«Энергоэффективность – распахнутое окно возможностей для украинского бизнеса»

Позиция

Авторитетный эксперт по внедрению инновационных бизнес-моделей, основанных на реализации потенциала «зеленой» энергетики, знает все об энергоэффективности, использовании чистой энергии и энергосберегающих технологиях. Сергей Уралов о том, как с помощью реализации принципов социально ответственного бизнеса обеспечить украинской экономике устойчивое развитие

– Почему сферой вашей профессиональной экспертизы стали проблемы энергосбережения и энергоэффективности?

– Думаю, потому что я люблю решать сложные задачи. Глобальные вызовы, стоящие перед миром в сфере энергетики, требуют инновационных подходов и смелых решений. Ведь традиционные энергоресурсы исчерпаемы и оказывают отрицательное воздействие на окружающую среду, а возобновляемые источники энергии (ВИЭ) пока не могут полностью заменить традиционные. Основные их проблемы связаны с непостоянным и вероятным характером поступления энергии (солнце и ветер), отсутствием и дороговизной систем аккумулирования и резервирования энергии, низкой плотности потока (удельной мощности), что также некоторыми особенностями технологического цикла в целом ряде отраслей. В такой ситуации энергосбережение и энергоэффективность становятся важными факторами обеспечения энергетической независимости, как для бизнеса, так и для всего государства в целом. В Украине эта проблематика дополнительно актуализируется зависимостью от импорта энергоресурсов, изношенностью инфраструктуры, а также морально устаревшими технологиями в промышленности, ЖКХ и других сферах экономики.

– Имеется ли сегодня в нашей стране независимая экспертиза по вопросам энергоэффективности?

– Безусловно, потому что Украина – это страна возможностей в плане перспектив внедрения технологий и проектов в сфере энергоэффективности. Но пока ее нельзя назвать системной. Да, создано Государственное агентство по энергоэффективности и энергосбережению Украины, которое работает достаточно эффективно. Можно вспомнить общенациональную программу «теплых» кредитов, инициативу по внедрению рынка зеленых облигаций, разработку системы энергоаудита и сертификации энергоэффективности зданий. Но в силу ограниченности ресурсов государственные структуры не могут еще обеспечить их широкую пропаганду. Кроме того, несмотря на стартовавшую реформу энергорынка, его основные участники – крупные монополисты – не заинтересованы в массовом внедрении энергосберегающих технологий и с помощью мощного лобби в органах власти активно отстаивают свои интересы.

– Может ли украинский бизнес стать драйвером позитивных перемен в этой сфере?

– К сожалению, пока вопросы энергосбережения не являются для него приоритетными. В большинстве случаев речь пока идет лишь об отдельных проектах. Системно с этой проблематикой работают только компании с иностранным капиталом и представительства международных корпораций, успешно переносящие на украинскую почву самые продвинутые энергосберегающие решения. Однако нельзя не отметить и возрастающий интерес украинских предприятий к оптимизации энергетической составляющей себестоимости своей продукции или эксплуатационных затрат. Можно вспомнить опыт использования солнечной энергии для освещения и электропитания на крупных сетях АЗС, в логистических комплексах и для уличного освещения в населенных пунктах. Но в целом, именно отсутствие специальных структур и ресурсов по комплексной имплементации акций и проектов по энергосбережению дало мне возможность увидеть для себя свободную нишу независимой энергоэкспертизы. Моей компетенцией стало развитие и исследование моделей для крупных предприятий на украинском рынке. И я рад, что сегодня мои ноу-хау, авторские бизнес-модели и корпоративные программы, активно используются не только коллегами-экспертами, но и успешно реализуются в украинском бизнесе. Мне очень приятно быть в Украине пионером в поисках эффективных решении проблем энергосбережения для самых разных игроков рынка в сфере бизнеса, логистики, ретейла, строительства и энергетики.

– Почему это пока не стало мейнстримом?

– Главное препятствие заключается в не готовности бизнеса инвестировать в энергосбережение. Могу привести в качестве примера реализованный мною проект по системному внедрению энергосберегающих решений в ГК «Фокстрот». Вначале целесообразность программы по замене люминесцентных ламп на светодиодные обосновывалась перед собственниками компании. Необходимо было донести основной месседж – несмотря на более высокую стоимость, они комфортны в эксплуатации, их технические характеристики соответствуют всем нормах по охране труда и СНиПам, они легко хранятся и утилизируются. То есть в комплексе их эксплуатация оказывается экономически более выгодной. Затем был запуск тестового, пилотного проекта на одном из магазинов торговой сети. Следующий этап – расчет стоимости всего проекта по полученным данных, выбор подрядчика и полноценный переход центрального офиса и  всей сети на LED освещение. То есть реализация проекта потребовала значительных усилий и года работы, потому что в целом украинский бизнес пока еще достаточно консервативен и опасается инвестировать во что-то новое и дорогостоящее.

– То есть энергоэффективность не воспринимается им как важный критерии конкурентоспособности?

– Пока нет, более того она даже не всегда рассматривается как реальный способ снижения эксплуатационных расходов. А между тем, только применение фасадных систем с воздушным вентилируемым зазором позволяет обеспечить снижение расходов на электроэнергию на 50-60%. Причем за счет экономии средств на обогрев и снижение затрат на уход, такой фасад окупается за первые 5 лет эксплуатации. Кроме того, он легко монтируется и демонтируется при реставрации, а также не требует периодического косметического ремонта. А безремонтный срок эксплуатации таких систем составляет до 50 лет. То есть с помощью внедрения только одного этого решения можно значительно повысить энергосберегающие показатели собственных и арендуемых зданий компаний. Однако системно улучшать энергетическую и экологическую эффективность украинского бизнеса и обеспечить его устойчивое развитие можно только путем внедрения системы энергоменеджмента. В Украине пока только 50 компаний имеют СЭМ, в то время как в Германии их количество превышает 5 000.

– Какие направления в развитии «зеленых» технологий наиболее перспективны для нашей страны?

– В течение последних двух-трех  лет в Украине наблюдается настоящий бум ВИЭ, обусловленный введением одного из самых высоким в мире «зеленых» тарифов. Однако, как я уже говорил, у чистой энергии есть ряд специфических особенностей. Так, недавно впервые в истории страны были применены ограничения на выработку электроэнергии для некоторых ветровых электростанций для того, чтобы обеспечить стабильность и целостность Объединенной энергосистемы Украины. Поэтому в последнее время национальный оператор бьет тревогу из-за нехватки балансирующих мощностей (в частности, накопителей электроэнергии), а потому предложил крупным промышленным потребителям, которые могут контролировать свою мощность и управлять ею, стать поставщиками услуг балансировки и вспомогательных услуг на рынке электрической энергии. Поэтому в будущем на макроуровне наиболее перспективными будут технологии балансировки системы, умные сети (smart grid) и управление спросом (demand response). А на  микроуровне – расширение практики термомодернизации устаревшего жилья, зонирование тарифов и прочие уже привычные во всем мире решения, которые  в нашей стране (особенно за пределами столицы и городов-миллионников) все еще считаются новшествами.

– Какие стимулирующие меры со стороны государства необходимы для успешного построения в Украине «зеленой экономики»? 

– Главным сдерживающим фактором реализации инвестиционных проектов в сфере энергоэффективности являются политическая и экономическая нестабильность, отсутствие регуляторной базы, необходимость множества согласований и разрешений контролирующих органов, а также дороговизна кредитных ресурсов. Проекты по энергосбережению часто являются долгосрочными, поэтому для успешного внедрения чрезвычайно важна стабильность, предсказуемость, прогнозируемость и прозрачность  всех процессов. В этом и состоит ключевая роль государства. Ярким примером недальновидной политики является вышеупомянутая ситуация с «зеленым» тарифом, когда благие намерения по развитию возобновляемой энергетики в сочетании с непродуманностью введенных стимулов привели к непредсказуемым последствиям. Однако в последнее время я вижу все больше позитивных сдвигов, что дает мне уверенность в том, что Украина сможет выполнить свои международные обязательства, повысив к концу 2020 года свою энергоэффективность до 9%.

– Применяете ли вы принципы энергосбережения в своей повседневной жизни?

– Да, в моем доме установлены энергосберегающие окна и LED-лампы, а также двухзонные счетчики электроэнергии. Ведь эффективное использование энергоресурсов за счет инновационных решений, которые легко осуществимы технически, обоснованы экономически, а также приемлемы с экологической и социальной точек зрения, повышает качество нашей жизни и делает нас счастливее!

СПРАВКА:

Уралов Сергей Владимирович

Родился 7 марта 1976 года в городе Днепропетровске.

В 1998 году окончил электротехнический факультет Государственной горной академии Украины, где получил специальность «инженер-энергетик».  

С 1998 года по 2001 год работал начальником отдела логистики и инженером по охране труда в компании ДП «Фоззи».

С 2001 года по 2005 год – директор киевского филиала корпорации  ООО НПП «Инвельта».

С 2005 года по 2016 год работал в Группе компаний «Фокстрот» на различных

должностях в Управлении недвижимости и развития, Тендерном комитете, Службе закупки, Управлении продаж и Управлении логистикой.

Представлял ГК «Фокстрот» на международных выставках в Великобритании, США, Польше и Германии.

Беседовала Наталья Кирьянова