Спецназ и медведи. Что на Маланку делали разбойники и пограничники на границе Украины и Румынии

Фото: Олег Петрасюк
Фото: Олег Петрасюк

Медведи и контрабандисты, воины и принцессы, цыганки и евреи, парикмахеры и доктора, охотники и полицейские — персонажи праздника Маланки в поселке Красноильск Черновицкой области

Пять Маланок

Поселок Красноильск как административно-территориальная единица появился в 1968 году после объединения двух соседних сел. Расположен в восьми километрах от румынской границы. Это значит, что во времена СССР здесь действовал особый приграничный режим и обычному человеку без спецпропуска попасть сюда было проблематично.

Большинство жителей (сегодня около 10 тыс.) — этнические румыны и говорят на румынском языке. Все это сделало местную культуру как бы закрытой — вещью в себе. Это отразилось на обрядах, в частности, и на традиции празднования Маланки.

Под Маланкой здесь понимают не только календарный день Василия Великого и Маланки (14 января), но и группу участников праздничного действа. Точнее, группы, поскольку Маланок в Красноильске пять — по количеству поселковых кутов: Путна Нижняя, Путна Верхняя, Тражан, Сус, Дял. И каждая из Маланок не похожа на другие. Как ни удивительно, но даже в пределах одного поселка традиции могут развиваться отдельно, не особо стремясь к смешиванию и взаимопроникновению.

Например, в Тражан и Дял сложился обычай делать костюмы так называемых "крылатых медведей" из соломы. И эти костюмы отличаются. Медведи Дял больше напоминают огромных бабочек с 4-5-метровыми слегка изогнутыми крыльями. В соседнем Тражане крылья делают традиционно более прямыми, отчего визуально они кажутся длиннее. Такого медведя хочется сравнить не с бабочкой, а скорее с самолетом.

Соломенные медведи кутов Путны напоминают большие (в человеческий рост) тростниковые шары. Типичный медведь Суса — "сердечный", в виде большого соломенного сердца с интегрированным в него местным жителем.

Почему медведи крылатые? У местных мнения расходятся. Наиболее убедительна отсылка к легенде: цыган поймал в лесу медведя и, чтобы привести на ярмарку, распял его — привязал передние лапы к длинному шесту, а на шею накинул цепь. Медведь мог идти на задних лапах, а чтобы он не набросился на самого цыгана, тот устрашал зверя большой дубиной.

Впрочем, медведи – хоть и самые зрелищные персонажи праздника, но не единственные. Присутствуют также цыганы-разбойники (поводыри медведей), собственно Маланка и Васыль, воины и принцессы, цыганки и евреи, парикмахеры и доктора, охотники и полицейские всех времен, включая современных в камуфляже, балаклавах и с резиновыми дубинками.

Чужие здесь ходят

Праздник начинается вечером 13 января, когда уже темно. Каждая из Маланок формируется на своем куте в одном из дворов. Дать старт Маланке — престижная миссия для жителей поселка. В одном из дворов расставлены столы с угощениями и горят прожектора. Звучит музыка в исполнении трубачей, саксофонистов и барабанщиков. Начинаются обрядовые действа — танцы медведей, цыган, солдат, фольклорных евреев (тут их называют жиданами) и других традиционных персонажей.

Танцы сопровождаются речевками, свистом и рычанием "медведей". Управляют процессом коменданты. Рабочий инструмент коменданта — свисток, которым он прекращает один танец и дает старт другому. Поблагодарив хозяина двора за прием и получив от него в знак благодарности деньги, комендант громко озвучивает сумму (чтобы не заподозрили в жульничестве, ведь деньги потом нужно справедливо разделить между участниками). Далее процессия движется к следующему двору. И так до утра.

Маланкарей сопровождают жители поселка и приехавшие гости. Снуют фотографы и операторы — от увешенных большими камерами и сменной оптикой профессионалов до любителей с недорогими "фитиками" или просто смартфонами.

Одна из особенностей красноильской Маланки в том, что здесь не принято обращать внимание на чужих. Им не запрещают куда-либо входить, на них не косятся укоризненно и не просят посторониться. Их попросту не замечают. Потому что праздник — не для них. Праздник для себя. В этом его изюминка. Если ты здесь просто зритель, то ты не в партере. Ты на сцене среди участников, но не участник. Ты гость, но гость на сцене.

Тебя могут закружить в хоровод. Озорные цыганки потребуют "алименты" наличными (здесь и сейчас!), показывая куклу и уверяя, что это "ребенок от тебя". Доктора в смешных масках могут уложить тебя на носилки и под общий смех "сделать укол". Впрочем, повторюсь, гостей здесь редко берут в оборот. Шутить интереснее над своими же земляками-красноильцами.

Мы поем для предков

Работать медведем, жиданом или цыганом нелегко. Вес соломенных костюмов, по словам их обладателей, достигает 40-50 кг. Поэтому медведи периодически отдыхают, садясь или ложась на землю. Самостоятельно крылатому медведю не встать, его поднимают и сажают один-два помощника.

Отдохнувшие парни вновь способны шутить, петь и танцевать. Утренняя Маланка наиболее разговорчивая. Молодой фольклорный жидан Георгий рассказывает:

— У нас никогда не было родины. В смысле, не было страны, которую мы считали бы своей родиной. До Украины здесь правили Советы, перед тем румыны, австрийцы, а давно-давно — римские императоры... Но мы — потомки даков. И мы на своей земле, мы дома. И у нас есть корни. Когда мы переодеваемся на Маланку и поем то, что пели наши предки, мы поем это для них. Чтобы они услышали в том мире, где в конце концов каждый из нас тоже окажется. Мы говорим им, что живы и храним их традиции. Не знаю, поймете ли вы это в полной мере. То, что я вам сейчас сказал, мы не говорим друг другу. Это не нужно. Каждый, кто тут родился, все знает с рождения.

Рядом с "медведем" трется "спецназовец" с надписью "Беркут" на камуфляжной куртке. Фольклорный цыган надел на голову шлем танкиста, а его товарищ — каску Вермахта времен Второй мировой войны. Какой-то жидан навязчиво пытается продать узкопленочную любительскую кинокамеру 1970-х.

А вот сценка из современной жизни: "пограничники" запроторили в клетку "контрабандиста", пойманного на переносе через границу коробов с сигаретами. Откуда такие фантазии?

На это есть простой ответ: обряды отталкиваются от реалий. Предки не играли в задабривание духов — они их именно задабривали. И эта реальность нашла отражение в традициях. Сегодня люди приграничья промышляют контрабандой. Это современная реальность. И она тоже находит отражение в современной версии фольклора. А значит, "контрабандистам", "пограничникам" и "полицейским" с мигалками на машинах тоже есть место на древнем празднике.

Во второй половине дня 14 января все Маланки стягиваются к центру поселка. Здесь новогодняя елка, сцена и большая площадка, на которой каждый кут по очереди показывает себя. К этому времени Маланка достигает апогея. Разгоряченные "медведи" ревут из последних сил. Цыганы (через одного оголившись до пояса) неистово бьют по земле цепями и булавами. В тысячный раз за день звучит древняя традиционная песня цыгана, поймавшего в лесу медведя. Звучит на старом румынском языке. Примерный перевод таков:

Чтоб звенело, чтобы вдаль неслось!
Чтоб слышно было в другом мире,
Что ты — медведь из леса,
Что я поймал тебя, когда ты ел ежевику.
Ежевику ты съел.
Медведицу поднимал,
Поднимал, держа за лапы.
Выше, выше, выше прыгай!

Чтоб было видно, что ты — медведь из леса,
Косолапый медведь,
Такой черный, страшный,
Такой высокий и красивый!

Буковые праздничные булавы никто уже не жалеет. От ударов оземь щепки с брызгами снега разлетаются в разные стороны. Всеобщая эйфория, всеобщее ликование. Миг, который многие ждут целый год. Миг, ради которого красноильские заробитчане на эти дни массово возвращаются из Европы. Кто на неделю, кто на день-два, чтобы побыть среди своих.

Я еще раз встретил Георгия — раскрасневшегося, уставшего и счастливого. И он сказал мне:

— То, что вы сегодня увидели, это наш паспорт. Вот — наш паспорт, и все тут! Больше и лучше я не могу сказать.

Фото: Олег Петрасюк