"В Авдеевке было очень страшно". Зачем иностранные волонтеры едут в Украину

2019-07-07 10:07:37

730 0
"В Авдеевке было очень страшно". Зачем иностранные волонтеры едут в Украину

Фото: Лиля Длябога, Александр Чекменёв

Что объединяет путешественника из Колумбии, румынскую студентку, эколога из Лондона и дочь украинских эмигрантов, живущую в Нью-Йорке? Все они приехали в Украину в качестве волонтёров. Но чем привлекает их эта деятельность и почему выбор пал именно на нашу страну?

До 2013 года волонтёрство в Украине было скорее редким явлением, с Революцией достоинства и российской агрессией всё изменилось. Страна присоединилась к мировому волонтёрскому движению, которое за последние десятилетия приобрело такой масштаб, что его называют социальным феноменом нашего времени. Феномен действительно яркий: по подсчётам организации волонтёров ООН, работа добровольцев всего мира эквивалентна тому, что делают 109 млн человек, нанятых на полный рабочий день.

Несмотря на создание собственного волонтёрского движения, в Украину приезжают сотни волонтёров из разных стран. К примеру, участники летней программы GoCamp учат детей иностранным языкам. Каждое лето в течение трёх недель они занимаются со школьниками в разных городах, живут в семьях местных жителей, открывая для себя нашу страну. Фокус расспросил волонтёров GoCamp, почему они выбрали это занятие и чем их привлекла Украина.

Большое сердце. Лиля Длябога, США, 60 лет

Хоть я и родилась в Нью-Йорке, я — украинка, у меня старинная казацкая фамилия. Моя мама родом с Тернопольщины, а папа — из Лемковщины. Они познакомились уже после войны, встретились в Манчестере. У меня есть брат и сестра, дома мы говорим по-украински. Моя семья укоренена в украинской культуре: мой папа — дирижёр, я пела народные и церковные песни в украинском хоре, по субботам мы изучали украиноведение. В Нью-Йорке сильная украинская громада, в последнее время она очень пополнилась. Мой муж тоже украинец, киевлянин, он музыкант.

Всю жизнь я работала в медиа, хорошо зарабатывала, но абсолютно выгорела и разочаровалась, поэтому бросила карьеру, чтобы писать стихи. Сейчас пробую развивать свою творческую сторону, жить по сердцу.

У меня возникла потребность помогать людям, облегчать их печаль и просто любить их. Когда Колумбийский университет разослал объявления о том, что GoGlobal ищет волонтёров, я немедленно согласилась.

В английском языке есть понятие "ментор" — это человек, который не просто учит, но открывает сознание, чтобы ребёнок чувствовал себя свободным и мог выразить свои мысли. Очень важно изменить старую советскую систему образования и открыть детям мир. 

Я провожу с детьми занятия, которые раскрывают их чувства, мы говорим о том, что это значит — быть гражданином своей страны, каковы его обязанности и роль в обществе. Мы обсуждаем качества хорошего и плохого друга. Дети это очень хорошо понимают. Я даю им задание описать свои позитивные и негативные качества, нарисовать себя в обеих ипостасях. Мне очень приятно, насколько дети в этом честны: не прячут своих недостатков и, бывает, говорят о себе страшные вещи, например, я жадная, или вру, или побила кого-то. Чудесно, когда ребёнок может говорить об этом, не стыдясь и не скрывая такие вещи.

Уже пятый год я приезжаю волонтёрить в Украину, всё это время меня интересует восток страны. По собственной инициативе езжу в школы, которые находятся как можно ближе к фронту. В этом году еду в Камышеваху и Троицкое, пять лет назад побывала в Мариуполе, тогда город был пустой и разбомблённый. Я была поражена тем, как оставшиеся в Мариуполе люди работали над его восстановлением, как они любят Украину. В Покровске есть большой госпиталь, я ходила туда к военным. Бедные! Ничего не слышат, не реагируют на жизнь, потеряны.

На следующий год я две недели провела в Авдеевке, там было страшно. Туда я поехала со скорой помощью от военного госпиталя и даже не знала, где буду ночевать, но меня взяли к себе миссионеры. Мы развозили лекарства, еду, одежду. Я занималась и играла с детьми. В то время были серьёзные бомбёжки. В День Конституции стали сильно бомбить, повалил дым, люди запаниковали. Наша машина застряла, мы не могли вытянуть её из песка. Когда выбрались, сидели в квартире, прислушивались к перестрелке. Выучили правило: если слышишь звук взрыва и дом дрожит — значит, несётся в нашу сторону. А если при звуке выстрела дом не дрожит, то это мы отвечаем.

В Авдеевке была девочка, которая видела, как в её маму угодил снаряд, оторвав ей голову. И эта девочка восьми-девяти лет стала рисовать. Она рисовала большое сердце, внутри которого происходили всякие вещи. Я не знаю, как это объяснить. Может, от таких событий сердце человека становится больше или его теряют совсем.

В Авдеевке есть много сепаратистов, которые работают в ДНР. Я с ними разговаривала. Всегда пробую быть открытой, общаться по-человечески, а они говорят сквозь зубы, относятся ко всем с большим подозрением. Говорят, что в Киеве обосновались оккупанты, хотят ссориться из-за языка. Я же сразу извиняюсь, что не знаю русского, и это многим нравится, мои извинения делают их более открытыми.

В моей спальне была муха, она мне докучала больше, чем звуки бомбёжки. Я хотела слушать взрывы, записывала буквами, как они звучали, хотела запомнить звук бомбы как слово. Бомбили всю ночь, но я не боялась. Наверное, потому, что меня окружали хорошие люди. Во время обстрелов я была неимоверно уравновешенной. Мне кажется, организм нам помогает, когда случается что-то очень страшное. Зато я сильно раздражаюсь из-за мелочей вроде сломанного ногтя.

Мне очень помогают медитации, и детей я учу медитировать, они очень это любят. Наша обязанность — понимать каждую эмоцию, которая у нас возникает. Это нелегко. Жизнь нас учит, что нужно бороться, не обращая внимания на своё состояние. Родители обходят такие вопросы стороной. Но мы должны понять, как эмоции влияют на наше тело, это делает нас умнее.

По-соседски. Александра Илие, Румыния, 21 год

Я студентка, мой факультет политологии во французском университете в Дижоне специализируется на Центральной и Восточной Европе. Помимо обязательной учебной программы мы выбираем факультативные курсы, один из них был посвящён революции и войне в Украине. Я выбрала его, потому что до этого очень мало знала о вашей стране и считала, что это стыдно: быть не в курсе того, что происходит у соседей. Этот курс, к моему удивлению, стал одним из любимых, мне было очень интересно погрузиться в историю Украины. Поэтому я решила приехать сюда в качестве волонтёра.

Я делала две научные презентации: о роли титушек в Революции достоинства, а также написала работу о Юлии Тимошенко. В рамках курса мы читали книгу Софи Ламброскини "Украинцы", одна из глав которой посвящена Тимошенко. Считаю, что Юлия — не просто политическая фигура, а символ той роли, которую играют женщины в украинской политике.

В Румынии в политике много женщин, включая премьер-министра. В нашей стране наименьший гендерный разрыв в масштабах Евросоюза. Однако женщины у нас не обладают реальным влиянием ни в политике, ни в других сферах жизни. В общем-то, и премьер-министр — слабая фигура, ведь она входит в коррумпированную партию, против которой протестуют люди. То, что женщина в высших эшелонах власти не вдохновляет людей, — позор.

Я впервые в Украине, пока видела немного, хочу исследовать культуру и историю страны, в том числе через общение с детьми и семьёй, которая меня принимает.

Я уже работала с детьми, проходила стажировку в НГО "Политический центр ромских меньшинств" в Румынии. Работала в двух школах в районе Ферентари на окраине Бухареста. Это что-то вроде гетто, там живут очень бедные люди, на улицах много насилия, преступлений, наркотиков и проституции. Ромские дети были из крайне неблагополучных семей, однако отлично учились и невероятно хотели развиваться. У меня был ученик, который вообще не ходил в школу, он научился читать и писать летом, когда у него появлялось свободное время. Для меня это был очень вдохновляющий опыт.

В Западной Европе мало знают об Украине, в мышлении людей полно стереотипов относительно Восточной Европы в целом. Считается, что это регион, где много пьют и слишком ярко одеваются. Но у меня в университете много коллег родом из Украины, поэтому я знала реальную ситуацию в вашей стране.

Для меня самое сложное — работать с разными людьми, находить с ними общий язык. С детьми нужно быть особенно осторожной: не фокусировать их только на ошибках, обучать в положительном ключе и обращать внимание на успехи. Но и награда волонтёру велика: однажды у тебя всё получается и ты уже точно знаешь, какими могут быть подходы к людям.

Не предать себя. Винсент Фрейн, Великобритания, 34 года

Два с половиной года я учу украинский язык, он мне очень нравится. Однажды я оказался во Львове. Тогда в этом городе я ещё никого не знал, поэтому сидел в отельном баре, там познакомился с людьми, с которыми дружу до сих пор. У моей украинской приятельницы Юлии есть сын, она пригласила меня покрестить ребёнка, так что я теперь кум.

Я желаю вашей стране двигаться в сторону Запада и сформировать идентичность, независимую от русского влияния. Я ирландец и очень хорошо понимаю ваше колониальное прошлое. Мы ведь в 1916 году восстали против Британской империи и провозгласили независимость Ирландии. Англичанам это, конечно, не понравилось, но мы не сдавались.

В украинской истории я вижу множество таких же вещей, которые происходили с Ирландией. В колониальной Ирландии людям, которые говорили на нашем родном языке, не давали получать образование, ирландцы не могли владеть землёй, и, конечно, британцы поставили католицизм вне закона. Сейчас только 5% ирландцев говорят по-ирландски.

Я занимаюсь волонтёрством, так как считаю, что единственный путь Украины в международное сообщество — научить детей говорить по-английски. Здесь мне многие говорили, что знают украинский и русский и этого достаточно. Как по мне, это закрывает ваше общество от мира.

Меня восхищает, как ваши дети восторгаются самыми простыми вещами. Я много бывал в Украине, каждый раз привожу сувениры, футболки, которым дети невероятно рады. Они спрашивают: "Неужели эта футболка из Лондона?" Они такие невинные, счастливые, ещё не циничные, и это прекрасно.

В украинских городках у людей сть сады, огороды и грядки. Сами выращивают овощи и фрукты, таким образом себя обеспечивают. Это потрясающе! У нас такого не увидишь: всё, что люди знают о еде, — это то, что она есть в супермаркетах. Если однажды с магазинами что-то случится, еды у нас не будет. Ещё я заметил, что в Украине разнообразная природа, больше видов птиц и насекомых. Если вы будете хранить и защищать то, что имеете, позволять вашим детям иметь детство, Украина будет процветать.

Профессия — волонтёр. Рашад абу Салаб Абультаиф, Колумбия, 27 лет

Моя мама — бразильянка, отец — ливанец, поэтому я знаком с разными культурами. По настоянию семьи изучал администрирование бизнеса, но не работал по специальности. Мне были интересны другие вещи, так начал волонтёрить. Это делает меня счастливым.

Я уже посетил более 20 стран. Каждая из них оставляет след в памяти. Первая страна, куда я поехал волонтёром, — Марокко. Также запомнилась Румыния, тамошний опыт изменил мою жизнь. По натуре я стеснительный, не умею делиться переживаниями с другими людьми, а в Румынии прошёл специальный тренинг, где дали задание: каждый день общаться с новым, незнакомым человеком. Это очень помогло, теперь я люблю общаться, много говорю.

В Турции довелось работать с беженцами из Афганистана. Я говорю на трёх языках — испанском, арабском и английском, но беженцы не знали ни одного из них, мне было трудно их понять. Мы общались жестами и перемигиваниями, для меня это был хороший опыт.

Я занимаюсь языковым волонтёрством, но это неформальное образование. Я не классический учитель, который грозит ученикам пальцем, требуя тишины, просто помогаю детям улучшить их владение английским, развлекаться, в целом чувствовать себя свободными и счастливыми.

Дети схватывают новый язык гораздо легче, чем взрослые. Я сам тому пример. Отец начал учить меня арабскому, когда я был совсем маленьким, и теперь мне легко разговаривать, хотя арабский — сложный язык. Однажды я жил в семье, где никто не знал английского. Мы стали заниматься с детьми, они быстро научились, и смогли переводить мою речь старшим членам семьи.

Уже три года я работаю только волонтёром. Некоторые думают, что это пустая трата времени. Отец уговаривал меня работать традиционно, он считает, что волонтёрство не даст мне ничего, но я думаю иначе. Я встречаюсь с разными людьми, делаю хорошие вещи для мира и общества. При этом зарабатываю, трудясь в разных НГО, могу отложить на путешествия. Но я не турист, я еду в новую страну, чтобы заниматься полезным делом.

Меня отговаривали от поездки в Украину. Приятель из Франции говорил, что идёт война и это небезопасно. Но я увидел, как здесь красиво, какие хорошие люди, и теперь каждый день шлю фотографии своему приятелю, разубеждая его. У каждой страны свои проблемы, ни один народ не скажет, что живёт идеально. Я знаю, что много людей из Украины выезжают за границу на работу. Но, по-моему, здесь гораздо лучше, чем во многих других странах.

Loading...