Время вторых. Что означает победа Дуды на выборах в Польше

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Победа Анджея Дуды на президентских выборах, которую Лех Валенса назвал горем для Польши, а Александр Квасьневский опытами над президентством, ставит точку на спокойной политической жизни страны

До самого конца Гражданская платформа была уверена, что действующий президент Бронислав Коморовский обойдет соперника, очевидно уступающего ему в весовых политических категориях. Да, странным образом проигран первый тур, но вот во втором! "Мы гарантируем победу через две недели", — безапелляционно заявила премьер и лидер ГП Эва Копач. Некачественная гарантия: во втором туре кандидат от Права и справедливости еще больше нарастил преимущество. Польша получила нового главу государства, а с ним перспективы противостояния премьера и президента, изменения привычной партийной картинки и конфликтов внутри Евросоюза.

Когда слабый сильнее

Потенциал Бронислава Коморовского и Анджея Дуды несоизмерим. Первый — мало того что действующий президент, причем от ключевой партии в правительственной коалиции, он диссидент со стажем, опытнейший политик, неоднократно проходивший выборы, бывший министр обороны и маршал сейма. Самое большое достижение младшего на двадцать лет Анджея Дуды — третье место на выборах мэра Кракова и короткая работа на второстепенной позиции в министерстве юстиции.

Кроме того, Коморовский — сильная самостоятельная фигура, а за Дудой ясно просматривается лидер ПиС Ярослав Качиньский, пан с довольно скандальной репутацией ретрограда и реакционера. Осознавая ограничения, которые накладывает репутация, Качиньский потому и двинул от партии незасвеченного человека. Вдруг повезет? Повезло невероятно.

Уверенный в своей победе, о которой недвусмысленно говорили и социологические опросы, Коморовский провел кампанию до первого тура на тихом ходу. Минимум рекламной активности. Он ведь и так президент, верно? К тому же среди оппонентов никто не казался серьезным противником, спускаться на их уровень означало бы уравнять себя с ними. Бронислав Коморовский демонстративно проигнорировал теледебаты за неделю до выборов. Воплощение солидности и гарант стабильности. Были основания надеяться на победу в первом же туре.

Президент Коморовский был в тесном и доверительном контакте с украинской властью. Все по новой?

А Анджею Дуде было важно максимально использовать неожиданно представившийся шанс — в кои-то веки лидер партии уступил место в президентской гонке парню, не входящему даже в число ключевых фигур организации. И он пахал, проводя кампанию в американском стиле: сотни выступлений и тысячи пожатых рук. И обещал, обещал, обещал.

10 мая, в первом туре, Дуда обошел Коморовского на 150 тысяч голосов, в 1%, заняв первую строчку. Кажется, это стало для Права и справедливости не меньшей неожиданностью, чем для Гражданской платформы. Перед одними вдруг замаячила перспектива победы, перед другими — поражения.

Все решил рок

Нет, не рок как неотвратимая судьба, хотя она тут тоже наверняка высунула язык. Дело в том, что третье место с 20,8% голосов, опять-таки совершенно неожиданно, занял когда-то популярный рок-музыкант (в 90-х у него была скандальная группа "Груди"), а нынче общественный активист Павел Кукиз. Понятно, что от распределения этих голосов и зависело имя победителя.

И тут, надо сказать, у действующего президента шансов уже почти не было. Кукиз резко раскритиковал сложившиеся политические порядки. Главной фишкой было предложение отказаться от партийных списков, а установить мажоритарную систему выборов, которая сделает депутатов ближе к народу, разрушит замкнутую на себя "партократию". Символом истеблишмента, конечно, являются президент и находящаяся восемь лет при власти Гражданская платформа.

Павел Кукиз отказался призывать своих избирателей отдать голос одному из фаворитов гонки. Он просто сказал, что выбор — их суверенное право, а сам, дескать, будет и дальше бороться с системой. Система охнула: во втором туре Дуда увеличил разрыв до четырех процентов и безоговорочно победил.

Павел Кукиз, с нуля набравший пятую часть голосов избирателей, обеспечил победу Дуде

Нельзя сказать, что Коморовский пассивно наблюдал за тем, как тают его шансы. Между турами он был чрезвычайно активен и даже порой агрессивен в нападках на молодого оппонента. Пытаясь перехватить голоса Кукиза, президент пообещал даже провести референдум об изменении избирательной системы. Впервые привлек к агитации членов своей семьи. Но поздно. Пассивность, проявленную в начале кампании, в короткие сроки компенсировать не удалось.

Оторвались от народа

Это поражение не просто обида для Коморовского лично и для его Гражданской платформы, это пощечина, ведь дела в стране идут просто на удивление хорошо. Кризис, поразивший Евросоюз, Польшу не задел — польская экономика демонстрирует очень высокие для ЕС темпы роста: в этом году ожидается подъем на 3,3%. По данным Мирового банка, министрам от Гражданской платформы удалось увеличить ВВП по паритету покупательной способности с $16 877 в 2007 году до $23 649 в 2013-м.

Польша за эти годы стала играть важную роль в Евросоюзе, к ее голосу прислушиваются. А бывший премьер Дональд Туск, представитель Гражданской платформы, возглавил Совет Европы.

Но народ не оценил. Вернее так: тот, кто оценил, настолько расслабился и потерял интерес к политической жизни, что явка была рекордно низкой на этих выборах: 49% в первом туре и 55,5% во втором. Не сумев мобилизовать сторонников, Коморовский лишился победного ресурса.

Как настоящий питомец гнезда Качиньских, новый президент Дуда религиозен, выступает против абортов, однополых браков и даже искусственного оплодотворения

Но и претензии к власти серьезные. Тот самый устойчивый экономический рост достигнут во многом благодаря удерживанию низкой стоимости труда. Поляков оскорбляет, когда они видят тут же рядом, в Европе, значительно более высокие зарплаты. Многие уезжают из страны. Тяжелее всех молодежи и работникам с низкой квалификацией из небольших городов и сельской местности — это как раз типичный электорат партии "Право и справедливость" Качиньского.

Ничему не научил Гражданскую платформу и регулярный успех несистемных политических игроков. В этот раз это был Павел Кукиз, показавший превосходный результат, хотя за ним не было ни влиятельной политической организации, ни больших денег. На парламентских выборах 2011 года третье место с 10% голосов заняло Движение Паликота — с нуля запущенная партия скандального выходца из Гражданской платформы Януша Паликота. Невыразительность, забюрократизированность и снобизм партии власти откровенно раздражают многих поляков, и они голосуют не столько за новые лица, сколько против старых.

Смутное время

Президентские выборы в Польше, важные сами по себе, задают тон парламентской кампании: осенью обновится сейм. С президентом определились, с премьером ясности нет.

Шансы возглавить парламентскую коалицию у Гражданской платформы высоки, но нынешний лидер, премьер Эва Копач, не слишком выразительная фигура, чтобы в оставшееся время провести работу над ошибками и минимизировать влияние провала президентской кампании на результаты выборов в сейм.

Право и справедливость до своего большинства не дотянется, а в коалицию с ней немногие захотят: президент президентом, а партия — безраздельная вотчина Ярослава Качиньского, с которым предпочитают не связываться. Если он хочет стать премьером, а он хочет, ему нужно что-то придумать. Иначе Анджею Дуде придется постоянно вступать в клинч с "чужим" главой Кабинета. Инструменты — право законодательной инициативы и вето. Так уже было, когда премьером был Туск, а президентом Лех Качиньский, позже погибший в авиакатастрофе.

Павел Кукиз, ощутив силу, объявил о походе в парламент, и все старые игроки напряглись: кто-то сильно недосчитается голосов.

"С огромным беспокойством слышу голоса: "Нужно договариваться с Россией любой ценой, потому что это вопрос экономических интересов". Нет таких экономических интересов, которые бы позволили нам как честным людям продать Украину"


Анджей Дуда
об отношениях с Украиной
Анджей Дуда об отношениях с Украиной

Колоссальные проблемы у левых: их модельной внешности кандидатка Магдалена Огурек набрала чудовищные для когда-то безраздельно правившей силы два с лишним процента. Нехороши дела у Польской крестьянской партии — избиратели, похоже, не могут простить им коалиционный союз с Гражданской платформой.

В общем, тяжело всем. А если еще пройдет идея о мажоритарной системе, навязанная Кукизом, грядет большая политическая перестройка.

Кстати, с течением времени нельзя исключать и нарастания проблем между Дудой, укрепляющимся в президентстве, и его крестным политическим отцом — Ярославом Качиньским, который не становится моложе и здоровее.

Опыт над президентством

С учетом жесткой позиции Качиньского по отношению к России, где он потерял брата, украинцы переносят на Дуду соответствующие ожидания: дескать, нам повезло. Это не совсем так.

Анджею Дуде не набрать того политического веса, который Бронислав Коморовский приобрел в Евросоюзе. А это очень нужная вещь при решении важных вопросов, к которым относится и российский. Право и справедливость к тому же славится евроскептицизмом и даже германофобией, что точно не облегчит контакты нового президента с Ангелой Меркель, признанным лидером ЕС. С Коморовским Меркель работала в тандеме, сейчас эта сдвоенная сила распадется. Ничего хорошего.

Ну и для поляков приход к власти представителя не самых, мягко говоря, прогрессивных социальных слоев — откат назад. Как настоящий питомец гнезда Качиньских, Дуда религиозен, выступает против абортов, однополых браков и даже искусственного оплодотворения. Если его популизм не будет блокирован, а, наоборот, его подхватят другие политические силы, Польша после этапа чрезвычайного экономического благоразумия может пуститься во все тяжкие, спуская нажитое нелегким трудом. Газета выборча посчитала, что обещания Анджея Дуды, если он вдруг решит их выполнить, будут стоить экономике от $50 до $80 миллиардов.

С Коморовским Меркель работала в тандеме, сейчас эта сдвоенная сила распадется. Ничего хорошего

Ветераны польской политики в своей оценке результатов выборов единодушны. Адам Михник, основатель Газеты выборчей, пишет, что это черный сценарий будущего Польши. Лех Валенса, экс-президент и легендарный лидер Солидарности, победу Дуды называет революцией и горем для Польши. Другой бывший президент, Александр Квасьневский, выражается дипломатичней, но не менее резко: "Нам нужен опытный президент, а не опыты над президентством".

Анджею Дуде наверняка захочется опровергнуть негативные ожидания, и, возможно, ему это в какой-то мере удастся. Но спокойная политическая жизнь в Польше кончилась надолго.

Фото: Getty Images