Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Президент приказал убивать. Филиппинский "каратель", которого всерьёз опасаются олигархи

Президент приказал убивать. Филиппинский "каратель", которого всерьёз опасаются олигархи

Филиппины решили догнать юго-восточных "азиатских тигров", а для этого необходимо навести порядок в 100-миллионной стране, раскинувшейся на семи тысячах островов. В методах не стали церемониться

4420

К президентским обязанностям Родриго Дутерте приступил лишь в конце июня, но в мире уже постоянной темой стали новости из Филиппин. Счёт убитых по приказу нового президента наркодельцов пошёл на тысячи, а главу Белого дома и Генсека ООН, выразивших беспокойство массовыми внесудебными расправами, Дутерте обозвал "сыновьями шлюхи". Впрочем, в отношении Барака Обамы он свои слова затем взял обратно, но Пан Ги Мун так и ходит обруганным. С недавнего саммита АСЕАН — Ассоциации стран Юго-Восточной Азии — филиппинский президент вернулся национальным героем: Обама, проглотив все оскорбления, счёл нужным встретиться с Дутерте. Китай, несмотря на территориальные споры с Филиппинами, ищет новые пути экономического сотрудничества с перспективным партнёром, а Индонезия заинтересовалась эффективными способами борьбы с преступностью, которые взялись практиковать соседи при новом президенте. А ведь он только начал.

Совсем не Трамп

Родриго Дутерте порой сравнивают с миллиардером-скандалистом, поставившим на уши президентскую кампанию в США. Действительно, в речах филиппинский политик весьма раскован. Например, он рассказывал, что когда-то хотел стать священником, но хорошо, что не стал, иначе был бы гомосексуалистом. Попав в пробку из-за перекрытых дорог во время визита в страну папы римского, он обозвал того сукиным сыном, и это в католической стране. Его речи о женщинах и вовсе за гранью. Упоминая случай, когда в 1989 году заключённые изнасиловали и убили работавшую в тюрьме австралийку, Дутерте выразил сожаление, что не оказался первым среди насильников, ведь она была так красива. Но ему прощают всё, списывая на эдакий непринуждённо-грубоватый, простецкий стиль общения, когда всё может быть обращено в шутку.

Но на этом сходство с Дональдом Трампом заканчивается. Во-первых, Родриго Дутерте — профессиональный политик. Несмотря на образ простака из народа, он совсем не прост. Его отец был губернатором провинции Давао, а сам он долгое время проработал в прокуратуре. На посту мэра города Давао Дутерте пробыл 22 года, семь раз побеждая на выборах. Он совсем не беден, но и супербогачом не является, в своей политике выступает борцом с филиппинским истеблишментом, оторванным от жизни простого народа.

За два с половиной месяца президентства Дутерте нелегальный оборот наркотиков в стране упал на 90%

А его фишкой является метод, с помощью которого он покончил с преступностью в Давао, теперь одним из самых безопасных городов в этой, в общем, небезопасной стране. Мэр просто уничтожил около тысячи преступников с помощью специально созданных "эскадронов смерти", без суда и следствия, за что получил прозвище Каратель, которым гордится. Этот подход он и предложил применить в национальных масштабах, когда стал кандидатом в президенты: казнить сто тысяч преступников, а их трупы сбросить в Манильский залив. Решить проблемы с преступностью пообещал за полгода. Народу понравилось, и Дутерте с большим отрывом победил "приличного" кандидата от власти. Давао при этом не осиротел: его мэром стала дочь Дутерте Сара, однажды уже занимавшая этот пост, тогда вице-мэром у неё был отец. Дочь вполне достойна своего папы: чтобы заставить того идти на президентские выборы, Сара побрилась налысо.

Охота за головами

Никто обычно всерьёз не воспринимает обещания, данные во время президентской кампании: такой ритуал — обещать. Но уже за два с половиной месяца президентства Дутерте нелегальный оборот наркотиков в стране упал на 90%. На 10 сентября было зафиксировано 1466 убитых подозреваемых в наркоторговле во время полицейских операций и ещё 1490 убитых добровольными помощниками правоохранительных органов. Больше 16 тыс. человек арестовали, а ещё около 700 тыс. (!) добровольно сдались властям, чтобы избежать расправы. И сдавшихся можно понять: Дутерте посулил 5 млн песо ($108 тыс.) за убитого наркобарона и 4,9 млн песо ($100 тыс.) — за живого. Убить выгоднее.

Хотя понятно, что жертвами становятся в основном не настоящие наркобароны, а мелкие уличные дилеры или наркоманы. Газета Philippine Daily Inquirer регулярно публикует списки погибших, до десятка убитых в день — практически норма, а 2 сентября, например, были убиты 24 человека, 8 сентября — 19. Не все тела опознаны, многие — случайные жертвы, прохожие или родственники подозреваемых. 

Арестованы также полицейские и государственные чиновники, вовлечённые в наркобизнес. В стране 3,7 млн наркоманов, а в последнее время Филиппины превратились в перевалочный пункт для самого крупного мексиканского наркокартеля Синалоа. Страну заполнил убийственный наркотик, известный здесь под названием "шабу" — смесь метамфетамина с кофеином, и представители власти не прочь иметь свою долю от прибыли.

Тюрьмы страны, никогда не отличавшиеся комфортом, переполнены, принимая в несколько раз больше заключённых, чем способны вместить. Несмотря на сезон тропических дождей, арестанты спят под открытым небом. Неизвестно, что хуже: в битком забитых помещениях можно задохнуться.

Отсюда и критика действий филиппинских властей со стороны ООН, Белого дома и правозащитных организаций, на которую Родриго Дутерте привычно отвечает руганью.

Железный кулак. Президент Филиппин буквально за пару месяцев заслужил право называться самой сильной рукой из всех ныне правящих глав государств

Убойные традиции

На Филиппинах никого насилием не удивишь. Страна ведёт бесконечные войны с партизанами — как "красными", троцкистского и маоистского толка, так и с исламистскими группировками, включая "Абу Сайяф", присягнувшую "Исламскому государству". Влиятельные местные кланы содержат хорошо вооружённые частные армии (всего их насчитывают более ста), которые тоже не сидят сложа руки.

В ноябре 2009 года боевики расстреляли кандидата в губернаторы провинции Магинданао вместе с семьёй, представителями СМИ и случайными прохожими, всего 58 человек. Лишь большое количество жертв привлекло внимание к этому в остальных отношениях заурядному случаю. Власть в провинции долгие годы принадлежит семье Ампатуан, глава которой был губернатором, а почти все остальные посты в городах и весях занимали родственники. После устроенной резни к уголовной ответственности было привлечено почти двести человек, но дело так и не доведено до конца: слишком часто умирали свидетели.

На этом фоне попытка государства восстановить монополию на насилие, пусть и неограниченное, воспринимается как шаг к порядку.

Кстати, нелюбовь, демонстрируемая президентом Дутерте к американцам, говорят, восходит к другому случаю, связанному с силовыми операциями. В 2002 году в одном из отелей Давао в бытность мэром Дутерте произошёл взрыв, в результате которого пострадал жилец, некий Майкл Мейринг, назвавшийся охотником за кладами. Кто был этот американец, собиравший в номере взрывное устройство, располагавший большой суммой денег и обладавший связями в филиппинской власти и в среде террористических группировок, так и осталось неизвестным. Спецслужбы США организовали срочную эвакуацию раненого в Америку. Дутерте был уверен, что ЦРУ играет на Филиппинах в какие-то свои нехорошие игры: как раз в это время по стране прокатилась волна взрывов. Видимо, с этим случаем связано и недавнее заявление филиппинского президента о том, что силы специального назначения США должны покинуть юг страны, где они ведут операции против исламистов, поскольку, дескать, именно американское присутствие вызывает насилие.

Видимо, предполагая, что с Дутерте будут проблемы, американцы не смогли скрыть своей поддержки его оппонента на последних президентских выборах, за что победитель отозвался об американском после Филипе Голдберге как о лице нетрадиционной сексуальной ориентации.

Всё ради рывка

7-8% роста по результатам первого полугодия — экономика Филиппин показывает самые высокие в Азии темпы развития, несмотря на все внутренние войны

Но решительно ссориться ни с кем президент не намерен: слова словами, дела делами. Он не упускает возможности заявить, что Филиппины не будут плясать ни под чью дудку, но в этом нет намёка на убийственный курс с опорой на собственные силы. Наоборот, Дутерте готов выжать выгоду из отношений со всеми. Несмотря на тесные отношения в прошлом веке с США (Филиппины даже направляли больше 10 тыс. солдат во Вьетнам), из-за почти двадцатилетней диктатуры Фердинанда Маркоса страна пропустила экономический рывок соседей. Сейчас жизненные стандарты тут составляют лишь 15% от тайваньских и 20% от южнокорейских, хотя после Второй мировой войны стартовые условия были намного лучше. К 1980-м Филиппины даже заслужили прозвище "больной человек Азии".

Из-за тяжёлой экономической ситуации многие филиппинцы отправляются на заработки за рубеж: около четырёх тысяч граждан ежедневно. Они сейчас составляют одну из самых крупных диаспор в мире — около 12 млн человек. Их переводы домой достигают $25 млрд в год, около 8% ВВП страны. Родриго Дутерте демонстрирует понимание проблем этих людей: когда домой вынужденно вернулась большая группа филиппинцев, работавших в Саудовской Аравии (в стране экономический кризис), президент лично встретил их в аэропорту и пообещал помочь с трудоустройством на родине.

Дутерте называет себя социалистом и любит покошмарить олигархов, которые, по его словам, сидят в своих поместьях и получают прибыль, как таксисты по счётчику, благодаря своим коррупционным связям в правительстве. И те его по-настоящему боятся. Стоило президенту в прямом эфире выразить недовольство игровым бизнесом миллиардера Роберто Огпина, как тот на следующий день подал в отставку с поста главы своей компании PhilWebCorp., чтобы, по его словам, спасти бизнес.

При этом Родриго Дутерте не делает вид, будто всё понимает в экономике, этими вопросами в его команде занимается друг детства, бизнесмен Карлос Домингес. Программа Домингеса, состоящая из десяти пунктов, вполне вменяемая и нисколько не популистская и не социалистическая, хотя в ней отведено место программам социальной помощи. Пример прагматизма — намерение отменить ограничительный предел иностранного участия в местных компаниях.

Сейчас, несмотря на все внутренние войны, экономика Филиппин показывает самые высокие в Азии темпы роста — 7–8% по результатам первого полугодия. Очевидно, сказывается эффект низкой базы, но инвестиционная привлекательность страны высока, и если удастся навести в ней относительный порядок и убить, как стремится Дутерте, преступность, многие будут склонны закрыть глаза на цену, в которую это обошлось.

Пока у президента Филиппин огромная народная поддержка. Здесь не избалованы правосудием, чтобы ставить ему в вину незаконные методы борьбы с преступностью. Но успехи президента-"карателя" могут показаться кому-то соблазнительным примером и руководством к действию — в совсем других странах и других условиях. И это будет настоящая беда.

46
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.