистия.

Украине стоит надеяться на крах России? Экономический в первую очередь.

— Часто слышал разговоры, что Россия распадется. Но РФ — большое и сильное государство. Конечно, она развивается односторонне, как и Советский Союз. Россия пытается сделать многие страны мира своими должниками. Она жонглирует этими долгами, держа многих под своим контролем.

С другой стороны, Россия всегда была империей с несправедливым распределением богатства среди населения. Для нее войны — способ консолидации и мобилизации народа. Она всегда будет воевать. Вот представьте: гибнут ваши родные, вы же не скажете, что те, от чьих рук они погибли, ваши друзья.

Украина победит. Не знаю когда, но точно победит. И для этого не нужно ждать распада России или какой-то помощи из-за границы.