Эпидемия нападений. Почему Израиль захлестнула волна насилия

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Резкое обострение между израильтянами и палестинцами грозит перерасти в новую интифаду с непредсказуемыми последствиями

Эпидемия нападений и отстрел нападающих. Десятки убитых, сотни раненых. Совбез ООН собирается на срочное заседание, после которого генсек ООН летит в Израиль. Премьер Израиля после встречи с генсеком ООН летит в Германию, где встречается с местным канцлером и госсекретарём США. Франция предлагает разместить на Храмовой горе в Иерусалиме миротворцев. Израиль насилием не удивишь, но происходящее там в последнее время выходит за рамки привычного противостояния.

Убийственная осень

Особенностью нынешних столкновений называют нападения на израильтян палестинцев, вооружённых колющими предметами, — ножами, отвёртками, а иногда и топорами. В арабских СМИ даже появилось определение "интифада ножей", хотя распространена и другая форма террора — наезд автомобилем на прохожих или людей на остановках общественного транспорта. Но точкой отсчёта осенней эскалации стало не ножевое нападение, их хватало и до этого: минимум 12 таких случаев зафиксировано с начала года до сентября.

Пожалуй, ситуация обострилась после того, как на Храмовой горе в Иерусалиме, где расположена священная для мусульман мечеть аль-Акса, были запрещены палестинские добровольные дружины, обеспечивавшие порядок у святынь. Слишком часто они вместо порядка устраивали драки с израильтянами, посещавшими гору. Кстати, во избежание конфликтов на Храмовой горе запрещена израильская государственная символика и религиозные обряды не по мусульманскому ритуалу, притом, что это место святое и для христиан, и для иудеев.

270 человек

погибло от терактов в кровавом 2002 году. Больше было только в 1948-м – 379

После решения израильских властей прошла череда атак на автомобили израильтян, приезжавших к священной горе: их забрасывали камнями, разбивали стёкла палками. В ответ полиция ввела ограничение на посещение горы мужчинами младше сорока лет: нападали в основном подростки и молодёжь. Это вызвало новую волну возмущения. А полыхнуло после того, как в ночь на 1 октября в своём автомобиле была расстреляна пара израильтян — Эйтам и Наама Хенкин. Четверо их детей в возрасте от девяти лет до четырёх месяцев чудом остались живы. Ответственность взяла на себя "Бригада мучеников аль-Аксы". Это спровоцировало стычки между израильскими поселенцами и палестинцами, за которыми пошла волна нападений.

Два дня спустя после гибели супругов Хенкин в Старом Иерусалиме, где расположена Храмовая гора, были зарезаны двое израильтян, один из них раввин. 19-летний палестинец напал с ножом на семью Аарона Беннета, раввин Нехемия Лави попытался убийце помешать. Жена Беннета и двухлетний ребёнок с ранениями попали в больницу. После этого полиция закрыла для палестинцев Старый город. Беспорядки только усилились. 16 октября бутылками с зажигательной смесью была подожжена иудейская святыня — гробница праотца Иосифа в районе города Наблус.

За три недели погибло восемь израильтян и около сорока палестинцев — притом, что в предыдущие месяцы в среднем фиксировалось по три смерти нападавших. Полиция с 13 сентября по 15 октября задержала 380 человек, 171 из которых — подростки. И конца насилию пока не видно.

Ненависть в ассортименте

События, развернувшиеся вокруг Храмовой горы в Иерусалиме, явились лишь поводом для осеннего обострения. Взаимное недоверие, переходящее в ненависть, а то и нескрываемая ненависть без промежуточных этапов — фоновое настроение в отношениях значительной части палестинцев и израильтян. Накоплено столько взаимных претензий, что не обязательна какая-то специальная причина, чтобы началось смертоубийство.

Но есть закономерность: обострения обычно приходятся на осень. Связывают это с тем, что к началу нового года руководству радикальных палестинских организаций нужно отчитаться за использованные деньги спонсоров и обосновать суммы новых траншей.

Кроме того, в Палестинской автономии идёт постоянная борьба за власть, а её руководство борется за влияние с группировкой ХАМАС. Всякое обострение увеличивает шансы на изменение статус-кво и изменение в лидерском составе, а значит, и в доступе к финансовым потокам.

Нынешнее политическое руководство Израиля во главе с премьером Нетаньяху склонно отвечать на насилие насилием, закрывая потенциал деэскалации. А он есть. Так, в июне Палестинский центр общественного мнения провёл опрос среди жителей Восточного Иерусалима (80% нынешних нападений совершено ими), который показал, что 52% хотели бы быть израильскими гражданами и иметь равные права с израильтянами. Причём в 2010 году таких было лишь 30%: вот и ресурс примирения. Например, среди жителей Западного берега реки Иордан тех, кто хотел бы полноценное израильское гражданство, лишь 4%, в секторе Газа — 12%. А сейчас процент настроенных на мирное сосуществование, разумеется, снова упал.

"Мы намерены самым жёстким образом реагировать на палестин­ский террор. Любой, кто поднимает руку на наших граждан, этой руки лишится"


Биньямин Нетаньяху,
Премьер-министр страны
Биньямин Нетаньяху, Премьер-министр страны

Ждать ли интифаду?

Хотя нынешние события уже иногда называют интифадой — "вооружённым восстанием", до размаха, организованности и ожесточённости предыдущих двух им далеко, и израильские политики говорят, что пока преждевременно употреблять этот термин.

Первую интифаду назвали "интифадой камней". Она вспыхнула в декабре 1987 года и продолжалась до 1993-го. В ход шли камни и бутылки с зажигательной смесью. Потушить её смогли, лишь образовав Палестинскую автономию во главе с Ясиром Арафатом. Жертвы — больше ста израильтян и две тысячи палестинцев.

Вторая интифада получила название "интифада смертников" или "интифада аль-Аксы". Первый вариант связан с частым использованием самоподрывов. Второй указывает на повод: восстание началось после визита тогдашнего лидера израильской оппозиции Ариэля Шарона на Храмовую гору, который палестинцы сочли оскорбительным. Интифада продлилась до 2005 года, унесла жизни более тысячи израильтян и около пяти тысяч палестинцев и закончилась лишь со смертью Ясира Арафата и основателя ХАМАС шейха Ахмеда Ясина.

В СМИ просочились данные со ссылкой на силовые структуры в Палестинской автономии, будто нынешний её глава Махмуд Аббас преду­предил премьера Нетаньяху, что в противостояние может ввязаться Танзим — вооружённое крыло ФАТХ, правящей в Палестине партии: им важно не допустить, чтобы лидерство захватил ХАМАС. Если эти две группировки начнут открытую вооружённую борьбу с Израилем, подключится и Хезболла: для Ирана, который в Сирии вступил в противостояние с могущественными суннитами, важно переключить гнев мусульманского мира на вечного общего врага — Израиль. В то же время израильские силовики связывают свои надежды на сотрудничество с руководством Палестинской автономии, которое не заинтересовано в развитии ситуации по военному сценарию, это лишит Аббаса и его людей влияния.

Бежать и кричать

Израильтяне между тем, хоть и привыкли к террору, усиливают меры безопасности. Ведётся постоянная пропаганда правил поведения, которые могут уберечь от нападения.

Так, рекомендуют по возможности избегать поездок в общественном транспорте, именно там происходит много нападений. Без необходимости не посещать Иерусалим — самый опасный нынче город. Ожидающим на остановке рекомендуют не оставлять неприкрытой спину: лучше прижаться спиной к стене.

Если же вдруг не посчастливилось оказаться в опасной ситуации, полиция настоятельно рекомендует не совершать подвиги, а бежать и кричать: тем самым вы предупредите окружающих об опасности и позовёте на помощь. Она сейчас везде: в патрулировании, кроме полиции задействованы армейские части, а на блокпостах на въездах в арабские кварталы Иеру­салима стоят пограничники. В Иерусалим же подтянуты антитеррористические подразделения.

В маленьких поселениях работают гражданские патрули. Детей у школ встречают сотрудники службы безопасности, провожая весь путь от дверей родительского авто до дверей учебного заведения. Ко всему прочему в стране, где почти 90% взрослого населения проходило военную службу, облегчили получение лицензий на ношение оружия.

"Вата" по-израильски

Однако при всей психологической готовности израильтян встретить террористическую атаку стресс, неопределённость и чувство незащищённости, от которого никуда не деться, делают своё дело, и люди нередко поддаются психозу. В городе Беэр-Шева 18 октября 21-летний Муханад аль-Укаби напал на армейского сержанта Омри Леви, смертельно ранил его и, завладев автоматом, начал расстреливать окружающих. Среди бросившихся врассыпную был эмигрант из Эритреи Аватхум Зархум. Его приняли за сообщника террориста, ранили, а потом окружившая парня толпа забила его до смерти.

Озверение — это самое страшное, что может случиться с объектами атак террористов, кроме смерти. Уже зафиксировано два теракта, когда израильтяне с ножами и зажигательными смесями нападали на арабов, называя это самообороной.

Одна характерная деталь: израильтяне отмечают, что агрессивнее других настроены и призывают к самым беспощадным мерам по отношению ко всем палестинцам без разбора те, кто не служил в боевых частях. Как ни удивительно, в руководстве армии сильны настроения искать по возможности невоенный выход из ситуации, эти люди слишком хорошо знают, что такое огонь и кровь. А среди радикалов ярко выделяются недавние выходцы из бывшего Союза, заражённые бездумным ура-патриотизмом и отвергающие всякие компромиссы: эдакая израильская "вата", призывающая "всем показать".

Израиль всю свою нелёгкую историю "показывает", покажет и в этот раз — в идеале, не голую силу, а выдержку и умение находить выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.