Знания напрокат. Почему высокооплачиваемые менеджеры идут в волонтеры

2019-10-05 14:02:09

496 148
Знания напрокат. Почему высокооплачиваемые менеджеры идут в волонтеры

Победив рак, Инесса Матюшенко (крайняя справа) запустила проект Cancel/R (Фото: Жаннет Правдюк, womo.ua, Tabletochki)

Почему высокооплачиваемые юристы, SMM–специалисты и менеджеры готовы тратить рабочее время на помощь общественным инициативам

Несколько лет назад у Инессы Матюшенко диагностировали рак. Жизнь 24-летней девушки перевернулась с ног на голову. То, что ещё вчера казалось стабильным и надёжным, растаяло в дымке неопределённости и страхов. Больше всего пугали даже не болезнь, а вопросы, которые оставались без ответов, отсутствие грамотной поддержки.

— Вокруг не оказалось людей, которые могли бы рассказать алгоритм необходимых действий: сначала надо сделать это, потом вот это, а затем ещё то. Сегодня Инесса спокойно, почти без эмоций говорит о пережитой болезни и вызовах, с которыми пришлось столкнуться. Мы встречаемся с ней в людном кафе в центре Киева, на коленях у девушки вертится непоседливый пушистый шпиц. Не отвлекаясь от разговора, она спускает собаку на пол и вспоминает о том, как полученный опыт заставил её запустить проект Cancel/R.

Вместе со своей подругой она стала оказывать информационную поддержку взрослым онкопациентам, со временем создала общественную организацию. Но в итоге Инесса (ветеринар по образованию) столкнулась с тем, что в новой сфере деятельности ей не хватает профессиональной подготовки.

— Оказалось, что я очень далека от проектного менеджмента и стратегического планирования, — признаётся она. — Сначала мы делали всё интуитивно, но когда выходишь на какой-то серьёзный уровень, понимаешь, что для успешной деятельности тебе нужны профильные знания.

Пойти на специализированные курсы у девушки не было возможности. Болезнь истощила все финансы, а с работы она уволилась — совмещать её с общественной жизнью в какой-то момент стало невозможно. В прошлом году Инесса случайно узнала об однодневном интенсиве по проектному менеджменту, который проводил Pro Bono Club Ukraine, занимающийся развитием в Украине интеллектуального волонтёрства. После этого основательница Cancel/R стала постоянной участницей их тренингов и даже получила бесплатные индивидуальные консультации экспертов.

Speed dating для общественников

Идея pro bono (с латинского pro bono publico означает "ради общественного блага") зародилась в США в конце XIX века в юридической среде. В какой-то момент профессиональные юристы стали проявлять социальную ответственность и бесплатно консультировать тех, кто нуждался в их услугах, но не мог оплатить. Впоследствии движение pro bono перекочевало в другие сферы. Стали появляться организации-посредники, принимающие запрос от некоммерческих организаций и находящие под него экспертов из бизнес-сферы, готовых безвозмездно делиться знаниями. Осенью 2018 года Украина стала одной из 34 стран, где действует такой клуб.  

 

— Существует много моделей того, как может реализовываться принцип pro bono. За границей есть интересный формат, когда компания "одалживает" своего сотрудника какой-нибудь общественной организации. К примеру, PR-директор или финансовый аналитик несколько часов в день посвящает работе там. Но для этого у компании должен быть очень высокий уровень социальной ответственности, — рассказывает 24-летняя Александра Чучко, руководитель Pro Bono Club Ukraine. Но в Украине такой вариант сотрудничества пока сложно представить. Потому организация-посредник выбрала другие модели.

Во-первых, она организовывает проектное сотрудничество. В его рамках бизнес-эксперт в свободное время встречается с общественниками и помогает им с решением определённой задачи — например, совместно разрабатывают стратегию организации. Вторым направлением стало проведение семинаров и тренингов, что позволяет охватить большую аудиторию и увеличить количество получателей помощи. Иногда консультации проходят в формате speed dating: эксперт уделяет одной организации 20–30 мин., а потом переходит к следующей.

— Нам говорили, что это слишком быстро и ничего толкового из этого не выйдет, но на самом деле это работает, — убеждает Чучко.

После запуска проекта выяснилось, что многие украинские общественные организации не совсем понимают идею интеллектуального волонтёрства и не всегда открыты для такого сотрудничества. Затянувшийся период хаотичного выделения грантов, показательная благотворительность бизнес-структур привели к тому, что помощь для третьего сектора стала восприниматься исключительно в денежно-материальном эквиваленте. Во многих организациях считают, что стоит им получить достаточное финансирование, и они сразу смогут реализовать всё задуманное. На самом же деле большинство общественников не смогут добиться каких-то значительных успехов в своей деятельности даже при соответствующих денежных вливаниях — просто потому, что у них нет чёткого финансового плана и общего видения того, как должна развиваться организация.

Однако некоторые активисты на лету схватывают, как можно эффективно использовать предлагаемую помощь. Одним из таких удачных примеров стало сотрудничество агрофирмы Syngenta и Центра по уходу за молодёжью с инвалидностью в Черновцах. Стратегический менеджер компании участвовал в создании на базе центра социального предприятия по производству гранолы. Он не просто помог определиться с направлением, но и рассказал, как запустить весь процесс, теперь гранолу из Черновцов продают в нескольких регионах страны.

Всё сошлось. Юристы фирмы "Астерс" поддерживают фонд "Таблеточки", так как разделяют его ценности

От консультации до партнёрства

Наиболее открытыми для интеллектуального волонтёрства в Украине оказались большие компании. Это логично, ведь крупный бизнес не борется за выживание, у таких предприятий закрыты все базовые потребности, они могут себе позволить тратить время на помощь. Если главный офис международной компании за рубежом реализует интеллектуальное волонтёрство, велика вероятность, что и его филиал подключится к инициативе. Особенно охотно на такие предложения откликаются юридические компании, которым хорошо знаком принцип pro bono. В проектах также участвуют аудиторские фирмы и smm-эксперты. А вот с IT-компаниями настолько продуктивного сотрудничества наладить пока не удалось.

— Недавно мы не смогли удовлетворить запрос на разработку сайта краудфандинговой платформы, — приводит пример Александра Чучко. — Это работа на пару месяцев для нескольких специалистов, и серьёзным IT-компаниям не совсем понятно, почему они должны выделить настолько большой ресурс для одной организации. До такого уровня мы ещё не дошли.

Пока одни компании готовы лишь на однодневные консультации своих специалистов, другие участвуют в долгосрочных проектах. Юридическая фирма "Астерс" несколько лет на бесплатной основе оказывает профессиональную поддержку благотворительному фонду "Таблеточки". Это сотрудничество включает полный спектр услуг: от операционной деятельности до масштабных адвокатских проектов по защите прав пациентов.

— Наша фирма в основном ведёт дела, связанные с бизнесом. Это интересная и насыщенная работа, но она не так часто даёт почувствовать элемент "помощи людям", который является неотъемлемой частью юридической профессии. Pro bono-проекты восстанавливают эту связь, — считает Виктория Подворчанская, советник фирмы "Астерс".

Выбор фонда "Таблеточки" для такого долгосрочного сотрудничества не случаен: сошлись общие ценности. Помимо поддержки онкобольных детей организация ищет пути решения проблем на уровне законодательства.

— Мы как юристы можем быть полезными здесь своими знаниями и опытом. Вот, собственно, и всё — пазл сошёлся, — подчёркивает Подворчанская.

Где существует бесплатное предоставление услуг, появляются и риски, что это могут использовать в корыстных целях. Однако вероятность этого сведена к минимуму

Сейчас "Астерс" помогает в создании детского онкологического реестра и налоговых стимулов для благотворительной деятельности. В то же время Виктория Подворчанская уверена, что речь идёт и об определённой выгоде для фирмы. Её сотрудники таким образом расширяют свои профессиональные горизонты, выходят за пределы повседневной практики, что важно для их развития как специалистов.

Обычная волонтёрская деятельность позволяет человеку переключиться, проявить и реализовать себя в иной сфере. Например, менеджер рекламного агентства по выходным может ходить в детский дом или помогать кормить собак в приюте, это становится отдушиной для него. В pro bono – проектах такой возможности не существует. Несмотря на это именно интеллектуальное волонтёрство становится популярным трендом в бизнес-среде.

— Лично я не отношусь к этому как к хобби, для отдыха у меня есть другие увлечения, — комментирует Татьяна Юрченко, глава пиар-отдела коммуникационной группы Dentsu Aegis Network Ukraine, около года занимающейся бесплатной консультацией общественных организаций. — Интеллектуальное волонтёрство — это скорее твоя социальная ответственность. У меня есть некие знания, которые могут быть полезны кому-то ещё, кроме моего работодателя, и я с радостью их передам. Тем более что сейчас очень большой спрос на образование в любом проявлении.

Тщательный отбор

Где существует бесплатное предоставление услуг, там появляются риски, что недобросовестные организации будут использовать это в корыстных целях. Легко предположить сценарий, в котором якобы представители третьего сектора заказывают бесплатную разработку сайта специалистам, а потом продают его бизнес-структуре. Однако эксперты уверены, что вероятность таких схем сведена к минимуму.

— Очень важно, что компания или независимый эксперт могут самостоятельно выбрать ту общественную организацию, которой они хотят оказать услугу, — объясняет Татьяна Юрченко. Перед тем как начать сотрудничество с НГО, она тщательно проверяет её бэкграунд: наличие сайта у организации, проведённые ранее проекты. По большому счёту, всё зависит от эксперта. Если он хочет быть уверен в добросовестности организации, то должен потратить время на мониторинг информации. — Здесь такая же ситуация, как и при сотрудничестве двух фирм. Когда два бизнеса начинают работать вместе, всегда существует риск, что один из них окажется нечестным.

 

Если сотрудничество бизнеса и третьего сектора идёт через организацию-посредника, проверка информации ложится как раз на неё. В этом случае желающим получить профессиональную консультацию или непосредственную помощь специалиста приходится предоставлять максимум информации о себе.

Получатели помощи относятся к этому с пониманием, ведь отдают себе отчёт, что затраченное на них время специалистов дорого стоит.

Loading...