Трясця твоїй матері. Что думают украинские ученые-филологи о "дематюкации", чистоте языка и иностранных ругательствах

2019-07-15 20:00:00

458 0

В парламенте зарегистрировали проект закона о запрете использования обсценной лексики в публичном пространстве. Фокус выяснял, что такой закон может изменить в жизни украинцев

2 июля на сайте Верховной Рады опубликовали законопроект №10414 "О противодействии сквернословию (о "дематюкации" языка)". Его автором выступила народный депутат Ольга Богомолец, которая не имеет филологического образования, а в парламенте возглавляет Комитет по вопросам охраны здоровья. "Украинцам исторически была чужда примитивная грязная ругань. Она пришла в наш язык как заимствование из русской культуры. Ругань, которую на протяжении столетий насаждали российские колонизаторы, сегодня "насаждают" в общественном пространстве и медиа", — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

При этом сама Богомолец подчёркивает, что речь в законе идёт исключительно о публичных лицах и СМИ, а не о рядовых украинцах. "Это (принятие закона. — Фокус) позволит хотя бы в публичном пространстве обеспечить чистоту языка. У политиков должны быть не только чистые руки, но и чистые рты", — прокомментировала народная избранница свою инициативу.

В документе предлагается дать определение сквернословию и сформировать алфавитный порядок слов и выражений, которые нельзя употреблять в публичном пространстве. Составлением такого списка, если закон всё-таки примут, должно заняться правительство. Кабмин также обяжут придумать систему мониторинга, позволяющую выявлять сквернословящих политиков и госслужащих всех рангов. На внедрение такого процесса "дематюкации" отводят шесть месяцев.

Законопроект также предусматривает внедрение санкций за использование крепкого словца. Физических лиц планируют штрафовать на сумму 1,3–1,7 тыс. грн или наказывать общественными работами сроком от 40 до 60 часов. Штраф для медиа составит 10% от лицензионного сбора или выплаты по аудиотрансляции. Собранные средства хотят передавать Украинскому культурному фонду.

"Невинные украинцы"

Законодательная инициатива Богомолец уже стала предметом споров в научных кругах. Профессор Павел Гриценко, директор Института украинского языка, уверен, что "если человек владеет запасом литературного языка, то он может полностью обходиться без сквернословия". Вместо обсценной лексики учёный предлагает пользоваться другими способами коммуникации и передавать свои негативные эмоции собеседнику с помощью "мимики, жестов и взглядов".

При этом директор института считает несущественным, откуда именно в украинскую лексику пришли матерные слова — из России или какой-то другой страны. "А до этого мы были целомудренными и сидели на груше? — иронизирует он. — Не в том дело, откуда появились слова, сама модель сквернословия у нас уже существовала. Просто выражения были не такими грубыми, и сегодня они уже не воспринимаются как обсценная лексика".

В то же время профессор уверен, что не стоит останавливаться лишь на публичном пространстве. От нецензурной лексики необходимо полностью избавиться и в художественных произведениях, в том числе в литературе. "У меня есть знакомые писатели, которые и в повседневной жизни, и в художественном тексте никак не могут обойтись без обсценной лексики. Ну и что — разве это придаёт им силы и красоты? Разве за это дадут Нобелевскую премию?" — задаётся вопросом Гриценко. При этом он подчёркивает, что говорит не о запрете мата, а о выставлении определённых рамок и пропаганды "чистого языка".

Профессор Иван Ющук, заведующий кафедрой славянской филологии и общего языковедения Киевского международного университета, считает, что такая законодательная инициатива имеет право на жизнь. "Я документ ещё не читал, но думаю, что там речь идёт именно о матюках", — говорит языковед. Он согласен с тем, что за их использование в публичном пространстве надо штрафовать, хотя в целом это и не изменит ситуацию со сквернословием. При этом профессор уверен, что следует различать грубые матерные слова и традиционную украинскую ругань. Например, такие выражения, как "Щоб тебе ясний грім побив" и "Трясця твоїй матері" как раз и стоит использовать для выражения негативных эмоций в бытовых ситуациях, уверен он. 

Однако Галина Наенко, доктор филологических наук, доцент кафедры украинского языка и прикладной лингвистики Института филологии, считает, что происхождение используемых сейчас нецензурных слов не может быть аргументом в пользу их запрета. По её словам, это исключительно языковедческий вопрос, который необходимо глубоко изучать, прежде чем делать заявления о принадлежности слов к тому или иному языку. В то же время лингвист уверена, что в законодательном запрете нецензурных выражений в публичном пространстве есть рациональное зерно. "Необходимо учитывать дискурс, — говорит эксперт. — Думаю, что в государственном строительстве обсценная лексика недопустима".

Юрий Шевчук, преподаватель украинского языка в Колумбийском университете, уверен, что "каждый язык должен быть полным, комплектным", поэтому он так или иначе будет включать в себя и сквернословие. "Касательно украинского языка до сих пор господствует такое романтично-поэтическое отношение. Считается, что украинцы целомудренные и нам обсценная лексика несвойственна, что это какое-то проклятие, которое мы позаимствовали у россиян. Это всё неправда", — утверждает учёный. По его словам, нецензурные выражения относятся к одному из самых древних слоёв общей славянской лексики.

При этом Шевчук отмечает, что в условиях публичного общения, в том числе в парламенте, коммуникация обычно регулируется не законом, а неписаными правилами или, например, регламентом. В США, к примеру, в правительственных кругах к собеседнику надо обращаться уважительно, в ином случае нарушившего этикет общения могут ожидать санкции.

Язык без табу

Немало современных украинских литераторов свободно используют в своём творчестве нецензурные выражения. Сергей Жадан, Ирена Карпа, Оксана Забужко не стесняются работать и с матерными словами в своих текстах, притом их произведения давно получили международное признание, широко публикуются как у нас, так и за рубежом. А творчество автора сатирических пьес Леся Подервянского почти полностью построено на сквернословии. Эпатажный писатель от комментариев по поводу "дематюкации" языка отказывается, но на своей странице в Facebook он написал: "Я категорически против проекта закона, который предложила Ольга Богомолец. Х…й вам, а не закон!" 

Ведущий украинский эксперт по нецензурной лексике, доктор филологических наук, профессор Леся Ставицкая в своей книге "Українська мова без табу" писала о том, что одна из причин "взрыва обсценности в современной литературе — эстетика отвращения как постмодерная реакция на банализацию и скуку жизни, освежить которую может лишь отталкивающее и монструозное". Говоря о нецензурных выражениях, филолог ссылается на Николая Лукаша, выдающегося украинского лексикографа, который считал, что замалчивание или ретуширование так называемой низкой народной культуры — ханжество. У того же Лукаша были карточки с запрещённой лексикой, собранной со всех регионов Украины, которую лингвист называл "моя матюкология".

Не оценили. Главное научно-экспертное управление ВРУ после рассмотрения вернуло законопроект Ольге Богомолец на доработку

Ставицкая отмечала, что её раздражает и возмущает масштаб использования в наши дни сквернословия. При этом профессор уточняла, что пропаганду ожесточённой борьбы против таких словоформ иначе как "невротическим пуризмом" называть нельзя. "Люди борются за чистоту языка, так боятся её потерять, словно она их собственность, раз и навсегда подаренное сокровище, — писала она в книге. — Язык развивается по своим законам, и если бы инвектива (оскорбительная речь в адрес оппонента. — Фокус) вредила говорящему, она бы уже давно исчезла".

Рассуждая о традиционной украинской брани, Леся Ставицкая отмечала, что во всём мире самой сильной считается сексуальная тематика, а украинцам больше свойственна так называемая shit-лексика, или "туалетная ругань". Этого же мнения придерживается и украинский языковед Александр Авраменко. По его словам, украинцы чаще использовали сквернословие, связанное с копроректальной зоной (то есть такие выражения, как "срака" или "гівно"), а также слова "дідько" и "чорт".

"Наша украинская брань носит прежде всего некий медицинский характер проявления", — в свою очередь говорит языковед Людмила Кравченко. Так, упоминавшаяся выше "трясця" — это лихорадка, в выражении "шляк би тебе трафив" речь идёт о радикулите, а в "хай тобі грець" — о параличе.

Отцензурировать язык

Помимо прочего, законопроект Ольги Богомолец предусматривает создание списка запрещённых слов. Нардеп Ольга Червакова, первый заместитель главы парламентского Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики, рассказала Фокусу, что в реальности сформировать его очень проблематично. "Мат — социокультурный, а не лингвистический феномен. Одни слова становятся непристойными с течением времени, другие перестают быть таковыми", — считает депутат. В качестве примера Червакова приводит глагол "підрахуй", который до Оранжевой революции не имел негативного окраса, а сейчас слово используется как существительное и считается ругательным.

Нардеп уверена, что создание "матюкального реестра" можно считать попыткой установления цензуры и нарушением свободы слова. "Выражение "матюк перетворює тебе на москаля" — это такая же политизация филологии, как и призывы "матюкайтеся українською", — говорит Червакова. — Нас объединяет с россиянами не мат, а посттоталитарная жажда борьбы с ним. В обоих наших обществах на войну за "духовную скрепу" встают с лютой ненавистью и готовностью уничтожить всё живое вокруг, будто слово из трёх букв — самое большое социальное зло в стране".

Сравнение с Россией в разговоре о "дематюкации" неслучайно. В соседней стране аналогичный закон принят в 2014 году, и он там вызвал не меньше споров. Правда, если Богомолец решила остановиться на публичной сфере, то её российские коллеги пошли дальше и ограничили использование мата во всех видах культурной деятельности, в том числе в музыкальной сфере, кинематографе и книгоиздании. Режиссёры, писатели и музыканты жёстко раскритиковали изменения в законодательстве.

Впрочем, в Украине и до инициативы Богомолец существовали нормы использования обсценной лексики. "За сквернословие в Украине для любого человека уже предусмотрена административная и гражданско-правовая ответственность в зависимости от случаев его использования", — подтверждает Ольга Червакова. Статья 173 Кодекса об административных правонарушениях квалифицирует использование мата в публичных местах как мелкое хулиганство. Эта статья распространяется как на публичных лиц, так и на рядовых граждан. Кроме того, высказывания чиновников регулируются статьёй 8 Закона "О государственной службе" и приказом Нацагентства по вопросам госслужбы "Об утверждении Общих правил этического поведения государственных служащих и должностных лиц местного самоуправления". За нарушение правил предусмотрена дисциплинарная или административная ответственность. В то же время Червакова подчёркивает, что ей неизвестно ни об одном случае наказания чиновника или депутата за использование обсценной лексики. "Это означает, что плох не закон, а правоохранительные органы, которые не выполняют свою работу, и тут "дематюкация" не поможет", — уверена Червакова.   

Владимир Пищида, адвокат и юрист судебного блока компании Investment Service Ukraine, убеждён, что украинские суды по 173-й статье выносят множество постановлений в отношении людей, использующих ненормативную лексику в общественных местах. "Это одно из самых распространённых правонарушений, и за него действительно наказывают. Другое дело, что штрафы, конечно, за это смешные, — подчёркивает юрист. При этом Пищида сомневается, что закон о "дематюкации" примут. "Даже если предположить, что он пройдёт через парламент, вряд ли Кабинет министров будет заниматься утверждением списка бранных слов. Я не могу даже в теории увидеть, как это будет работать, не думаю, что у этого документа есть будущее", — комментирует эксперт.

Сложно представить, что люди перестанут ругаться, как бы им не запрещали, ведь давно существуют соответствующие правила и регламенты. Поэтому попытка провести через Верховную Раду очередной закон за чистоту языка выглядит не чем иным, как политической спекуляцией, которая на практике ничего не поменяет.

Очевидно, это понимают и в Главном научно-экспертном управлении Верховной Рады, где 9 июля после рассмотрения документа посчитали целесообразным отклонить законопроект. По мнению членов управления, использование обсценной лексики должно в основном регулироваться моральными нормами, а не законами.

Loading...