Патентное наступление. Как группа "Антитіла" нарвалась на судебный иск от музыкального теоретика

2019-02-02 12:00:00

2011 179
Патентное наступление. Как группа "Антитіла" нарвалась на судебный иск от музыкального теоретика

Фото: Евгения Колорёва

 Украинских музыкантов взбудоражила неожиданная новость: житель Луцка Сергей Лапковский подал в суд на музыкантов группы "Антитіла", обвиняя их в том, что они использовали в своей музыке запатентованное им соотношение тональностей и темпа. За нарушение своих интеллектуальных прав он требует компенсацию в размере более 1 млн грн.

Человеку с немузыкальным образованием сложно понять суть патента Сергея Лапковского под названием "Способ настройки параметров музыкальной композиции". Как объясняют специалисты, каждую тональность он связал с определённым темпом, сведя данные в таблицу с идеальными, с его точки зрения, значениями. На это изобретение он и получил патент.

Сам Лапковский уверяет, что его идея является новаторской, и никто до этого не пытался ставить темп в определённую тональность. Музыканты же считают, что автор патента ничего нового не придумал, а вся его деятельность сводится к тому, чтобы, ничего не делая, заработать на чужом творчестве.

Да будет суд

Узкий коридор на третьем этаже Подольского районного суда Киева, обшитый белым пластиком, постепенно заполняется журналистами. Дело против группы "Антитіла" обещает стать резонансным, и репортёры не могут пропустить первое судебное заседание, даже если оно только подготовительное.

Рассмотрение дела назначено на 11:00, однако ни истец, ни ответчик к этому времени не появляются. Молодой помощник судьи суетится и говорит, что если через пять минут никто не придёт, заседание отменят. Но в зал заходит адвокат защищающейся стороны Ярослав Куц, известный зрителям телеканала "Украина" как ведущий проекта "Контролёр". В зале суда он смотрится не менее эффектно, чем на экране: в подчёркнуто стильном пиджаке и галстуке в тон. Быстро раскладывает на столе документы, рядом ставит метроном.

Чуть позже в зале появляется и судья Татьяна Войтенко, которая объявляет, что истец не смог явиться, потому что "был разорван договор о предоставлении правовой помощи с его представителем". В связи с этим Сергей Лапковский просит перенести заседание. Адвокат протестует, указывая на то, что не считает такую причину уважительной. Но Войтенко непреклонна: раз это первая неявка со стороны обвинителя, суд обязан гарантировать ему право быть выслушанным и высказать свою позицию. Новое заседание назначается на 11 февраля.

"До меня создавали композиции с погрешностями, теперь я даю музыкантам шанс изготавливать качественные музыкальные композиции"

Сергей Лапковский

— Чувствую, это будет настоящий сериал! — саркастически усмехается Куц подошедшим к нему за комментариями журналистам. — Очевидно, что они (обвиняющая сторона. — Фокус) просто хотят выиграть время, потому что мы подготовили целую кипу ходатайств и протестов, на которые им нужно реагировать.

Адвокат обещает, что теперь на каждое заседание суда будет ходить с метрономом. Дело в том, что даже этот прибор, использующийся как точный ориентир темпа, генерирует частоту с определённой погрешностью. Это наглядное доказательство того, что соотношение темпа и тональностей для исполненного произведения не может быть измерено с абсолютной точностью.

Инновация или афера?

История с иском против музыкантов группы "Антитіла" началась в 2017 году. Сергей Лапковский дважды подавал иск в отношении музыкантов и дважды получал отказ в рассмотрении дела. На третий раз ему повезло.

— Конечно, для нас это стало полной неожиданностью. Я не знаком с этим человеком, никогда лично с ним не общался, — признаётся вокалист группы "Антитіла" Тарас Тополя. С музыкантом мы беседуем по телефону. В день несостоявшегося заседания суда он находится в дороге: группа едет во Львов.

Получив год назад уведомление о начале судебного рассмотрения дела, музыканты стали действовать. Ярослав Куц, с которым "Антитіла" давно дружат и который до этого уже занимался правовой защитой группы, отправил запрос в Укрпатент для проверки патента на соответствие критериям охранной защиты полезной модели. Иначе говоря, он хотел узнать, предполагает ли идея Лапковского какую-то новизну. Но государственное предприятие проводит процедуру проверки в течение года, поэтому ответа адвокат пока не получил. Впрочем, даже если патент отзовут, рассмотрение дела в суде всё равно продолжится.

— Почему этот иск является абсурдным? А вы вообще видели этот патент? Это же не изобретение, он ничего не создал! — нервничает Тополя. За время разговора он ни разу не называет Лапковского по имени, ограничиваясь обезличенными место­имениями. — Ну, хорошо, я объясню вам суть простыми словами. Например, у вас рост 175 см и вы идёте со скоростью 3 км/ч, и вот это каким-то образом, по его мнению, гармонизирует вас с природой. А если снять это на камеру и представить публично, то вы должны заплатить ему определённую сумму. То же самое и в музыке. Если какой-то композитор написал песню, например, в тональности ля мажор, темп в которой, опять же, например, 110, то вот такое соотношение уже якобы запатентовано этим человеком.

В музыкальной индустрии Украины такое дело рассматривается впервые. При этом Тарас Тополя "на 1000 процентов" уверен, что его группа выиграет тяжбу. Судебная практика в нашей стране не является прецедентной, однако музыкант считает, что принятое в пользу музыкантов решение навсегда отвадит желающих заработать на чужом творчестве с помощью аналогичных патентов.

Первый суд комом. Суд перенесли из-за неявки истца, однако адвокат Ярослав Куц предполагает, что это была лишь первая серия "настоящего сериала"

Впрочем, на этом музыканты останавливаться не стали. Они подали заявление в полицию на Сергея Лапковского за пиратство. Дело в том, что для анализа музыки группы лучанин через посредника приобрёл лицензионный диск и незаконно его растиражировал, раздав копии своим экспертам.

Таблицу Лапковского раскритиковали и другие украинские музыканты. Полностью антинаучной и антиэстетической называет идею лучанина композитор формации NOVA OPERA Илья Разумейко.

— Патент господина Лапковского представляет собой комическое и псевдотеоретическое ничто, — уверен собеседник Фокуса. — Для своей таблицы он изобрёл какую-то очень глупую математическую формулу: количество герц разделил на количество октав и умножил на 60. К музыке и музыкальной теории эта формула не имеет никакого отношения.

Как объясняет композитор, в таблице Лапковского тональность ля минор соответствует темпу 102. При этом в мире существуют сотни тысяч произведений, написанных с таким соотношением, так что говорить о каком-либо новаторстве смешно. Более того, уточняет Разумейко, зарегистрировавший патент человек сам использовал результат труда многих музыкальных теоретиков и композиторов. Среди них Гвидо д’Ареццо, который в XI столетии придумал нотный стан.

Сергей Лапковский уверен, что закон на его стороне. Он считает себя первым в мире композитором, у которого "настроены все без исключения композиции".

— До меня создавали композиции с погрешностями, теперь я даю музыкантам шанс изготавливать качественные музыкальные композиции, — убеждён владелец патента.

При этом лучанин подчёркивает, что ему ничего не известно о нарушении его прав другими исполнителями помимо группы "Антитіла".

Особенности национального права

Все документы Сергей Лапковский оформил в 2012 году у патентного поверенного Юрия Трачука. После огласки истории в Сети появилось немало язвительных комментариев по поводу того, как можно было выдать такой патент без соответствующей экспертизы.

Вокалист группы "Антитіла" Тарас Тополя уверен, что принятое в пользу музыкантов решение навсегда отвадит желающих заработать на чужом творчестве с помощью аналогичных патентов

На самом деле патентный поверенный здесь ни при чём. Законодательство Украины позволяет патентовать полезные модели. В отличие от патента на изобретение, регистрация документов на полезную модель оформляется лишь на технические решения без предварительной проверки идеи на оригинальность, её автоматически гарантирует заявитель. Сроки действия у таких патентов тоже разные. Документы на изобретение оформляются на 20 лет, на полезную модель — на 10. К слову, в большинстве стран сосуществование национального патента на изобретение и патента на полезную модель не допускается.

— Что такое полезная модель на практике: кто угодно может прийти и сказать: "А давайте я запатентую вот такой способ завязывания галстука". Проблема в том, что патентование происходит без международной экспертизы, — комментирует Ярослав Куц.

Если Украина разрешает патентовать полезные модели, то она не должна предоставлять оформившему их человеку такие же широкие права, как и реальному изобретателю, считает юрист. Между тем патенты на полезные модели ввели специально для того, чтобы максимально упростить для изобретателей процедуру оформления документов.

— Смысл патента на полезную модель именно в быстроте его получения, — объясняет, в свою очередь, Юрий Трачук. — Решение можно получить даже за один месяц. Это фантастика! Но одновременно это убийственная практика.

Атака "патентных троллей"

В реальности полезные модели привели к размножению "патентных троллей". Такие люди оформляют патент на известную технологию, заявляя, что это их изобретение, после чего предъявляют патентные иски крупным корпорациям, наживаясь на этом. Противостоять им можно только в суде, что предполагает годы тяжбы, финансовые затраты и определённые риски. А доказывать непатентоспособность нужно именно ответчику: подавать встречный иск, привлекать патентоведов и т. д.

— Вопрос о полезных моделях поднимался многократно, — рассказывает Юрий Трачук. — Было даже предложение наделить правом прекращать действие патентов, полученных "без экспертизы", специальный орган — Апелляционную палату Министерства экономического развития и торговли. Но пока всё безрезультатно.

В сентябре 2018 года в Верховную Раду поступил законопроект о борьбе с "патентным троллингом". В частности, он предусматривает материальную ответственность за сознательное патентование известных объектов: нарушитель должен будет выплатить штраф в размере от 10 до 50 тыс. минимальных зарплат.

Какое-то время назад "патентные тролли" широко развернулись в Украине, законодательство к этому располагало. Одно из самых резонансных дел прогремело в 2012 году, когда мужчина запатентовал плечики для одежды (это не полезная модель, а промышленный образец, но суть патентов такая же) и требовал с импортёров роялти, причём некоторые действительно стали ему платить. Ещё один предприимчивый украинец решил оформить права на опору для виноградника, которая представляла собой обычную деревяшку.

Большинство экспертов уверены, что Сергей Лапковский относится к типичным "патентным троллям"

Сейчас активность мошенников пошла на спад, уверен Юрий Трачук.

— Повысилась осведомлённость предпринимателей, они начали сопротивляться такой практике, — говорит патентный поверенный. — Раньше они думали, что дешевле один раз заплатить пару тысяч — и дело с концом. Но тролли наглели, их аппетиты росли.

Большинство экспертов уверены, что Сергей Лапковский относится к типичным "патентным троллям". Исключение лишь в том, что он решил зайти на новую для этой практики территорию — музыкальную индустрию. В пользу этой версии говорит и заявление группы "Антитіла" о том, что Лапковский связывался с ними, предлагая решить вопрос без суда, удовольствовавшись меньшей суммой, но музыканты на это не пошли.

Loading...