Митинги вне закона. Насколько шатки позиции Кремля

Фото: Грани ТВ
Фото: Грани ТВ

Фокус поговорил с российским политологом Андреем Пионтковским о вчерашних митингах против коррупции

26 марта в 82-х городах России прошли акции против коррупции. На митинги вышли десятки тысяч россиян, по оценкам радиостанции "Эхо Москвы", общая численность протестующих достигла 60 тыс. человек. В большинстве случаев акции не были санкционированными, в результате чего сотни протестующих оказались под арестом. Фокус поговорил с российским политологом Андреем Пионтковским о причинах и последствиях митингов.

Уже известно решение суда по делу Навального: штраф в размере 20 тыс. руб. и арест на 15 суток. Насколько его арест был ожидаем? Воспринимает ли Кремль Навального как серьезную угрозу?

– Арест был полностью предсказуемым. Можно было ожидать и более жесткую реакцию. Не исключено, что его обвинят по статье "экстремизм". За время отбывания административного ареста Навальному могут предъявить уголовную статью с дальнейшим заключением в тюрьму.

Навальный исключительно опасен для Кремля. Сейчас власть расколота вопросом что делать дальше. Опасен лично для Путина. Вчерашние митинги беспрецедентные. Такого масштаба всероссийских выступлений я не помню не только в постсоветской России, но и 1990-91 годах. Да, тогда были Москва, Санкт-Петербург, иногда Кемерово, но одновременных массовых выступлений в ста городах (в 82. - Фокус) не было. Не менее важно, что протестующие вчера – это новое поколение, молодежь. За исключением нескольких городов выступление было несанкционированным. Люди шли, зная, что с ними могут расправиться. Многие действительно были арестованы. Это большой тактический и стратегический успех Навального с его фильмом.

Вы считаете, что именно фильм стал переломным моментом?

– Да, он действительно переломный. Кроме того, он показал, что монополия телевидения заканчивается. Фильм посмотрело 12 млн человек. Это новая аудитория. Власть растеряна, не было ни официальной реакции, ни комментариев. Фильм и митинги – новая неожиданная масштабная угроза для Путина.

Участники несанкционированных митингов решили рискнуть зная, что их задержат. Здесь имеет значение личность самого Навального?

"Десятки тысяч людей, которые вышли вчера – это и есть то антипутинское и антивластное меньшинство"

– Нет, культа Навального нет. Просто молодежь не видит для себя будущего в этой стране. В России происходит наглое воровство правящей верхушки, страна ведет войны в Украине и Сирии. Путин затевает новые военные конфликты для того, чтобы создать в стране патриотические настроения и отвлечь внимание от повестки дня – воровства и падения уровня жизни. Митинги показывают, что это не удалось. Не совсем понятно, с чем сейчас Путин может обратиться к людям в ходе своей предвыборной кампании. Кстати, а где те 85%, которые его поддерживают? Это миф социологических опросов, которые ничего не означают в авторитарных обществах.

Но ведь симпатики Путина есть. Причем – искренние.

– Все решает активное меньшинство. Десятки тысяч людей, которые вышли вчера – это и есть то антипутинское и антивластное меньшинство. Путин никогда бы не собрал такое количество людей в свою защиту. Если бы, конечно, просто не приводил на митинги проплаченных людей. Это – серьезный знак для власти.

Да, в Украине во время Майдана выходил миллион человек, но это все равно было решающее активное меньшинство. Подавляющее большинство всегда пассивно выжидает. Это характерно для всех обществ.

Вчерашние митинги можно считать выступлением против коррупционной деятельности отдельных представителей власти или против всей системы?

– Конечно против всей системы. Навальный гениально выбрал цель – Дмитрий Медведев. Основной лозунг – это классический лозунг 2011-2012 годов: "Путин – вор".

Массовые задержания – это испуг властей или демонстрация репрессивной системы?

– Это демонстрация того, что будет ужесточение реакции властей. Но главное, что люди не боятся. Они смеются и презирают власть.

Начнется закручивание гаек?

– Обязательно. У властей нет другого выхода. Можно либо сдавать Путина, либо закручивать гайки, в том числе, на внешнеполитическом фронте. Вероятно, начнется эскалация в Донбассе, как последняя отчаянная попытка сменить повестку дня. Основной вывод вчерашнего дня – власти нечего говорить о внутренней политике и экономике, социальной ситуации. Единственный выход – это попытаться взбодрить какие-то имперские чувства. Это видно по тому, как меняется тактика в Донбассе. В Кремле поняли, что Украина не пойдет на предоставление оккупированной территории политической силы, поэтому Москва делает курс на повышение субъектности оккупированного Донбасса.

Возможна ли интеграция оккупированного Донбасса в Россию?

– Де факто, так и происходит сейчас. Де юре, Москва на это не решится. Более того, такое решение не добавит энтузиазма сторонникам Путина из-за международных последствий.