Копить будут все. Пять неудобных вопросов о накопительных пенсиях

2020-02-21 17:29:08

955 0

Новости компаний

Через несколько лет все работающие украинцы будут накапливать себе на пенсию. Что об этом нужно знать

 

Украинский рынок накопительных пенсий сегодня – это меньше миллиона вкладчиков и порядка 2 млрд грн пенсионных взносов. На пенсию откладывает около 2% населения. Почти за 20 лет существования в Украине негосударственных пенсионных фондов их вкладчики смогли накопить 3 млрд грн – меньше 1% от бюджета, который государство ежегодно тратит на содержание пенсионеров.

Согласно исследованию USAID (весна 2018 года), 78% украинцев в возрасте 18-29 лет не задумываются о том, как они будут жить на пенсии. Тогда же 54% граждан категорически отвергли идею об открытии счета в негосударственном пенсфонде.

Эти показатели вряд ли сильно изменились два года спустя. В чем причина недоверия украинцев к НПФ? Участники рынка называют три фактора: низкая финансовая грамотность, страх перед мошенничеством и всеобщее недоверие к долгосрочным сбережениям в Украине, особенно в гривне.

Уже через несколько лет у украинцев не останется выбора: предположительно с 2023 года (а может и раньше) в Украине появится второй уровень пенсионной системы – все работающие украинцы в обязательном порядке должны будут делать отчисления на пенсию.

Что украинцам нужно знать о том, как устроен рынок накопительных пенсий? Справедливы ли стереотипы об НПФ? Действительно ли они способны обеспечить украинцам безбедную старость?

LIGA.net отвечает на пять неудобных вопросов о “пенсиях за свои”.

Вопрос №1. Отдать в чужие руки деньги и заморозить их на 20 лет? В Украине? Шутите?

Украинцам, которым в этом году исполняется 50 лет, было 21, когда вместе с развалом Советского союза пропали и сбережения десятков миллионов людей по всей стране. 20-летним, которые видели кредитный кризис 2008 года и обвал гривни с 4,5 до 8 грн/$, уже 32. Тем, кто в 20 с небольшим наблюдал за падением экономики и трехкратной девальвацией после войны, начавшейся в 2014-м, сейчас около 25.

Ситуация с дырой в Пенсионном фонде (170 млрд грн в 2020 году) и демографией (в 90-х и 2010-х в Украине наблюдались спады рождаемости) говорит о том, что три поколения украинцев трудоспособного возраста вряд ли будут иметь нормальное обеспечение от государства, если солидарная пенсионная система останется единственным источником для выплаты пенсий.

В идеале они уже сейчас должны начинать копить себе на пенсию, как это делают жители большинства развитых стран. Но пока эта история – не про Украину. Согласно исследованию USAID (июнь 2019 года), только треть украинцев, распределяя доход, ориентируются на долгосрочную перспективу (как минимум, дольше года), 18% считают, что лучше потратить деньги здесь и сейчас. Объяснение такой статистики – в частых кризисах, которые регулярно обесценивают украинскую валюту, предполагают авторы исследования.

Означает ли это, что у негосударственных пенсионных фондов нет шансов сохранить деньги своих клиентов в длительной перспективе? Финансисты с этим не согласны. У них три контраргумента:

Инвестируют не только в гривню. По данным Нацкомфинуслуг, порядка 90% активов НПФ держат на банковских депозитах и в гособлгациях (ОВГЗ). Особенность в том, что это мультивалютные портфели. Фонды, как правило одновременно инвестируют в гривню, доллар и евро, говорит руководитель департамента по вопросам инвестиционной деятельности КУА ОТП Капитал Юрий Алексеенко.

“ОВГЗ в долларе помогли некоторым НПФ нивелировать девальвацию гривны в 2014-2016 годах, – рассказывает Алексеенко. – Если смотреть данные с 2009 года, на рынке можно найти крупные фонды с доходностью более 330%, тогда как девальвация гривны и инфляция продемонстрировали за этот период 202% и 197% соответственно”.

НПФ разбираются в финансах лучше обычного украинца. Обычному украинцу тяжело самостоятельно сформировать долгосрочные сбережения: угадать с активом (доллары под матрасом, гривневый депозит etc), который принесет быструю прибыль можно. Но, вероятно, украинцы, купившие доллары по 26 грн летом 2017 года сейчас, когда курс упал ниже 25 грн/$, не очень довольны своим решением.

Переживать кризисы с девальвацией или инфляцией лучше с поддержкой инвестиционных профессионалов, которые могут оперативнее реагировать на изменение ситуации, считает глава совета фонда Взаимопомощь от компании Лига Пенсия Ольга Бондаренко.

“НПФ отслеживают тенденции 24/7, их задача – быстро зайти в валютную позицию, вовремя разорвать договор с каким-либо проблемным банком или продать ценные бумаги, – отмечает Бонадренко. – В этом смысле фонды работают гораздо эффективнее, чем обычный человек, который будет держать свои средства только в депозите”.

По словам Бондаренко, за последние 10 лет средняя доходность украинских НПФ почти всегда превышала инфляцию. Исключение – супекризисные 2014-15 годы.

Защита от рисков не ограничена. Одной из главных причин провала в доходности НПФ в кризис 2014-15 были валютные ограничения НБУ, которые не позволяли фондам инвестировать достаточное количество активов в инструменты в валюте, говорит глава подразделения по управлению локальными активами Григорий Овчаренко. “Сейчас ограничений нет, возможностей на случай рисков новой девальвации у НПФ гораздо больше”, – поясняет он.

Вопрос №2. Почему украинцы должны доверять каким-то частным фондам? Где гарантии, что деньги не украдут?

Модель работы НПФ в Украине строго описана законом 2003 года (последние правки – в 2018-м). Согласно документу, инфраструктура пенснакоплений состоит из четырех частей:

Сам фонд. Принимает вклады, работает с клиентами, обеспечивает сохранность и приумножение сбережений, но при этом не занимается инвестициями.

Компания по управлению активами (КУА). Инвестирует общий массив денег, не видя конкретных счетов. Задача НПФ – выбрать правильную КУА или вовремя заменить неэффективного управляющего.

Администратор. Структура, которая открывает и ведет учет отдельных пенсионных счетов, подсчитывает доходности, обеспечивает бухгалтерию. Роль КУА и администратора может выполнять одна компания.

Банк-хранитель. Финучреждение, в котором хранятся активы – ценные бумаги и деньги НПФ (не путать с депозитами). Отвечает за них по закону, поэтому должен отслеживать операции, которые проводит КУА с деньгами фондов-клиентов и проверять их на соответствие инвестиционной декларации и законодательным ограничениям.

Банк – первый этап защиты пенсионных вкладов от потенциального мошенничества или непрофессионализма управляющих, отмечает Овчаренко из ICU. “Как правило, банком-хранителем всегда выступает крупное учреждение, часто с иностранным капиталом, – говорит он. – Такой банк не будет рисковать своей репутацией, разрешая КУА инвестировать деньги клиента в сомнительные активы.

Почему разделение функций важно? Это способ взаимоконтроля участников модели, говорит Бондаренко из Лига Пенсия.

“Можно вспомнить кейс НПФ Нацбанка, средства которого были инвестированы в мусорные ценные бумаги и, вероятно, разворованы – это показатель того, что важно не отходить от модели, – считает Бондаренко. – НПФ НБУ выполнял все функции самостоятельно и еще и регулировал сам себя. Таких ситуаций допускать в системе нельзя”.

Вопрос №3. Что мешает фонду просто обанкротиться вместе с деньгами вкладчиков?  

Согласно закону о негосударственных пенсиях, НПФ не могут обанкротиться – такая опция для них в принципе не предусмотрена. Но потерять деньги фонды действительно могут вследствие неправильной инвестстратегии или (реже) мошенничества.

Как защитить себя от этих рисков? Финансисты советуют следовать правилу, что вкладчик НПФ может в любой момент забрать свои деньги и перевести их в любой другой фонд. Для этого нужно периодически анализировать отчетность своего фонда, отмечает руководитель департамента по вопросам продаж и маркетинга ОТП Капитал Светлана Парандий. 

“Это публичная информация: на сайте любого крупного фонда можно найти текущую структуру портфеля, – рассказывает она. – Вам, как инвестору, нужно понимать, куда инвестированы средства: если в портфеле в основном инструменты с фиксированной доходностью и низким риском, например, депозиты надежных банков или ОВГЗ, вероятно, риски потерь минимальны”.

По правилам Нацкомфинуслуг, НПФ обязаны ежедневно раскрывать на сайте информацию об изменении показателя доходности (единицы пенсионных активов) и не реже раза в месяц информировать регулятора, куда были инвестированы средства под управлением фонда, добавляет Овчаренко из ICU.

Самый главный нюанс – если вы ушли из неэффективного фонда слишком поздно, компенсировать потери никто не будет. “Деньги переведут в объеме, зафиксированном на момент подачи заявления на перевод, то есть с потерями. Вся прибыль/убыток фонда распределяется между участниками”, – отмечает Парандий из ОТП Капитал.

Чтобы перевести деньги в другой фонд нужно сначала заключить с ним договор, на перевод средств по закону дается 5 рабочих дней, объясняет Бондаренко из Лига Пенсия.

Вопрос №4. Фонд берет огромную комиссию за услуги, которая убивает всю доходность. Это правда?

Комиссии НПФ – одна из проблем украинского рынка. Маленьким фондам (с активами до 20 млн грн) трудно конкурировать из-за высоких затрат: работа профессиональных инвестбанкиров стоит очень дорого, рассказывает Овчаренко из ICU.

Сложнось в том, что комиссия НПФ, по закону ограничена “потолком” – ему нужно так рассчитать свои расходы, чтобы они не превысили 7% от активов фонда в год. При этом 3-6% от этой суммы нужно отдать обслуживающим компаниям (КУА, Администратор, Хранитель, Аудитор), говорит Алексеенко из ОТП Капитал.

По итогам 2019 года 6 украинских НПФ смогли показать доходность выше 10% при инфляции 4,1%. Важный момент: доходность, которую НПФ показывают в отчетах не всегда учитывает комиссии. Это нужно уточнять перед заключением договора с фондом, советуют финансисты.

“2019 год мы закончили с доходностью 17,75% годовых, эффективная ставка доходности составила 12,95%, – иллюстрирует Бондаренко из Лига Пенсия. – Как считается эффективная ставка? От инвестиционного дохода вычитаем затраты фонда: в нашем случае 4,8% годовых, которые мы платим администратору, КУА и хранителю”.

Вопрос №5. После пенсионной реформы украинцам придется отдать деньги частным пенсионным фондам – кому это выгодно?  

Осенью 2017 года в Украине формально состоялась пенсионная реформа, но ее до сих пор так и не довели до конца. Для этого нужно внедрить второй уровень пенсионной системы, когда все работающие украинцы будут в обязательном порядке накапливать на пенсию, отдавая накопительным фондам процент от зарплаты.

Зачем вводить “обязаловку”? Это должно решить сразу две проблемы. Первая – дефицит Пенсионного фонда (первый уровень), которому не хватает солидарных взносов для выплаты пенсий. Вторая – тотальное недоверие украинцев к частным пенсфондам (третий уровень). 

Изначально второй уровень планировалось ввести в Украине с 2019 года, постепенно горизонт сместили на 2023, но после смены власти процесс ускорился: теперь есть все шансы, что накопительные пенсии появятся уже 2021-22 годах.

Как это будет работать – большой вопрос. Сейчас в Раде находится два законопроекта – №2683 и 2683-1. Оба предусматривают, что украинцам нужно будет отчислять деньги в частные НПФ, но контролировать все будут новосозданные государственные структуры (так называемое Пенсионное казначейство). Именно роль государства – самый спорный момент в реформе.

“Это хорошо, что вопрос внедрения 2 уровня обсуждается, но я убеждена, что ни один из этих законопроектов добра не принесет, – полагает Бондаренко из Лига Пенсия. – Они создают «надстройки» в системе, которые, во-первых, стоят слишком дорого, во вторых, создают пространство для коррупции”.

Окончательные параметры обязательных накопительных пенсий пока не определены. Но главный идеологический момент, на котором настаивает рынок – украинцы должны иметь право самостоятельно выбрать фонд, который позаботится об их будущей пенсии.

Материал опубликован в рамках партнерского проекта с Лига Пенсия.

 

Loading...