Андрей Гриненко: Безальтернативная зеленая энергетика

Генеральный директор группы компаний Clear Energy

Созданная в 2015 году Clear Energy — не только лидер украинского рынка биоэнергетики, но и флагман декарбонизации и системного waste-management. В проектном портфеле группы компаний первая в Украине ТЭС на биомассе (Корюковская в Черниговской области на 4 МВт мощности), 14 полигонных станций на свалочном газе суммарной мощностью 15,1 МВт (75% всего рынка электроэнергии из свалочного газа в Украину), управление полигонами ТБО в Одессе и Тернополе; на разных этапах реализации проекты по ветро- и солнечной энергетики, когенерации. Об актуальном состоянии, проблемах и перспективах зеленой энергетики в Украине — в интервью генерального директора группы компаний Clear Energy Андрея Гриненко.

Clear Energy делает акцент на биоэнергетике, а не на популярных солнце и ветре. Почему?

В свое время мы решили заниматься энергетикой из биомассы и биогаза, так как именно этот вид зеленой энергетики дает возможность обеспечить стабильность и бесперебойность выдачи электроэнергии в сеть.

Биоэнергетика — сложный процесс, с непростым строительством, серьезными требованиями к эксплуатации, большой затратной частью в сырье и зарплатах специалистов. Но только биоэнергетика способна гармонизировать отечественную энергетическую систему.

В нашей стране, по сравнению с европейскими, нестандартно высокая доля альтернативной энергетики приходится на энергию из солнца и ветра, а другие источники – почти не развиваются. Очень жаль, что доля использования ВИЭ-энергетики в отоплении и транспорте — мизерная. Это сигнализирует, что Украина недоиспользует свой энергетический потенциал.

По оценкам Международного энергетического агентства, тепловая и электрическая энергия из биомассы может конкурировать с ископаемым топливом. Из отходов сельского и лесного хозяйств, промышленных и хозяйственных отходов органического происхождения можно производить твердое биотопливо (самый распространенный пример — брикеты из опилок или соломы), жидкое биотопливо (биодизель, биоэтанол), биогаз.

За счет биоэнергетики Украина имеет возможность отказаться от импортного газа. Например, в 2019-м Украина потребила около 30 млрд м3, из которых 14 млрд м3 импортировала. Потенциал использования биоресурсов для замещения газа составляет в эквиваленте около 37 млрд м3. В частности, выращивание энергокультур позволяет заместить до 20 млрд м3 в год, использование хотя бы трети агроотходов — до 10 млрд м3 в год, а производство биометана — это еще 8 млрд м3 газа в год.

Расскажите об уже реализованных проектах Clear Energy, которые демонстрируют преимущества биоэнергетики.

Во-первых, это скорость реализации. Так за 9 месяцев мы в чистом поле построили Корюковскую ТЭС мощностью в 4 МВт. За это время мы с нуля наладили поставки сырья в виде отходов деревообрабатывающей промышленности. Разработали собственное программное обеспечение для автоматизации процессов на станции. Меньше чем за год мы начали стабильно и бесперебойно поставлять электричество в центральную электросеть.

Во-вторых, биогаз дает большие возможности для разработки и внедрения инноваций. Например, на Корюковской ТЭС мы внедряем проект газификации щепы — для производства синтезгаза. Это очень перспективное направление по многим показателям. Например, на ТЭС мы используем 2 т щепы на 1 МВт электричества, а при технологии синтезгаза — только 0,9 т щепы на 1 МВт электричества, что дает 10% экономию сырья. Плюс к этому, благодаря газификации, мы дополнительно "снимаем" тепло с рубашки двигателя и используем энергию дымового газа — это еще 1,6 МВт тепловой энергии, которую продаем в сеть Чернигова по цене ниже на 25% от общегородского тарифа. Технология производства из щепы синтезгаза дает также высококалорийный уголь.

Итоговое оборудование для газификаторов мы производили сами, поэтому наше усовершенствование технологий мы, конечно, запатентовали.

Clear Energy — компания полного цикла, от идеи проекта и разработки оборудования до строительства и сервисного обслуживания.

                                                              

В Украину наконец дошел тренд производства биогаза из мусора?

Биогаз — это метаносоединенные газы, которые образуются в результате анаэробных процессов на территории полигонов. В Украине около 6000 полигонов, и, если наладить энергетическую утилизацию отходов, это позволило бы заместить от 700 млн м3 до 1 млрд м3 газа.

Полигонных станций на свалочном газе мы построили уже 14. В том числе, в Харькове, Белой Церкви, Кривом Рогу, Херсоне, Ивано-Франковске, Кременчуге, Луцке, Чернигове, Полтаве. В апреле запустили биогазовую станцию ​​в Тернополе.

Технология добычи свалочного биогаза немного напоминает газодобычу: мы или бурим скважины, или закладываем трубы. Если разрабатываем полигон с нуля, то закладываем т.н. "умные ячейки". К сожалению, в свалочном газе присутствует почти вся таблица Менделеева, а доля полезного метана составляет 25-50%%. Поэтому газ, который поступает на станцию ​​по трубам, сначала очищается, а только потом попадает в большие газо-поршневые машины. Таким образом потенциальный фактор загрязнения мы превращаем в электроэнергию, которую подаем в сеть.

На сегодня в Украине мы бесспорный лидер этого направления: из 30 газо-поршневых машин на биогазе — 20 наши. Суммарная мощность наших биогазовых станций 15,1 МВт, а это 75% всего рынка производства электроэнергии из свалочного газа в Украине.

Но производство электроэнергии из свалочного газа — лишь первый шаг к перестройке системы обращения с отходами?

Да, но главным является повышение культуры обращения с отходами. В Швеции лишь 1% отходов идет на захоронение на полигоне, у нас — 96%.

К началу 2020 года в Украине работали лишь 53 биоустановки общей мощностью 103 МВт. Из них только 30 установлено на полигонах бытовых отходов, остальные работают на отходах сельского хозяйства.

Мы можем строить — и строим — на полигонах и отдельные скважины, а на них станции биогаза. Но значительно эффективнее принимать полигоны в управление и наводить там порядок: со сбором мусора, доставкой отходов, дальнейшей сортировкой. Это подтверждает положительный пример управления двумя полигонами, где мы и внедряем общеевропейские принципы waste-management, — в Одессе и в Тернополе.

Управление полигонами — комплексный процесс, где нужно тщательно просчитывать все этапы: сбор отходов, транспортировку, сортировку на рециклинг и утилизацию, работу биогазовой станции … При отлаженном процессе захоронится на полигоне только то, что нельзя утилизировать или переработать повторно.

Часть биологических остатков мы складываем в "умные ячейки", с увлажнением, системой отвода — для более эффективного извлечения биогаза. Как результат, тепловую энергию направляем городу, электричество — в сеть. На сегодня наша компания производит 300 тыс кВт/ч на биомассе и биогазе, и этого хватит на круглогодичное освещение района столицы в 60 тыс квартир.

Благодаря биогазовым станциям, любой полигон, куда мы заходим, за год проседает на 1,5 метра, а главное — оздоравливается окружающая среда. Это видно невооруженным глазом — мы заходим на пустынную равнину, похожую на поверхность Марса, а уже через год там зеленеет трава.

Украина пока на детсадовском этапе развития в сфере обращения с полигонами ТБО, который Швеция прошла много лет назад. Но альтернативы, если украинцы не хотят утонуть в мусоре, нет. Для развития национального waste-management нужны срочные изменения в законодательстве: в действующем законе 2000 года "Об альтернативных видах топлива" отсутствуют даже понятия об RDF (топливо из отходов) и SRF (твердое восстановленное топливо). А, например, мусороперерабатывающие заводы в соседней Польше уже 15 лет изготавливают топливо из ТБО, и объем производства составляет более 4 млн тонн топлива в год.

В Украине только один мусоросжигательный завод — в Киеве. В Швеции, с населением в три раза меньше, чем в Украине, — 34 мусоросжигательных заводов. Но что мешает строительству таких производств? Прежде всего, законодательная неслаженность и отсутствие государственных гарантий.

Кто гарантирует стабильную поставку отходов на мусоросжигательный завод? Общество? Нет. Перевозчики? Тоже нет. Поэтому это должно быть прописано уже на стадии подписания инвестдоговоров и контрактов. Но пока много нюансов, которые важны для функционирования отрасли, никак законодательно не конкретизированы.

Готовы ли потребители — население и промышленность — платить адекватные тарифы за сбор, вывоз и утилизацию мусора?

Пример Львова, где установлен самый высокой в ​​Украине тариф за сбор, вывоз и захоронение отходов, демонстрирует, что готовность и понимание платить по адекватным тарифам у населения уже есть. Львовский тариф финансово обоснованный, чтобы была возможность закупить и установить современную линию утилизации отходов. Наша компания выиграла тендер во Львове, и сейчас ожидаем окончания рекультивации полигона, чтобы в ближайшее время приступить к его дегазации.

Но, к сожалению, в Украине большей частью тарифы диктуются не экономикой, а политикой. Поэтому их не спешат повышать до уровня окупаемости, учитывая выборы и тому подобное.

В Одессе, где мы взяли полигон в управление, — самый низкий тариф. Но и при этих условиях мы смогли обновить автопарк предприятия-предшественника, где машины не закупались уже 22 года. Здесь мы смонтировали систему дегазации полигона в период неплатежей 2020 г. — ведь мы взяли на себя такие обязательства перед городом. Но для аплодисментов нужны две руки: не только предприниматели и инвесторы, но и муниципальная и центральная власти должны участвовать в решении вопроса отходов.

Инновационная Корюковская био-ТЭС (Черниговская обл.), мощностью 4 МВт/час
Инновационная Корюковская био-ТЭС (Черниговская обл.), мощностью 4 МВт/час

Кстати, как ваш сегмент зеленой энергетики смог преодолеть конфликтную ситуацию прошлого года, когда государство не платило за прописанными в контрактах тарифам?

Без преувеличения, прошлый год перечеркнул почти весь прогресс в развитии зеленой генерации. Наиболее ощутимым удар был именно для биоэнергетики. Ведь, подчеркну еще раз, у нас затратная на генерацию часть (покупка сырья, оборудования, ремонты) достигает 60% дохода. Хотя неплатежи для генерации из солнца и ветра тоже вызвали ряд сложностей, но для биоэнергетики это была настоящая катастрофа.

Но и отступать назад мы не могли. Биостанция на полигоне — это как биологический реактор. Ее нельзя одномоментно отключить без последствий. Это была бы экологическая катастрофа.

Поэтому мы были вынуждены искать выход из кризиса неплатежей, при этом не останавливая дегазацию полигонов и генерацию электричества. Как результат, мы сохранили коллектив и не уволили ни одного из почти 600 сотрудников группы.

Новейшая станция дегазации в Тернополе, мощностью 659 кВт/час
Новейшая станция дегазации в Тернополе, мощностью 659 кВт/час

Как этого удалось достичь?

Нас спасла диверсификация в waste-management. Это позволило продержаться на плаву. Сборы за перевозку и захоронение — это платежи от муниципалитета и коммерческих предприятий. Мы очень бережно относились к оборудованию, и, хотя накопили "задержки" по регламентному обслуживанию, но сохранили коллектив. А успешной компанию делают именно люди.

 

Торжественное открытие 14-й станции дегазации в апреле 2021 (г. Тернополь)
Торжественное открытие 14-й станции дегазации в апреле 2021 (г. Тернополь)

Государство уже гасит долги по зеленому тарифу?

Где-то около 23% долгов за прошлый год уже погашено. И Украина не может позволить себе отказаться от альтернативной энергетики. Весь цивилизованный мир движется в направлении декарбонизации промышленности, для ЕС — это обязательный тренд. Например, Clear Energy стоит в очереди на покупку турбин, так как их производство в Германии значительно ниже спроса, а их использование позволяет не платить carbon tax.

Биоэнергетика также касается всех отраслей, ориентированных на создание конкурентных для международных рынков товаров. Введение пограничного углеводного налога активно обсуждается в ЕС и США. Этот налог будет применяться к импортированным в ЕС и США товарам, при производстве которых произошли выбросы углекислого газа в атмосферу.

В США пока этот вопрос на уровне дискуссии, а вот в ЕС уже определились. 10 марта 2021 европейский парламент большинством голосов поддержал т. н. механизм пограничной углеродной корректировки, carbon border adjustment mechanism (CBAM). Его введение запланировано не позднее 1 января 2023 года.

Поэтому отечественные производители станут перед выбором: платить налог за то, что при создании своей продукции использовали газ или уголь, или переходить на биоэнергию.

Презентация станции дегазации на полигоне "Дальницкие карьеры" мэру г. Одесса
Презентация станции дегазации на полигоне "Дальницкие карьеры" мэру г. Одесса

Каковы ваши планы по развитию бизнеса?

Мы верим в будущее зеленой генерации, поэтому много реинвестируем. К сожалению, после неплатежей 2020 г. банки перевели "зеленые" проекты в разряд высокорисковых. Поэтому мы планируем развивать проекты, прежде всего, из собственных ресурсов.

Развивать направление waste-management. Точно будем строить ТЭС в Чернигове и Житомире, вторую очередь Корюковской ТЭС. Есть также планы на проекты в ветро- и сонцегенерации.

Еще одно перспективное направление — биоэтанол. Мы выиграли аукцион по покупке спиртзавода, поэтому планируем на его мощностях запустить производство биоэтанола из кукурузы. В Европе норма добавления к топливу биоэтанола от 7% до 15%, в зависимости от страны, в Украине это пока никак не нормируется.

Также мы разрабатываем ряд новых рынков. К нам обращаются за консультацией коллеги из многих стран постсоветского пространства, как к специалистам по дегазации полигонов. Поэтому мы продолжаем также инвестировать в развитие собственных сотрудников. Только благодаря их идеям, знаниям и опыту наша компания достигает финансовой успешности.

Надеюсь, что 2021 станет годом возвращения к стабильной политике в зеленой генерации. Другого пути у Украины нет.

Кредо Андрея Гриненко: "Успешной компанию делают люди"
Кредо Андрея Гриненко: "Успешной компанию делают люди"