Нас убивают, не бьют. Для чего общественные активисты ночевали на Банковой

2018-09-28 16:51:00

358 0

Въезд на улицу Банковую перекрыт. Кордон полиции, металлический забор и большой черный джип с музыкальными колонками, под ритмы которых меняются силовики на постах. На одной стороне забора — полотно для показа видео, на другой — плакат с надписью "Извините, так а кто заказал Гандзюк?"

Кому помешала херсонская общественница, которую облили серной кислотой в ее родном городе, и когда власть хотя бы попытается остановить вал нападений на украинцев с активной гражданской позицией, спрашивали правозащитники, студенты и журналисты, пришедшие на акцию "Ночь на Банковой. Молчание убивает". Друзья и адвокаты активистов выдвинули президенту, министру МВД, главе СБУ и генеральному прокурору требование об эффективном расследовании нападений. Накануне акции правозащитные организации, политические партии, волонтерские инициативы и межфракционные объединения составили список более чем из 50 активистов, которые подверглись в 2018 году нападению, преследованиям и атакам, а некоторые были убиты.

"Чаша терпения переполняется. Про эту тревожную ситуацию мы говорили еще год назад. Нападения на активистов начались в 2014–2016 годах, хотя тогда еще не было столько случаев, сколько сейчас", — рассказывает правозащитница Татьяна Печончик, которая также пришла на акцию.

В руках у нее плакат с фотографией убитого харьковского экоактивиста Николая Бычко, который раскрывал коррупционные схемы загрязнения местных водоемов и коррупцию вокруг очистительных сооружений. В начале лета его тело нашли в лесополосе под Чугуевом.

"Вместе с коллегами мы ездили в село, где он жил, и хотели разобраться на месте, что происходит с этим делом. К нам доходили тревожные сигналы от адвоката, что его пытаются замять. Полиция не предприняла быстрых и эффективных действий для расследования этого преступления", — продолжает Печончик.

Кроме киевлян в акции приняли участие активисты, приехавшие из регионов. Они по очереди выступали и рассказывали о собственных историях или об историях своих друзей, на которых напали. Выступил и друг Олега Михайлика, в которого стреляли на прошлой неделе в Одессе. Нападение произошло возле областного управления МВД. По его словам, несмотря на заявление Петра Порошенко о поддержке акции, он не до конца верит в то, что глава государства разделяет беспокойство по этим делам.

В стороне от выступающих, посреди улицы Институтской были поставлены палатки партии "Национальный корпус", которая также подписала общее обращение к власти по расследованию дел о нападениях на активистов. Рядом с палаткой, собравшись в круг, стояли юные члены "Национальных дружин". Одетые в одинаковые куртки, они маялись от скуки и играли в игру "физо". Условия игры простые: в центр круга становится человек и с закрытыми глазами в течение пяти секунд должен выбрать того, кто будет отжиматься или приседать. 

Возмущение по поводу того, что к протесту против нападений на политических и общественных активистов страны подключились ультранационалистические организации, которые активно применяют уличное насилие, вышло за пределы социальных сетей. Некоторые участники протеста раскритиковали такое соседство и напомнили о регулярных нападениях ультраправых на ЛГБТ-активистов, участников и участниц феминистических акций и анархистов. Которых к тому же не включили в список пострадавших.

"Этот список очень четко демонстрирует: нас убивают, не бьют"

"Список активистов, подвергшихся нападениям, создавался консенсусом организаций, которые подписали обращение к Порошенко и силовым структурам. Туда не внесли пострадавших ЛГБТ-активистов, и об этом также следует говорить, потому что эти дела не расследованы и никто не наказан. Этот список очень четко демонстрирует: нас убивают, не бьют", — говорит координатор "Медийной инициативы за права человека" Ольга Решетилова.

Она рассказала, что в Одессе активисты требуют отставки главы одесской полиции Дмитрия Головина, который открыто смеялся над их требованиями при встрече.

"Мы сейчас возле АП, но это не означает, что у нас нет требований к Луценко, Авакову и Грицаку, просто там мы уже были. Мы ходили на встречи в СБУ, и когда просили, чтобы они расследовало дело Кати Гандзюк, от нас отмахивались, как от надоедливых мух", — рассказывает Решетилова.

Когда стемнело, на большом белом экране организаторы акции показали видеообращение Гандзюк. Она лежала на больничной койке, в бинтах и мази, с подстриженными волосами. Катерина зачитывала с телефона имена пострадавших, как и она, активистов и благодарила украинских врачей, которые её лечат. "Я не выгляжу хорошо, но я выгляжу лучше, чем украинское правосудие", — сказала Гандзюк.

После демонстрации обращения участники протеста стали закрашивать трафаретами асфальт перед Администрацией президента. Под ногами начали появляться красные, желтые, синие и зеленые вопросы "Кто заказал?", а еще — портреты Петра Порошенко с наушниками и заклеенным ртом. Краска из баллончиков быстро распылялась, и ее едкий запах был не приятнее смыслов, нанесенных на сырой бетон. Было страшно от того, что не можешь запомнить имена всех, кто подвергся преследованиям, еще страшнее — что их может стать больше.

Loading...