Вся жизнь на виду. Почему не стоит публиковать в Сети фото своих детей и рассказы о них

2019-10-01 14:30:00

1406 0
Вся жизнь на виду. Почему не стоит публиковать в Сети фото своих детей и рассказы о них

Фото: Getty Images

Ежедневно из социальных сетей на меня льются три примерно одинаковых по объёму информационных потока. Первый — мнения друзей о последних новостях и разных социальных трендах. Второй — отчёты о том, где, когда и зачем они в последнее время побывали. Третий — подробнейшее жизнеописание их детей с картинками, диалогами и родительскими переживаниями. Стремление продемонстрировать своё чадо всему миру — не исключительная особенность моих знакомых мамочек, а массовый глобальный тренд. Причём "светить" детей в социальных сетях родители начинают задолго до того, как у них самих появляется возможность составить какое-то мнение по этому поводу.

Сотрудники международной компании AVG, предоставляющей услуги в сфере информационной безо­пасности, изучили 2 тыс. профилей молодых мам из десяти стран. Для исследования выбирали только тех, чьим детям ещё не исполнилось двух лет. Результаты мониторинга показали, что 81% мам публикует в сети фото своих малышей, 23% выкладывают снимки плода ещё до рождения и 5% заводят для младенцев отдельные профили. При этом мало кто из родителей задумывается о том, что спустя некоторое время их подросшие дети могут высказывать претензии по этому поводу.

Неизгладимый след

Очень скоро подрастёт и заявит о своих правах новое поколение, жизнь которого с самого начала задокументирована в открытых источниках. В ХХ столетии подобные испытания были уделом детей монархов и звёзд шоу-бизнеса. Они оказывались в центре внимания медиа, едва появившись на свет, но тогда речь шла о печатных публикациях, телевизионных и радиосюжетах, которые быстро исчезали из информационного пространства. Онлайн-публикация — другое дело. То, что нашло отражение в виртуальном пространстве, становится почти неизгладимым следом нашего существования и, даже будучи забытым, может неожиданно "всплыть" несколько десятилетий спустя.

Недавно моя образованная и амбициозная 24-летняя знакомая упустила работу своей мечты из-за того, что потенциального работодателя насторожил пост в "Живом Журнале", сделанный её матерью 10 лет назад. Мать писала о том, что у дочери (тогда ещё подростка) очень слабый иммунитет, мол, девочка подхватывает каждый встречный вирус, слишком часто пропускает школу и с этим нужно что-то делать. И вот, повзрослев, героиня поста претендует на ответственную должность в международной компании. У неё свободный английский, диплом престижного западного вуза и безупречное резюме. Она проходит первый тур отбора, её включают в шорт-лист претендентов, приглашённых на второе собеседование. Тогда-то старая мамина публикация и попадает на глаза кадровикам нанимателя. Девушке приходится отвечать на множество вопросов о состоянии здоровья, но развеять опасения работодателя ей не удаётся. Работу, предполагающую множество командировок в разных часовых поясах и напряжённый график, в итоге предложили другому кандидату. Крепче ли он здоровьем — сказать трудно, но во всяком случае в Сети свидетельств его болезненности не нашлось.

Любопытно, что в США главной угрозой приватности молодого поколения сегодня считаются даже не мамы, а бабушки. Американская ассоциация пенсионеров (AARP — American Association of Retired Persons) даже проводит разъяснительные занятия для пожилых людей о возможных последствиях публикации фотографий и личных данных их любимых внуков. Такие уроки, как правило, проводят профессиональные психологи, работающие с жертвами сексуального насилия, и волонтёры из общественных центров поддержки жертв разных форм виртуального преследования. В их практике хватает примеров ситуаций, когда преследование началось с размещения в Сети на первый взгляд вполне невинного изображения будущей жертвы.

Скрытые угрозы

Недавно компании YouTube пришлось пересматривать политику допустимости размещения видео­контента из-за скандала, разгоревшегося вокруг любительских роликов, содержавших изображения детей. Выяснилось, что взрослые мужчины и женщины, испытывавшие нездоровое сексуальное влечение к детям, оставляли метки на тех кадрах, которые считали возбуждающими. Для людей, не страдающих подобными отклонениями, эти фрагменты выглядели вполне безо­бидно. Речь могла идти, к примеру, о девочке в гимнастическом трико, которая садится на шпагат, выступая на спортивном соревновании, или о группе мальчиков в трикотажных комбинезонах, прыгающих на батуте во время детского праздника. Родители, размещавшие видео, наверняка даже не задумывались о том, какую реакцию подобные изображения могут вызывать у некоторых пользователей Сети.

"Обычно я советую детям и взрослым перед отправлением любой визуальной или текстовой информации с помощью интернета представить её на огромном билборде перед своим домом, — говорит Анастасия Дьякова, координатор программ по защите детей от насилия. — Это называется "тест билборда", он помогает яснее представить себе последствия попадания личных данных в Сеть. Однако когда речь идёт о публикации изображений детей, такого тестирования зачастую оказывается недостаточно, поскольку родители, учителя и администраторы учебных заведений, размещающие подобный контент, просто не понимают, какую реакцию он может вызывать. Яркий пример — содержание социальной сети TikTok, позволяющей создавать любительские музыкальные видео. Это просто клондайк для мужчин и женщин, испытывающих сексуальный интерес к детям".

Не игрушки. Желание родителей похвастаться детьми вполне понятно, но стоит учитывать возможные последствия такой открытости

Дьякова подчёркивает, что особую опасность представляют изображения, по которым можно определить местонахождение детей. Это фото и видео, сделанные на площадке, где обычно играет ребёнок, возле дома, школы или детского сада, в который он ходит. Вообще любая очевидная привязка к учебному заведению — это возможность найти ребёнка офлайн. Если фото или видео вызовет чей-то нездоровый интерес, распространение такой информации приведёт к самым печальным последствиям. Неслучайно во многих странах существуют нормы, запрещающие школам и детским садам публиковать фотографии и видеоролики с участием детей без разрешения родителей. В Рекомендациях Комитета министров Совета Европы о соблюдении прав человека для интернет-пользователей CM/REC(2014)6 есть пункт о контроле распространения личных данных. Отчёт ЮНИСЕФ "Дети в интернете" (2017 год) содержит особое упоминание о том, что госучреждения и учебные заведения обрабатывают и хранят большие массивы личных данных и аудиовизуальной информации о детях, некорректное использование которой может привести к опасным последствиям. Потому важно гарантировать её безопасное хранение и избежать несанкционированного распространения.

В Украине к этому вопросу пока относятся недостаточно серьёзно. В мае — июле прошлого года общественная организация "Центр лучшего интернета" и Институт модернизации содержания образования изучили 288 сайтов общеобразовательных школ, 24 страницы учебных заведений в социальных сетях, опросили 292 представителей учебных заведений из 24 регионов Украины и 314 родителей учеников (в опросе участвовали не только биологические родители, но и другие лица, выполняющие родительские функции). Предмет исследования — защищённость и корректность использования личных данных и изображений. Результаты оказались неутешительными. На большинстве сайтов учебных заведений (98,61%) не нашлось ни единого упоминания о защите личной информации или об уважении к приватности учеников и учителей. При этом на всех сайтах в свободном доступе присутствовали разные комбинации личных данных. Фото с указанием класса нашлись на каждом седьмом ресурсе. Фото с фамилией и именем ученика — на каждом пятом. Фотографии детей, сделанные во время школьных мероприятий, содержали 93,06% сайтов. Опрос родителей показал, что в 58,92% учреждений образования не существует никаких правил относительно публикации и распространения в соцсетях фото и видео с участием детей.

Конфликт поколений

Особую опасность представляют изображения, по которым можно определить местонахождение детей. Любая очевидная привязка к учебному заведению — это возможность найти ребёнка офлайн

На сайте The New York Times недавно появились несколько видеоинтервью десятилетних детей, недовольных тем, как родители рассказывают о них в социальных сетях. По словам психолога Елены Рыхальской, такое недовольство типично, причём для разных возрастов. Персональный образ, который ребёнок или подросток пытается создать для окружающего мира, часто кардинально отличается от того, как его видят родители или другие близкие взрослые. Это расхождение нередко становится причиной насмешек и других проблем в отношениях со сверстниками или учителями. "Мама делает коллаж ко дню рождения сына и включает в него фото на горшке, считая, что это очень мило и трогательно, а сын в итоге чувствует себя обесцененным, — поясняет Рыхальская. — Я уже не говорю о ситуациях, когда ребёнок придумывает уважительную причину, чтобы пропустить занятия, а потом из родительского Facebook или Instagram преподаватели узнают, что на самом деле он был на развлекательном мероприятии".

Психолог Светлана Панина убеждена в том, что выставлять в Cети фотографии и другие изображения детей следует только с их разрешения, даже если речь идёт о родительском блоге с монетизируемым контентом, от которого зависит благосостояние семьи. Особенно важным это правило становится по достижении "возраста узнавания" ребёнка — с пяти лет. Идентифицировать взрослого человека по снимкам, сделанным, когда ему было меньше пяти, крайне сложно. Потому риск, что годы спустя более ранние фотографии всплывут в Сети и как-то омрачат его жизнь, невелик. Однако Панина советует согласовывать с детьми публикации их фотографий уже с трёх лет. "Психологическая безопасность — это возможность сказать нет. У ребёнка и у подростка должно быть ощущение, что он контролирует происходящее и никто ничего с ним не сделает против его воли, иначе возможны травмы, — подчёркивает психолог. — Кстати, вероятность того, что он согласится на публикацию, велика. Многие подростки не прочь попиариться в родительском блоге, особенно если он популярен, а маленьким детям часто нравится, что их узнают на фотографиях".

Когда согласия на публикацию фотографии нет, а выставить её нужно, например, потому что блог коммерческий, а по соглашению с рекламодателем картинка должна появиться в Сети до определённого часа, с ребёнком следует договариваться как с равным, можно пообещать ему какую-то компенсацию. Но нельзя игнорировать его желание или прибегнуть к прямому давлению. Подобные родительские поступки отзываются печальным эхом во взрослой жизни. "На протяжении почти всей истории человечества дети считались собственностью родителей, вопросом об их чувствах общество задалось сравнительно недавно, — рассказывает Светлана Панина. — Первым о них заговорил Руссо. Затем Януш Корчак писал о ребёнке как о личности. Тогда, в первой половине XX века, это был новый подход. Очевидно, для того чтобы социум стал воспринимать такой подход как нечто само собой разумеющееся, требуется больше времени. Однако ничто не мешает нам уже сегодня применять его в собственных семьях. И дети, и их родители от этого только выиграют".

Loading...