Миша не вернулся. Почему Грузия решила ничего не менять

Фото: Юрий Козырев/pixanews.com
Фото: Юрий Козырев/pixanews.com

Результаты выборов показали, что возвращаться Саакашвили в принципе некуда. В нынешней Грузии его ждет уголовное преследование, заказанное Путиным

Парламентские выборы в Грузии — это была игра с нулевой суммой. Она состоялась. Все свободны. Ничего, по большому счету, не меняется, если говорить о формальных результатах. Надежды части общества на перезагрузку и возвращение к власти партии реформаторов Саакашвили не оправдались. Феномен, который нуждается в осмыслении.

Предел мечтаний

Лишь 51,63 процента избирателей воспользовались правом выбирать себе власть. Это антирекорд грузинской политики.

Грузинский закон о выборах предусматривает, что парламент, состоящий из 150 депутатов, избирается по мажоритарно-пропорциональной системе: 77 законодателей — по партийным спискам, 73 — по округам. В бюллетени были внесены названия 25 субъектов избирательного процесса — 19 партий и 6 блоков, как правило, именных. Но практически все они оказались аутсайдерами.

Наибольшее количество голосов избирателей получила правящая партия бывшего премьер-министра, олигарха Бидзины Иванишвили "Грузинская мечта — Демократическая Грузия" (850 тысяч, или 48,67%). Оппозиционное Единое национальное движение, неформальным лидером которого остается экс-президент Грузии, а ныне глава Одесской облгосадминистрации Михеил Сааакашвили, серьезно отстала от победителя: 477 тысяч голосов, или 27,11%.

Ситуация с третьей позицией оказалась самой непредсказуемой и даже драматической. По закону, чтобы попасть в парламент, партия должна набрать 5% голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Пророссийская партия "Давит Тархан-Моурави, Ирма Инашвили — Альянс патриотов Грузии, Объединенная оппозиция" набрала на одну сотую больше, чем требовалось — 5,01%!

Повезло или это результат манипуляций? Споры продолжаются. Странности ночи выборов, когда сайт центризбиркома часами не обновлялся, а местные комиссии вывешивали на участках рукописные протоколы, которые потом правились, дают основания для подозрений.

Остальные участники забега пришли к финишу ни с чем. Проевропейские попутчики Иванишвили, а затем его оппоненты — Свободные демократы, возглавляемые бывшим министром обороны Ираклием Аласанией, получили 4,62%. Еще одна пророссийская политсила — Демократическое движение экс-спикера парламента и одного из лидеров Революции роз Нино Бурджанадзе набрала 3,53%. А партия известного оперного певца Пааты Бурчуладзе "Государство для народа" получила 3,45%. И, наконец, левые популисты — Лейбористская партия Шалвы Нателашвили убедили 3,14% граждан Грузии.

В результате второго тура партия олигарха Бидзины Иванишвили, бизнес которого тесно завязан на России, получит не простое большинство депутатов парламента, а конституционное

Остальные по факту оказались статистами на этой ярмарке демократии. К примеру, объединение националистов, сторонников первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдии, которые попытались попасть в высшую лигу при помощи партии "ПутьЗвиада — Имя Бога", смогло найти поддержку лишь 0,09% избирателей. Их идеологические антиподы из Единой Коммунистической партии — на одну сотую меньше.

В мажоритарных округах в большинстве случаев результаты станут известны в начале ноября, когда состоится второй тур. Лишь в двадцати трех округах победители стали известны сразу. И все они представители провластной Грузинской мечты.

Интересно, что ранее "националы" Саакашвили выигрывали выборы в мажоритарных округах в районах компактного проживания национальных меньшинств на юго-востоке страны. В этот раз Грузинская мечта победила и там.

Сторонники Саакашвили имеют реальный шанс выиграть лишь в двух округах из полусотни. В частности, в одном из тех, где большинство избирателей — этнические азербайджанцы. В трех округах борьба пройдет между партийцами Иванишвили и независимыми кандидатами. Имеет реальный шанс пройти в парламент бывшая гражданка Франции, экс-министр иностранных дел Саломэ Зурабишвили. Еще в одном теоретический шанс есть у бывшего лидера Свободных демократов Ираклия Аласании. Но он не ждет милости от избирателей и уже объявил об уходе из политики. А в 66-м мажоритарном округе ожидается острая и принципиальная битва. Там во второй круг вышли кандидат от Грузинской мечты Эдишер Толораиа и супруга Михеила Саакашвили, уроженка Нидерландов Сандра Элизабет Рулофс. Разрыв между политиками составляет менее полутора процентов.

Уже очевидно, что в результате второго тура партия олигарха Бидзины Иванишвили, бизнес которого тесно завязан на России, получит не простое большинство депутатов парламента, а конституционное.

Ночь выборов

Политика в Грузии традиционно яркая, шумная и драчливая. Так было и в этот раз. Не успели закрыться участки, как сторонники Саакашвили начали выкладывать в интернет ролики о погромах избирательных участков. Там, где, как ожидалось, могли победить "националы".

Был ли этот беспредел спонтанным, или это была часть технологии фальсификации выборов — трудно сказать. Ясно одно: на результаты — ввиду их однозначности практически во всех регионах страны — эта короткая вспышка насилия не повлияла. Можно предположить, что это было предупреждение проигрывающей стороне: мол, даже не думайте о протестах, сила кулаков и государства на нашей стороне.

Протестовать против нарушений так никто и не вышел. Это не значит, что выборы были честными. В условиях уголовного преследования лидеров оппозиции и невозможности для них агитировать сторонников без риска сесть в тюрьму по надуманным обвинениям смысла в протестах не было.

Но в любом случае поражение партии Саакашвили на этот раз безоговорочное. Причин много.

Те, кто не пошли на выборы, точно не хотят голосовать ни за какую Грузинскую мечту, однако не видят перспективы и в возвращении Саакашвили. Они-то и проголосовали ногами

Не ждали

Команда Иванишвили худо-бедно держит ситуацию в стране под контролем. Резкого падения уровня жизни нет. Государственные институты, построенные с нуля во времена правления "проклятых реформаторов", работают. Предварительное решение Евросоюза, принятое 5 сентября, о предоставление безвизового режима для грузин — это "синица в руках". Резко менять власть, которая добивается подобных решений, недальновидно. При этом резкого разворота "на Москву", чего ожидала проевропейская часть грузинского общества, не произошло. Бывший акционер Газпрома Бидзина Иванишвили не смог даже восстановить дипломатические отношения с Москвой, разорванные после агрессии России в 2008 году.

"Националы" в годы правления Саакашвили сделали много для страны, и большинство грузин это признают: строительство госинстититутов, борьба с коррупцией и криминалитетом, прозрачные офисы полиции, сервисные центры, разрастающийся город-курорт Батуми. Но это в прошлом. "Такова уж у нас ментальность: грузины очень быстро забывают о хорошем, но очень долго помнят о плохом" — так отвечает Алико, официантка в тбилисском ресторане, на вопрос, почему в Грузии, несмотря на очевидные позитивные изменения в стране в годы правления Саакашвили и его команды, многие не хотят его возвращения. Одни ждут и молятся на то, что "Миша вернется". Другие — истово ненавидят даже саму мысль об этом. Этот вопрос делит грузинский социум примерно пополам. Те, кто не пошли на выборы, точно не хотят голосовать ни за какую Грузинскую мечту, однако не видят перспективы и в возвращении Саакашвили. Они-то и проголосовали ногами. Дав беспрецедентный выигрыш команде Иванишвили.

Кроме того, партия "Единое национальное движение" в ее нынешнем положении не может влиять ни на какие решения. Выезд из страны Саакашвили и ряда видных лидеров плюс аресты, пусть и по смехотворным поводам, бывших руководителей партии демотивировали избирателей, спровоцировали отход части известных молодых политиков-националистов в свободное плавание.

А консервативность грузинского общества, нежелание вместе с либеральными реформами получить сопутствующее и неизбежное — равенство конфессий (роль православной церкви в Грузии несравнимо выше, чем в Украине), дискуссии о гендере и правах для ЛГБТ-общества и т. д. — позволили противникам "националов" использовать эти непопулярные темы как аргументы в полемике о том, что будет, если Саакашвили вернется. Люди хотят, чтобы была безопасность, нормальные условия для жизни, газ, свет, но при этом ничто не мешало патриархальному течению жизни.

В любом случае поражение партии Саакашвили на этот раз безоговорочное. Причин много

Результаты выборов показали, что возвращаться Саакашвили в принципе некуда. В нынешней Грузии его ждет уголовное преследование, заказанное Путиным. Кремлевскому правителю принципиально важно, чтобы человек, бросивший ему вызов, был наказан руками самих грузин.

За несколько лет копания в грязном белье прокуроры не нарыли против Саакашвили ничего серьезнее, чем покупка нескольких костюмов, заказ суши и оплата массажистки. Никаких мифических миллиардов от "элитарной коррупции" (лучшая, пожалуй, выдумка московских политтехнологов) не нашли. Хотя в небольшой стране все и все про всех знают.

На своей страничке в фейсбуке Саакашвили ответил своим украинским "доброжелателям": "Я вижу, что многие ждут результатов грузинских выборов в надежде отправить меня обратно в Грузию. Таких я хочу разочаровать: независимо от результатов выборов в Грузии, я не покину поле битвы и буду до конца сражаться за настоящие изменения и смену политического класса в стране моего гражданства. Я взял обязательства перед украинцами и не собираюсь оставлять их в беде".

Саакашвили также обещает не забывать о Грузии. А что ему, собственно, остается?