Не мама, а курьер. Нужно ли запретить суррогатное материнство в Украине

  • Евгения Королёва
Не мама,  а курьер. Нужно ли запретить суррогатное материнство в Украине

Фото: Getty Images

В Украине снова обсуждают суррогатное материнство, его законность и этичность. Как и большинство других, этот бизнес в стране поделен на три части: законную, полулегальную и преступную. Власть спешит запретить все и сразу, но это может не дать ожидаемого эффекта с точки зрения защиты прав украинских женщин и детей, которых они вынашивают

В просторной, светлой комнате в кроватках лежат полсотни беспрерывно кричащих младенцев. Женщины в масках и одноразовых перчатках по очереди подходят к малышам, пытаясь их успокоить. На детских распашонках написаны имена детей: Мануэль, София, Кайс, Эндрю.

Видео с этими кадрами появилось в конце апреля на сайте центра репродуктивной медицины BioTexCom. Все малыши выношены украинскими суррогатными матерями. Из-за закрытых границ иностранные родители из Испании, Италии, США, Великобритании, Китая, Франции, Германии и других стран не смогли их забрать, так что за детьми присматривал персонал киевского отеля "Венеция". Его сотрудники на камеру рассказывают о том, как сложно ухаживать за таким количеством новорожденных, но заверяют, что ни один ребенок без должного внимания не остается. Юрист центра обещает, что родителям окажут всю необходимую поддержку, чтобы они как можно быстрее приехали к малышам.

Записанное компанией видео моментально разошлось по Сети, вызвав неоднозначную реакцию в украинском обществе. Одной из первых отреагировала Людмила Денисова, уполномоченная Верховной Рады по правам человека. Омбудсмен считает, что технологии суррогатного материнства рекламируют и предоставляют детей как товар высокого качества. "Это свидетельствует о том, что государство не предпринимает всех необходимых мер относительно защиты прав детей и достойного отношения к ним, а Украина становится страной-донором рождения детей, судьбу которых она не может проконтролировать", — пишет Денисова на своей официальной странице в Facebook. По ее мнению, необходимо внести изменения в законодательство и разрешить использование суррогатного материнства исключительно для граждан Украины. С соответствующим запросом омбудсмен обратилась в Нацполицию, Минздрав и Минсоцполитики.

Эксперты опасаются, что запрет таких репродуктивных услуг на законодательном уровне приведет к тому, что рынок не исчезнет, а перейдет на нелегальное положение

С коллегой согласен и Николай Кулеба, уполномоченный президента по правам ребенка. Он также считает, что вынашивать чужих детей надо запретить. "Коммерциализация и разрешение получать такую "услугу" в Украине способствуют бесконтрольной продаже украинских детей за границу", — подчеркивает Кулеба. По его словам, подобную практику можно расценивать как рабство, эксплуатацию женщин частными бизнес-структурами. При этом детский омбудсмен отмечает, что количество рожденных таким образом и переданных в другие страны детей даже сосчитать невозможно. Соответственно, государство не в состоянии проследить, действительно ли соблюдены права ребенка и полностью ли он защищен.

Интересно, что заявление по поводу суррогатного материнства на сайте МВД Украины появилось еще до скандала с новорожденными в "Венеции". Пресс-служба ведомства процитировала Антона Геращенко, замминистра внутренних дел, который уверен, что законодательство в этом вопросе необходимо отрегулировать. Причиной сообщения стало раскрытие преступной схемы одной из репродуктивных клиник, которая под видом суррогатного материнства за деньги переправляла детей в Китай. В схеме якобы использовали фиктивные браки между украинками и иностранцами.  

Это вообще законно?

Украина неспроста считается одним из мировых центров суррогатного материнства. В отличие от многих других государств, такая практика в нашей стране легальна. Как рассказывает Татьяна Перевощикова, адвокат Investment Service Ukraine, предоставление агентствами и клиниками соответствующих услуг регулируется Семейным кодексом, Правилами государственной регистрации актов гражданского состояния, а также приказом Минздрава №787 "Об утверждении использования вспомогательных репродуктивных технологий". Последний документ, в частности, четко регламентирует, что за получением такой услуги обращаться могут как граждане Украины, так и иностранцы, обязательно мужчина и женщина, состоящие в браке. При этом женщина должна предоставить медицинские документы, доказывающие ее неспособность самой выносить и родить малыша. Суррогатной матерью может быть совершеннолетняя дееспособная женщина, у которой есть собственный здоровый ребенок.

Адвокат считает, что законодательно эта сфера должным образом не отрегулирована. "Многие аспекты будущие родители и сурмама определяют самостоятельно с помощью гражданско-правовых договоров", — объясняет Перевощикова. По ее мнению, в Украине назрела необходимость принять профильный закон, в котором будут предусмотрены меры по защите прав всех сторон таких отношений — родителей, суррогатной матери и ребенка.

Этическая дилемма. Украинское общество оказалось не готово к производству детей на экспорт (фото: Getty Images)

Последний случай с детьми из клиники BioTexCom и развернувшаяся после этого дискуссия показывают: далеко не все осознают тот факт, что зачастую суррогатная мама рожает биологически чужого ей ребенка. Ольга Малюта, молекулярный биолог и эмбриолог, поясняет, что женщине, которая самостоятельно не может выносить дитя, в клинике экстракорпорального оплодотворения стимулируют яичники и хирургическим путем извлекают ее яйцеклетку. У ее партнера берут сперматозоиды. После этого в лаборатории происходит искусственное оплодотворение и культивируется эмбрион. Дальше его переносят в матку суррогатной матери, где и происходит его развитие. Таким образом, сурмама не является генетическим или биологическим родителем. "По­этому по отношению к суррогатной матери мы используем профессиональный термин "гестационный курьер". Гестацией называется вынашивание плода", — объясняет Малюта.

Иногда яйцеклетка матери также не подходит, тогда используется материал донора. Но этим донором не может быть суррогатная мать, если, конечно, речь идет о разрешенной в Украине процедуре.

На международном уровне отношение к суррогатному материнству неоднозначное. В Германии и Франции оно рассматривается как нарушение достоинства женщин и полностью запрещено. Во многих других странах суррогатное материнство разрешено, но только на некоммерческой основе или среди родственников.

При этом в ООН коммерческое суррогатное материнство оценивают как торговлю людьми, о чем еще в 2018 году заявляла специальный докладчик ООН по борьбе с торговлей детьми и их сексуальной эксплуатацией Мод де Бур-Букиккио.

"Когда суррогатная мать или третья сторона получает вознаграждение или любое другое возмещение за передачу ребенка, международные законы трактуют это как торговлю людьми", — заявила де Бур-Букиккио во время презентации доклада в Женеве.

Мое тело — мое дело?

Больше всего споров в теме суррогатного материнства вызывает этическая сторона вопроса. Например, не является ли это дискриминацией по отношению к женщинам, тело которых используют как инкубатор для вынашивания ребенка? Катерина Левченко, уполномоченная Кабинета министров Украины по вопросам гендерной политики, считает, что суррогатное материнство действительно нарушает права человека. "Конечно, это эксплуатация. Даже те суммы, которые выплачивают родители репродуктивному центру и которые в итоге получает суррогатная мать, существенно отличаются", — подчеркивает она. На репродуктивных возможностях женщины наживаются третьи лица, уверена уполномоченная. При этом Левченко, много лет возглавлявшая правозащитную организацию "Ла Страда Украина", вспоминает, что на горячую линию организации поступали звонки от суррогатных матерей, которые жаловались на качество договоров между ними и биологическими родителями. Эти документы, как уточняет собеседница Фокуса, часто составляют таким образом, что вынашивающие ребенка женщины оказываются в невыгодном, уязвимом положении. Особенно, если вынашивание чужого ребенка закончилось неудачей или привело к существенному ухудшению состояния здоровья украинки.

В качестве примера Левченко приводит опыт Индии, которая много лет оставалась мировым центром суррогатного материнства. В 2013 году этот рынок в стране оценивался в $1 млрд в год. В некоторых штатах создавались "материнские фермы" — пансионаты, куда женщины-контрактницы приезжали вынашивать и рожать чужих детей. В итоге в 2015 году власти запретили предоставлять услуги иностранцам, оставив такую возможность лишь для собственных граждан. Это одна из причин, почему суррогатное материнство стало активнее развиваться в Украине, уверена Катерина Левченко.

В Украине существует и нелегальный рынок, где экстракорпоральное оплодотворение делают лишь на бумаге, а в реальности суррогатная мать является биологической

Ирина Выртосу, журналистка Центра прав человека Zmina, считает, что до сих пор в публичном пространстве Украины встречается мало информации о суррогатном материнстве и наше общество нуждается в полноценной, широкой дискуссии на эту тему. Она соглашается, что риски эксплуатации женщины и ущемления ее прав действительно есть. "В целом я придерживаюсь принципа "мое тело — мое дело". Если женщина решает выносить чужого ребенка, то это ее право. Однако здесь надо разбираться, действительно ли это такой уж осознанный выбор", — рассуждает Выртосу. Нередко бывает так, что женщина идет на это от безысходности, когда не может найти работу с достойной оплатой труда или не в состоянии прокормить своих родных детей. В таких случаях в сферу репродуктивных услуг потенциальную сурмаму загоняет само государство, не способное дать человеку возможность зарабатывать другим путем. "Вот в таком контексте мы, конечно, можем говорить о нарушении прав женщины", — подчеркивает Ирина Выртосу.  

В то же время Сергей Антонов, президент Всеукраинской фундации компаний по сопровождению программ вспомогательных репродуктивных технологий, уверен, что говорить о дискриминации женщин при суррогатном материнстве неправильно. "По сути, любая рабочая деятельность человека за деньги — это эксплуатация его труда. В данном случае женщина добровольно участвует в процессе и получает за это компенсацию — от $20–25 тыс. и выше. Она не смогла бы заработать такие деньги где-то еще в Украине или даже поехав собирать клубнику в Италию", — рассказывает он Фокусу. Президент фундации, оказывающей организационно-правовое содействие участникам рынка, считает, что некорректно сравнивать украинский опыт с Индией, где женщин в подобных программах заставляли участвовать их семьи или даже мужья, при этом сурмамы получали всего $2–3 тыс. за девять месяцев беременности.

Антонов уверен, что резко негативное отношение к суррогатному материнству в обществе сложилось из-за неправильного понимания самой сути таких услуг. "У нас говорят: "Как женщина может отдавать своего малыша?", но ведь это не так. Это изначально не ее ребенок!" — подчеркивает Сергей Антонов. Именно потому заявления омбудсменов о правах "украинских детей" юридически неверны, так как этническую принадлежность им передают биологические родители, а не сурмама. "Тогда о какой торговле детьми идет речь? Просто происходит аренда человеческого тела на девять месяцев", — считает Сергей Антонов.

Запрет не поможет

Как объясняет Сергей Антонов, на сегодня в Украине существует три рынка суррогатного материнства: белый, серый и черный. Если говорить об агентствах, которые официально предоставляют такие услуги, то они используют американский стандарт, позволяющий соблюдать баланс интересов всех сторон процесса. Однако таких агентств в стране меньше десятка. "Это связано с тем, что заработок агентств на самом деле не очень большой. Больше всего зарабатывают клиника и сама суррогатная мать", — рассказывает Антонов.

В частности, американская модель предполагает обязательное разделение трех частей процесса: медицинской, организационной и юридической. Если эти сферы работают независимо друг от друга, тогда можно гарантировать защиту всех участников отношений. В то же время, к примеру, BioTexCom представляет собой конгломерат, объединяющий клинику, агентство и юристов. В итоге проконтролировать их деятельность практически невозможно. К слову, в США подобные структуры запрещены, говорит Антонов. Помимо этого в Украине существует и нелегальный рынок, где экстракорпоральное оплодотворение делают лишь на бумаге, а в реальности суррогатная мать является биологической.

По словам президента фундации, именно ради того, чтобы избавиться от недобросовестных игроков рынка, а также полноценно защитить права суррогатных матерей, Украине нужно усовершенствовать законодательство. По его словам, в Украине уже разработали несколько профильных законопроектов, однако ни один из них парламент не принял.

Нередко бывает так, что женщина идет на это от безысходности, когда не может найти работу с достойной оплатой труда или не в состоянии прокормить своих родных детей

Эксперты опасаются, что запрет таких репродуктивных услуг на законодательном уровне приведет лишь к негативным последствиям. Ведь рынок суррогатного материнства в Украине уже настолько разросся, что в случае запрета он никуда не исчезнет, а перейдет на нелегальное положение. Тогда вместо официального подписания договоров, которые так или иначе защищают права женщин, сурмамы окажутся в еще более уязвимом положении, чем сейчас.

Запрет на предоставление суррогатных услуг иностранным гражданам тоже выглядит сомнительным решением, считает Ирина Выртосу. Спрос от людей из-за рубежа на такие услуги не исчезнет, а значит, перейдет в тень. Просто появится еще один посредник, играющий роль "отечественного заказчика", который будет передавать ребенка иностранцам. В таком случае проследить, не нарушаются ли права самого малыша, будет гораздо сложнее, чем сейчас. По словам правозащитницы, надо говорить не о запрете рынка таких услуг, а о его четком регулировании. Важно определить, какие условия для таких процедур необходимо создать, чтобы защитить права всех сторон.