Поиск

Базовый элемент. Что Трамп искал в Ираке в канун Нового года

2019-01-03 20:00:00

321 0
Базовый элемент. Что Трамп искал в Ираке в канун Нового года

.

26 декабря, сразу после Рождества, президент США Дональд Трамп вместе с первой леди Меланией Трамп посетил американскую военную авиабазу Аль-Асад в Ираке. Фокус искал смысл необъявленного и стремительного визита Трампа на место дислокации американских военнослужащих в канун нового 2019 года

Первая поездка, которую совершил нынешний хозяин Овального кабинета к американским военным, проходящим службу за рубежом, держалась в тайне до последнего момента, и первый борт приземлился на военном аэродроме, а не в аэропорту Багдада. Из сообщений прессы следует, что Трамп летал в Ирак не только для того, чтобы поздравить военнослужащих с Рождеством. Выступление президента США на авиабазе Аль-Асад носило характер политического митинга. Трамп заявил, что не собирается выводить американские войска из Ирака, несмотря на свое недавнее решение вполовину сократить контингент в Афганистане и отправить домой военных, размещенных в Сирии.

Прямо с авиабазы Трамп позвонил новому премьер-министру Ирака Аделю Абдулу Махди, который вступил в должность в октябре 2018 года и пригласил его посетить Белый дом. Такой чести удостаиваются руководители стран, отношения с которыми для США на особом месте. Трамп мог встретиться с иракским премьером в его резиденции или на территории авиабазы. Тем более что Махди был заблаговременно поставлен в известность о прилете американского президента. Однако, по словам пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, оба лидера воздержались от встречи на территории Ирака из соображений безопасности. После нескольких лет войны с ИГИЛ ситуация в Ираке остается напряженной. В сентябре 2018-го были выпущены ракеты по аэропорту в Басре, где располагается американское консульство, и по "зеленой зоне" Багдада, где находится посольство США.

Поездка Трампа для встречи с американскими военными является политическим сигналом для Багдада, означающим, что США считают Ирак сферой своих интересов, не собираются выводить из страны свои войска даже после разгрома ИГИЛ, и не допустят изменения вектора развития государства. Напомним, в результате парламентских выборов 2018 года к власти в Ираке пришли политические силы, ориентированные на сближение с Ираном, который является основным конкурентом США на Ближнем Востоке.

Опора на военных

Своим визитом на авиабазу Аль-Асад, Трамп также дает понять, что прямым рычагом влияния США в Ираке остаются 5,2 тыс. американских военных, расквартированных здесь с 2014 года. Их значение возрастает для Пентагона после вывода американских военных из Сирии. До декабря 2017 года авиабаза использовалась для нанесения воздушных ударов по позициям ИГИЛ.

Поездка Трампа является политическим сигналом для Багдада: США не собираются выводить из страны свои войска даже после разгрома ИГИЛ

Военное присутствие США в Ираке служит препятствием для сближения Багдада с Тегераном. Кроме как на своих военных США в Ираке опереться больше не на кого. На парламентских выборах в мае 2018 года партия "Победа" бывшего премьер-министра, шиита Хайдера аль-Абади, который сотрудничал с США в борьбе с ИГИЛ, потерпела поражение. Большинство мест в парламенте получили политические силы мусульман-шиитов "Альянс к реформам" и "Альянс Фатх", ориентированные на сближение с Ираном. В парламент прошли также партии "Правовое государство" и "Мудрость", тоже представленные шиитами и считающие отношения с Ираном приоритетными.

Иракские парламентарии враждебно восприняли посещение Трампом авиабазы Аль-Асад. Лидер партии "Альянс к реформам" Муктада аль-Садр называет визит проявлением неуважения к его стране и предлагает принять закон, требующий от США вывести войска из Ирака. Среди американцев аль-Садр пользуется дурной славой. В 2004 году он поднял восстание против американской оккупационной администрации в Ираке и основал шиитское вооруженное формирование "Армия Махди", осуществлявшее диверсионную деятельность против американских военных.

За сближение с Ираном выступает руководитель партии "Альянс Фатх", бывший министр транспорта Хади аль-Амери. В период ирано-иракской войны 1980-1988 годов он сражался на стороне иранцев. Параллельно с партийной деятельностью аль-Амери руководит бригадой "Бадр" – военным крылом проиранской организации Верховный исламский совет Ирака, которая создавалась для борьбы с режимом Саддама Хуссейна и распространения идей исламской революции в Ираке.

Даже Хайдер аль-Абади, не желая отставать от веяний времени, заявил, что визит Трампа на авиабазу Трамп нарушает дипломатические нормы и негативно отразится на двусторонних отношений. На посту премьер-министра аль-Абади позиционировал себя как союзник США в регионе.

Премьер-министр Махди является компромиссной кандидатурой, которая устраивает аль-Садра и аль-Амери. В 2000 годах сын шиитского священнослужителя Махди занимал должности министра нефтяной промышленности и министра финансов. В 1970-х годах он состоял в рядах иракской коммунистической партии, а с 1982-го по 2017-й был видным деятелем Верховного исламского совета Ирака. По мнению аль-Абади, Иран финансировал избирательную кампанию Махди во время парламентских выборов, что и стало причиной его победы. Его кандидатуру на премьерский пост поддержал командующий иранским подразделением спецназначения "Кудс" Касем Солеймани. Махди родом из Ливана и поддерживает связи с руководством спонсируемой Ираном террористической организации "Хизбалла". В своей риторике Махди позиционирует себя как государственник, который стремиться выстраивать внешнюю политику Ирака, отталкиваясь от национальных интересов, не допуская вмешательства во внутренние дела третьих стран, в том числе США.

Причиной победы на выборах проиранских партий, скорее всего, стало нежелание США оказать финансовую помощь в восстановлении разрушенной инфраструктуры Ирака. По словам бывшего премьер-министра аль-Абади, стране необходимо $100 млрд для того, чтобы преодолеть послевоенную разруху. Однако в феврале 2018 года тогдашний госсекретарь США Рекс Тиллерсон и пресс-секретарь Госдепартамента Хизер Нойерт говорили, что ничего подобного в Белом доме не обсуждается и рассматривается только привлечение инвестиций из частного сектора.

США рассматривает американских военных также в качестве гарантии безопасности транснациональных компаний, работающих в нефтегазовом секторе Ирака

Во время президентской кампании 2016 года Трамп заявил, что эпоха "строительства наций закончена", обещая сократить расходы на внешнеполитические инициативы и помощь союзникам. Как следствие, без американской помощи иракское общество становится радикальнее и на первый план политической арены Ирака вышли лояльные Ирану шииты, которые вместе с иракскими курдами принимали участие в боевых действиях против ИГИЛ.

Теперь Трампу придется договариваться лично с Махди, за которым стоит Иран. В обмен на сохранение американского контингента, в том числе авиабазы Аль-Асад, Багдад может запросить больше денег на восстановление страны или вообще не отвечать взаимностью инициативам Белого дома. Заняв премьерское кресло, Махди активизировал отношения с региональными союзниками Ирана и России. Недавно иракский премьер договорился с президентом Сирии Башаром Асадом о координации действий в борьбе с остатками ИГИЛ. Асад разрешил иракским военным бомбить подразделения ИГИЛ на территории Сирии без предварительного согласования с Дамаском. И если американские военные уйдут из Ирака, то эта страна станет новым сателлитом Ирана на Ближнем Востоке.

Защита нефтяных интересов

США рассматривает американских военных также в качестве гарантии безопасности транснациональных компаний, работающих в нефтегазовом секторе Ирака. На месторождениях северного Ирака (Иракский Курдистан) нефть добывают американские и европейские компании Exxon, Total, Chevron, Talisman Energy, Genel Energy, Hunt Oil, Gulf Keystone Petroleum и Marathon Oil. В 2014-17 годах США помогли иракским курдам освободить север Ирака от ИГИЛ. США поставили иракским курдам 150 единиц различной техники, 45 тыс. единиц стрелкового оружия, 700 минометов и множество боеприпасов.  Однако отношения Вашингтона и местных курдов испортились после того, как американцы не поддержали референдум о независимости Иракского Курдистана в сентябре 2017 года. Американцы заняли нейтральную позицию в последующем вооруженном конфликте иракской армии и курдского вооруженного формирования пешмерга. Тогда Трамп предоставил карт-бланш иракским шиитам во главе с премьером аль-Абади в борьбе с курдским сепаратизмом. Теперь иракские шииты поворачиваются спиной к США.

Если американские военные покинут Ирак, то шииты могут попытаться национализировать доли американских компаний в нефтегазовых месторождениях страны и затем передать их российским и китайским конкурентам. Россия и Китай уже давно проявляют интерес к нефтегазовым месторождениям Ирака. В октябре 2018 года компания "Роснефть" объявила о своем участии в инфраструктурном проекте по эксплуатации и модернизации нефтепровода компании KARGroup на севере Ирака мощностью 700 баррелей нефти в сутки. Данный трубопровод планировалось использовать для доставки иракской нефти на нефтеперерабатывающие заводы в Германии. "Роснефть" также приобрела 80% акций пяти нефтяных месторождений Иракского Курдистана. В 2010 году китайская нефтегазовая корпорация CNPC получила право на разработку нефтяного месторождения Хальфая на юго-западе Ирака. Годом ранее CNPC стала владельцем 37% акций месторождения Румейла на юге Ирака. Китайцы разрабатывали нефтяные месторождения в провинции Майсан на юге страны. Свою долю в иракских нефтегазовых месторождениях имеет турецкая фирма Turkish Petroleum.

Призрак суннитского экстремизма

Россия и Китай уже давно проявляют интерес к нефтегазовым месторождениям Ирака

Иракские политики-шииты ведут себя достаточно самонадеянно, призывая США вывести свои войска из страны, утверждая, что они якобы победили ИГИЛ. К декабрю 2017 года исламские экстремисты действительно утратили контроль над населенными пунктами Ирака под натиском иракской армии, пешмерга и военно-воздушных сил США. Однако призрак ИГИЛ продолжает бродить по разрушенному войной и нестабильному Ираку, поскольку для этого есть социальная база – иракские сунниты. Арабы-сунниты были опорой режима Саддама Хуссейна и левой партии "Баас" до их свержения в 2003 году, а затем пополнили ряды различных террористических организаций, вроде "Аль-Каиды", "Ансар аль-Ислам", "Исламской армии в Ираке" в период военной операции США (2003-11 годы). После вывода американских войск по инициативе экс-президента Барака Обамы значительные территории страны захватил ИГИЛ.

Многие арабы-сунниты покинули Ирак, а те, что остались, пытаются взять реванш. Костяк ИГИЛ составляют бывшие иракские военные, ветераны ирано-иракской войны 1980-88 годов, войны против Кувейта 1990-91 годов, и партийные деятели, которые остались не удел и не хотят мириться с "распоясавшимися" шиитами и курдами. Около 25 тыс. бывших баасистов и иракских военных заняли должности в органах власти ИГИЛ и воспринимали террористическую организацию как инструмент борьбы за власть.

Стоит добавить, что Ирак не может вернуться к мирной жизни из-за продолжающихся терактов. В прошлом году исламские экстремисты совершили 1,5 тыс. терактов в 16 освобожденных городах Сирии и Ирака. В 2018 году иракские власти приговорили к смертной казни 300 членов ИГИЛ и еще столько же – к пожизненному заключению.

Порядка 20 тыс. человек подозреваются в связях с террористами. Исламский экстремизм и проблема терроризма в Ираке – это следствие конфликта между иракскими шиитами, суннитами и курдами, который будет продолжаться до тех пор, пока они не смогут поделить между собой ресурсы и влияние в стране.

Комментарии

Оставлять комментарии могут только подписчики. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.