Улыбайтесь – вас снимают. Где в Киеве установлены камеры слежения, и за кем они "шпионят"

  • Мария Бондарь

Где, как и почему киевляне и гости города попадают в объективы камер слежения.

Если, гуляя по Киеву, дольше 15 секунд задержаться на Почтовой площади рядом со скульптурной композицией, изображающей играющих детей, на вас среагирует система видеонаблюдения. Вы об этом, скорее всего, даже не узнаете, но дежурный инспектор из Ситуационного центра Нацполиции Киева запросит на монитор рабочего компьютера детализированное изображение с камеры слежения. Вокруг скульптурной группы проходит невидимая линия детекции, каждое её пересечение фиксируется. 

Сотрудники полиции поинтересо­вались, не хотим ли мы любопытства ради посмотреть на отчёт о собственных передвижени­ях по столице за сегодня или за последние несколько недель

Скульптуры авторства Владимира Журавля, символизирующие основателей города, стоят на большой латунной карте Киева. В течение нескольких лет фрагменты карты регулярно воровали — видимо, чтобы сдать в скупку цветных металлов. Латунные детали весом около 5 кг каждая поддевали монтировкой и уносили. С тех пор как поблизости появилась smart-камера с функцией детекции движения, плиты не исчезают. При первой же попытке воры привлекли внимание полицейских и их задержали.

Сохранность арт-объектов — далеко не единственная и даже не главная задача визуального контроля. За прошлый год полиция Киева раскрыла около 12 тыс. преступлений, из которых в 4 тыс. случаев использовала систему видеонаблюдения. 

Кто хозяин

Система объединяет около 6 тыс. камер. Любопытно, что они находятся на балансе не полиции, а Киевской горадминистрации. Правоохранительным органам право доступа к системе предоставляет коммунальное предприятие «Информатика» — подразделение городского Департамента информационно-коммуникационных технологий. Начальник Управления информационно-аналитической поддержки Киевской полиции Сергей Магдий утверждает, что сейчас полицейские и сотрудники КП «работают в унисон», но признаётся, что в прошлом у них случались конфликты из-за разных подходов к приоритетам наблюдения и распространению полученной информации.

В итоге даже сменился руководитель КП, не сумевший найти общий язык с правоохранителями. «Обслуживание и энергоснабжение системы обходится в 16 млн грн в год, для города сумма вполне подъёмная, но для местного управления полиции непомерно большая, так что принадлежность обусловлена экономическими причинами, за право контроля никто не боролся, — говорит Магдий. — В конце концов администрация, как и полиция, заинтересована в том, чтобы город был безопасным, так что мы партнёры. А разногласия на этапе развития — вещь неизбежная. Когда четыре года назад мы начали продвигать проект городской системы видеонаблюдения, он вызывал много вопросов, были даже сомнения, нужен ли он вообще. Интересно, что люди, которые их высказывали, теперь так привыкли пользоваться системой, что очень нервничают из-за любого кратковременного сбоя, говорят, что у них работа останавливается».

Существует практика присоединения к городской системе наблюдения также камер, находящихся в собственности коммерческих структур. Некоторые торговые центры и рестораны открывают правоохранителям доступ к своей обзорной съёмке. Первым стал ТРЦ Lavina Mall.

Узнать в лицо

Фокус побывал в Ситуационном центре Киевского управления Национальной полиции, куда стекаются обращения жителей города, звонящих по телефону 102, сюда же поступает сигнал от камер слежения. Сотрудники тут же поинтересовались, не хотим ли мы любопытства ради посмотреть на отчёт о собственных передвижениях по столице за сегодня или за последние несколько недель. В Киеве много камер с функциями распознавания лиц и автомобильных номеров. Почти в любом детективном фильме есть сцена, когда герой замечает за собой слежку. Оказывается, эти кинематографические образы безнадёжно устарели. Система, аккумулирующая видеоматериалы камер с функциями распознавания, в долю секунды собирает информацию о том, куда мы ходили или ездили, с кем встречались в публичных местах. Защитные маски и респираторы, которые носим во время эпидемии, процессу не помеха.

В Киеве уже были случаи, когда сотрудники правоохранительных органов, имевшие доступ к системе, за деньги отслеживали чьи-нибудь перемещения по просьбе третьих лиц. К примеру, сотрудник фискальной службы продавал сведения о передвижениях полицейского из Главного управления уголовного розыска. Позднее выяснилось, что информацию покупали российские спецслужбы, готовившие покушение. Громким скандалом стала история о сотруднике Управления государственной охраны, продававшем журналистам информацию о передвижении автомобиля мужа заместительницы главы Государственного бюро расследований. Этот случай наделал много шума в СМИ, но суд обошёлся с алчным продавцом мягко, приговорив его к условному сроку. Зато для сотрудника фискальной службы выбрали более серьёзную меру пресечения из-за того, что в деле были замешаны вражеские спецслужбы, хотя сам нарушитель утверждал, что ничего не знал о покупателе. «Одна из наших задач заключается в том, чтобы следить за правомерностью использования материалов наблюдения, — говорит Сергей Магдий. — Само по себе видео, снятое на улице или в любом другом общественном месте, ещё не подпадает под определение «личные данные», но когда человека или транспортное средство идентифицируют и целенаправленно ищут, это уже другое дело. Для такого запроса нужны серьёзные правовые основания. Когда сотрудник, имеющий право доступа, делает такой запрос, он заходит под индивидуальным логином и оставляет короткое обоснование своих действий. Например, когда мы искали вас, чтобы показать, как работает система, написали, что поиск ведётся в презентационных целях, но сделать это могли только с вашего разрешения. Запрашивать кого-то без его ведома можно в рамках следственных действий или по предписанию суда».

около 6000 камер объединяет столичная система видеонаблюдения

Иногда функция распознавания лиц помогает не просто поймать преступника, который скрылся с места преступления, но установить его личность. Именно так расследовали дело об убийстве пластического хирурга, о котором СМИ много писали в феврале. С помощью камер идентифицировали человека, выслеживавшего жертву, определили, с кем он встречался, и так вышли на стрелка.

Концентрация камер в разных районах Киева неодинакова. Особенно много их в центре, поскольку систему выстраивали оттуда, 4 тыс. камер установлены на объектах социальной инфраструктуры: школах, детских садах, больницах и т. д. Наиболее пристально наблюдают за вокзалами и аэропортами. И хотя не слишком приятно осознавать, что за тобой следят, Сергей Магдий утверждает, что за последние три года количество преступлений, совершаемых в общественных местах, снизилось на 65%, так что, возможно, игра стоит свеч.