Погоня за мечтой. Стоит ли уходить с нелюбимой работы

2019-03-23 14:30:00

4033 1
Погоня за мечтой. Стоит ли уходить с нелюбимой работы

Фото: Getty Images

По оценкам экспертов журнала Psychology today, разочарование в собственной профессии — одна из самых распространенных причин недовольства жизнью среди мужчин и женщин среднего возраста, получивших высшее образование.

Среднестатистический современный человек проводит на работе 40 часов в неделю с 20 до 65 лет. Обидно тратить столько времени на занятие, не приносящее радости. Массовая культура тиражирует тезис о том, что любимое дело — непременная составляющая счастья. Почти 70% внешкольных обучающих программ для детей и подростков связаны с выявлением талантов и природных склонностей к определенным видам деятельности. По сути, их цель — выяснить, чем следует заниматься ребенку, когда тот повзрослеет. Предполагается, что именно в любимом деле человек должен быть максимально успешен и востребован. Будь это правдой, все вокруг выбирали бы профессию по призванию, а потом до самой пенсии ходили бы на работу как на праздник. Между тем большинство взрослых работающих людей недовольны своей специальностью и хотели бы ее сменить. В желании переквалифицироваться признались 66% участников опросов rabota.ua. 24% ответили, что планируют попробовать себя в кардинально новой профессии в ближайшем будущем. Из тех, кто хотел бы сменить сферу деятельности, но пока не готов это сделать, 42,55% просто не знают, чем именно заняться.

Неудивительно, что интернет пестрит рекламой тренингов, семинаров, курсов личностного роста и книг, авторы которых якобы помогают целевой аудитории "найти себя", реализоваться и/или превратить хобби в источник заработка. Опубликованные истории о том, как кто-то расстался со скучной офисной работой "как у всех" и воплотил свои мечты в совершенно другой сфере деятельности, всегда вызывают живой эмоциональный отклик у людей. Татьяна Пашкина, HR-эксперт ресурса rabota.ua, которая ведет курс "Как найти работу своей мечты" в украинском образовательном проекте Prometeus, говорит, что больше половины обращений, полученных ею за последний год, были от людей за тридцать с профессией и опытом, желающих уйти в совершенно другие отрасли.

Хобби = работа

Попытка объединить хобби и работу гораздо чаще заканчивается разочарованием, чем успехом

Татьяна убеждена в том, что с нелюбимой работой и вправду нужно без сожаления расставаться. Сама она несколько лет оставалась в штате крупной страховой компании. Задачи, которые там ставили, казались ей скучными, а нынешняя роль HR-эксперта ее вдохновляет и делает жизнь интереснее. Мысль о том, что увлечения можно и нужно превращать в основное занятие, по словам Татьяны, имеет право на жизнь даже в экономически сложной ситуации. Многие ее бывшие сослуживцы сегодня зарабатывают на том, что когда-то считали своим хобби. Одна из коллег стала театральной актрисой и сейчас вместе с труппой готовится к гастрольному туру, другая — открывает школы этикета в Украине и Западной Европе, три бывшие сослуживицы теперь владеют собственными кондитерскими, еще одна стала неплохим фотографом и теперь на заказ делает портреты беременных женщин. Всем им пришлось приложить немало усилий, чтобы освоить дело на профессиональном уровне и чего-то в нем добиться, но ни одна из них в итоге не пожалела об увольнении из страховой компании.

Основатель издательского дома "Коммерсантъ" Владимир Яковлев, напротив, считает, что попытка объединить хобби и работу гораздо чаще заканчивается разочарованием, чем успехом. Разумнее, считает он, посвящать увлечению только свободное время, стараясь получить от него максимум удовольствия, а в профессиональной деятельности ориентироваться не на собственные вкусы и ощущения, а на запросы социума. Того же мнения придерживается Кетрин Миншев, исполнительный директор американского кадрового агентства Muse. "Мы живем в интересный переходный период, когда представления кандидатов о том, какой должна быть искомая вакансия, разительно меняются, — говорит Миншев. — По сути, ни одна работа не даст современному соискателю всего того, чего он от нее ожидает".

В США в последние годы сформировался устойчивый тренд совмещения двух карьер: одна обеспечивает финансовую стабильность и социальный статус, другая — реализацию творческих амбиций и талантов. Яркий пример — история калифорнийца Брендона Троя. Более десяти лет он совмещает работу в крупнейших IT-компаниях (до недавнего времени в Apple Inc, теперь — в Google) и карьеру певца. Трой долго старался работать так, чтобы ни в IT-тусовке, ни в музыкальном мире не знали о его двойной жизни, предполагая, что, если все откроется, ни те ни другие не станут воспринимать его всерьез. На определенном этапе развития обеих карьер оказалось, что ему нужно быть одновременно в двух местах.

Офис Apple находился в Купертино, а выступать, записывать альбомы и снимать клипы нужно было в Лос-Анджелесе. Это означало, что даже при самых благоприятных обстоятельствах Трой несколько раз в неделю должен проводить в автомобиле по 10 часов без учета гастрольных туров. Собственно, поэтому Трой и перешел в Google. Ради того чтобы сформировать реалистичный график, пришлось объявить всем нанимателям, чем он на самом деле занимается. Реакция айтишников и представителей музыкальных лейблов оказалась одинаково позитивной.

"По сути, ни одна работа не даст современному соискателю всего того, чего он от нее ожидает"

Кетрин Миншев, исполнительный директор американского кадрового агентства Muse

Конечно, на топовом уровне совмещать две карьеры гораздо тяжелее. Терезе Ву, вокалистке группы Magnetic North и старшему вице-президенту компании AppNexus, пришлось убедиться в этом на собственном опыте. Несколько лет назад лейбл, планировавший выпуск ее альбома, предложил группе гастроли по Азии. Музыканты были в восторге, но Тереза побоялась брать длительный отпуск в AppNexus, поскольку не была готова рискнуть ответственной должностью ради музыки. Вокалистка признается, что до сих пор чувствует себя виноватой перед группой, однако продолжает совмещать две сферы деятельности.

Способными не рождаются

Считается, что наибольший успех нас ожидает в том деле, к которому мы изначально предрасположены. С самого детства родители и наставники начинают искать в нас таланты. О том, что чрезвычайно важно определить свое призвание, большинство людей говорят как об аксиоме. Если это "твое", то и работа будет в удовольствие, и результаты не заставят ждать. Впрочем, противоположное мнение тоже имеет право на жизнь. К примеру, Владимир Яковлев не верит в существование врожденных талантов. В своем видеоблоге он упоминает, что ученые знают тысячу генов, участвующих в формировании интеллекта, но ни один из них не отвечает за какие-либо профессиональные способности. Специализация мозга определяется поставленными перед ним задачами, а задачи задаются средой и ролевыми моделями, которые выбирает для себя человек. Дети из музыкальных семей развивают абсолютный слух, дети художников — чувство цвета и т. п.

Яковлев считает, что был хорошим журналистом, потому что тем же делом занимались его отец, дед и большинство друзей семьи. Слова "заголовок", "гранки" и "редактура" он слышал задолго до того, как научился разговаривать. В 17 лет написал первую статью, к моменту создания издательского дома у него были высшее профильное образование и более 15 лет профессионального опыта. В периоды, когда ему надоедала журналистика, он жалел, что не занялся дизайном интерьеров, который считал своим истинным призванием. Впрочем, реальные попытки поработать дизайнером не принесли ничего, кроме потери времени и денег.

Взвесив риски. Вокалистка группы Magnetic North Тереза Ву решила отказаться от гастролей по Азии, опасаясь за карьеру топ-менеджера

По словам Яковлева, поиски призвания чаще всего связаны с нашими детскими увлечениями. Это интенсивный позитивный опыт, и мозг десятилетиями бережно хранит воспоминания о нем, даже если нам кажется, что мы все давно забыли. Воспоминания всплывают, когда мы устаем от своей основной работы или по каким-то причинам теряем к ней интерес. Именно в такие моменты люди жалуются, что зря потратили годы на учебу и карьеру не в той сфере. Показательно, что такое "истинное призвание" обычно обнаруживается в занятиях, освоенных в детстве. Мы часто слышим о людях, которые уже в зрелом возрасте неожиданно нашли себя в актерстве, дизайне, живописи или пении. Но не бывает такого, чтобы человек, годами выполнявший что-то другое, вдруг нашел себя в ядерной физике или промышленной архитектуре, поскольку дети такими вещами не занимаются. Возвращение к детскому или юношескому увлечению приятно, но не гарантирует успешности и не дает никаких преимуществ перед теми, кто делает то же дело на профессиональном уровне, хоть и не считает его призванием.

Поставить себе цель

Большинство тренеров личностного роста продают своим клиентам чрезвычайно привлекательную идею о том, что добиться можно чего угодно. Нужно поставить цель, неуклонно идти к ней, не жалея усилий, тогда в финале непременно будет успех. По словам психолога Елены Рыхальской, для множества людей принцип "Никогда не сдавайся" скорее опасен, чем полезен. Следуя ему, мы рискуем попусту потратить колоссальные жизненные ресурсы, получив взамен ощущение опустошенности и разочарование. "Лет десять назад среди моих пациентов было очень много пострадавших от популярных тогда лидерских тренингов, — говорит Рыхальская. — Людей убеждали в том, что они могут поставить цель и стать лидерами вне зависимости от исходных данных. Разумеется, это получалось далеко не у всех. Потенциальных лидеров в любом обществе по определению меньше, чем тех, кому свойственно за кем-то следовать. В итоге те, у кого не складывалось с лидерством, чувствовали себя глубоко несчастными. Даже если в их жизни было много хорошего, это обесценивалось, потому что они не достигли поставленной цели".

В обществе существует устойчивое представление, что человек, у которого есть цель в жизни, более полезен, чем тот, у кого ее нет. По мнению Рыхальской, это стереотип. Некоторые люди по своему психотипу направлены на жизненную импровизацию. Целеполагание их просто убьет. К тому же многие из нас, боясь оказаться бесполезными, принимают ложные цели, навязанные другими людьми. Даже если такая цель будет достигнута, она не даст человеку ощущения самореализации. Чтобы не попасть в такую ловушку, важно избавиться от страха: принять тот факт, что не иметь конкретной цели на данный момент — это нормально.

Мы часто слышим о людях, которые уже в зрелом возрасте неожиданно нашли себя в актерстве, дизайне, живописи или пении. Но не бывает такого, чтобы человек, годами выполнявший что-то другое, вдруг нашел себя в ядерной физике

"Никакого универсально правильного подхода к выбору направления деятельности не существует, — резюмирует Елена Рыхальская — Каждому человеку нужно найти какой-то свой, уникальный баланс рационального и эмоционального, зависящий от типа личности. Я много лет работаю с художниками, политиками и музыкантами, у них, как правило, уровень экзистенциальности — порядка 30 баллов при норме 18. Все закономерно: в эти сферы деятельности приходят и достигают чего-то эмоционально утрированные люди. Даже будучи успешными, психологически они очень уязвимы. В других отраслях, наоборот, работают люди рационального склада, нуждающиеся в стабильности и построении четкого плана действий. Принципы выбора работы, актуальные для первых, совершенно неприемлемы для вторых, и наоборот".

Есть только два практических совета, которые подойдут каждому человеку, задумывающемуся о смене нелюбимой или просто надоевшей работы. Первый: не принимать таких решений в состоянии усталости. Прежде чем решаться на какие-то кардинальные перемены, стоит как минимум взять отпуск. Ощущение тщетности усилий и потери интереса к делу порой бывает следствием банального недосыпания и эмоцио­нальной истощенности. Второй совет: не обесценивать своих достижений на предыдущей работе. "Стоит дважды подумать, прежде чем бросать то, что получается, — подчеркивает Рыхальская. — Если в нынешней сфере деятельности вы добились очевидных положительных результатов, значит, уже нельзя сказать, что вы занимаетесь этим зря".

Loading...