Чужие среди чужих. К чему приводит миграционная политика Евросоюза

2019-01-14 13:06:00

2346 1
Чужие среди чужих. К чему приводит миграционная политика Евросоюза

Фото: varlamov.ru

Страны Европейского союза регулярно сталкиваются с негативными последствиями миграционного кризиса. Фокус разбирался, почему попытки ЕС урегулировать ситуацию в гуманитарной сфере не приносят результата, а только усугубляют социальную напряженность и подстегивают рост популярности ультраправых популистов в Европе

В последние дни 2018 года зреющие внутри общества конфликты выплеснулись на улицы Германии. 29 декабря четыре мигранта юношеского возраста из Сирии, Афганистана и Ирана устроили драку на вокзале в городе Амберг. Двенадцать человек получили ранения различной степени тяжести. Один семнадцатилетний парень был тяжело ранен в голову. Драка произошла на расовой почве. Председатель парламентской фракции партии "Христианско-социальный союз" Александр Добриндт осудил уличное насилие. В то время как официальный Берлин ограничился дежурными заявлениями, местные ультраправые популисты показали себя в действии.

На улицы Амберга вышли патрули из членов оппозиционной ультраправой Национал-демократической партии (НДП). Они пообещали создать "зоны безопасности" и защитить немцев. К слову, в адрес НДП нередко звучат обвинения в неонацизме, ее неоднократно пытались запретить, СМИ часто сравнивают ее с печально известной Национал-социалистической рабочей партией Германии Адольфа Гитлера. Национал-демократы выступают за восстановление немецкого государства в границах 1937 года, что означает, среди прочего, возвращение территорий, переданных Польше после окончания Второй мировой войны.

Через два дня после инцидента в Амберге, 50-летний немец устроил "акцию возмездия" в городе Боттроп на северо-западе Германии и въехал на своем автомобиле в толпу людей, которая состояла из граждан Сирии и Афганистана. Пострадали четыре человека. Немецкая полиция выдвинула против него обвинения в расизме и ксенофобии; существует информация об имеющихся у нападавшего проблем с психикой.

Новогодние инциденты в Германии не являются чем-то уникальным, они скорее иллюстрируют глубину социальной напряженности, которая существует в европейском обществе из-за наплыва мигрантов и беженцев из стран Африки и Ближнего Востока. Пассивность и нерешительность либеральных правительств, которая проявляется при урегулировании миграционного кризиса, используют в свою пользу ультраправые политические силы, набирающие популярность.

"Мы не благотворительная организация для всего мира. Германия – это дом для немцев, а не лаборатория для мультикультурных экспериментов", – считает лидер Национал-демократической партии, бывший военный Франк Франц.

Арифметическая составляющая

Пассивность и нерешительность либеральных правительств, которая проявляется при урегулировании миграционного кризиса, используют в свою пользу ультраправые политические силы

С первого взгляда может сложиться впечатление, что дела в Евросоюзе в сфере миграции обстоят не так уж и плохо. Как сообщает ВВС, в 2018 году в страны ЕС прибыли 102 тыс. беженцев, что меньше, чем годом ранее (119 тыс. чел.) и не сопоставимо с "великим переселением народов" 2015 года, когда европейские границы пересекли свыше миллиона выходцев из Сирии и других ближневосточных стран. Поток беженцев сократился благодаря договоренностям между ЕС и Турцией, Иорданией, Ираком, Ливаном о размещении обездоленных людей. Эти страны приняли 2 млн беженцев.

Но при этом в 2017 году полмиллиона иностранцев получили статус беженца в странах Евросоюза. Больше других государств удовлетворили заявки соискателей убежища: Германия, Франция, Италия, Австрия, Швеция, Великобритания, Бельгия, Греция, Голландия, Испания. Иностранцы, которым было отказано в предоставлении убежища, с неохотой возвращаются обратно. Несмотря на то что с 2014 года "по домам" удалось отправить 1,8 млн иностранцев, в ЕС более полумиллиона человек ожидают ответа от властей на просьбу об убежище. Из них 516 тыс. чел. должны были вернуться в свои страны в прошлом году, но в итоге Европу покинули около 189 тыс. За последние 12 месяцев число лиц, впервые подавших заявку на предоставление статуса беженца в ЕС, составило без малого 585 тыс. чел. В третьем квартале 2018 года заявку на получение статуса беженца в ЕС подали порядка 147 тыс. чел., что на 4% больше, чем во втором квартале.

Больше всего желающих получить убежище в ЕС прибывают из Сирии, Афганистана, Ирака и Ирана по так называемому "средиземноморскому" маршруту и высаживаются на побережье Италии, Испании, Греции и Мальты. В прошлом году в рамках операции "София" европейские пограничники задержали 551 судно с нелегалами. С недавних пор беженцы предпринимают попытки проникнуть на территорию Великобритании. С ноября 2018 года 240 человек нелегально добрались туда на небольших судах. В начале января британские власти направили в пролив Ла-Манш сторожевой корабль, чтобы перехватывать нелегалов.

Временное содержание соискателей убежища стоит больших денег. С 2015 года из бюджета ЕС было выделено свыше 3 млрд евро Греции, Италии и Испании как наиболее подверженным миграционному кризису. В 2016-2017 годах ЕС выделил 3 млрд евро на содержание беженцев в Турции, а в 2018-м было принято решение сохранить финансирование в ближайшие годы в том же объеме. В рамках трастового фонда ЕС для преодоления сирийского кризиса было выделено 1,5 млрд евро на содержание беженцев в Ираке, Иордании и Ливане.

ИГИЛ 2.0

Террористическая организация ИГИЛ фактически потерпела поражение в Сирии и Ираке, потеряла контроль над нефтяными месторождениями и активизировала деятельность в странах Запада, где осуществляет вербовку молодежи среди местных мусульман, в том числе удаленно – через социальные сети. Как сообщает американская газета The Washington Post, в прошлом году в Западной Европе произошел 291 теракт, а в Восточной Европе – 110 инцидентов, вина за которые лежит в основном на радикальных исламистах. Последние годы исламским экстремистам стало проще раствориться в европейских странах среди большого количества беженцев и мигрантов из ближневосточных стран.

47% мусульман, проживающих в Германии, считают, что шариат более важен, чем национальное законодательство, а в Швеции такую точку зрения разделяют 52% граждан, исповедующих ислам

По мнению сотрудника Интерпола, немецкого криминалиста Юргена Стока, скоро Европа столкнется со второй волной лиц, связанных с ИГИЛ. Сток называет их "ИГИЛ 2.0". В 2018 году во Франции произошло три масштабных теракта с применением огнестрельного и холодного оружия, ответственность за которые взяла на себя ИГИЛ. Погибли пятеро человек и более 10 получили ранения в супермаркете коммуны Треб, в районе оперного театра в Париже и на рождественской ярмарке в Страсбурге. Под крики "Аллах Акбар" мусульманский фанатик расстрелял трех человек в бельгийском городе Льеж в мае прошлого года. В сентябре 2018 года в Голландии полиция арестовала семерых человек и изъяла у них автоматы Калашникова, материалы для создания взрывных устройств. Предположительно, они планировали теракты в городах Арнхем, Роттердам, Хейссен, Влаардинген. Ультраправый политик Герт Вилдерс обвинил премьер-министра Голландии Марка Рютте в том, что он позволил "тысячам джихадистов" въехать в страну.

Кое в чем популист Вилдерс прав. Дело в том, что достаточно много исламских экстремистов, которые выезжали из европейских стран воевать на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке, возвращаются обратно и представляют угрозу для безопасности местных жителей. В апреле 2018 года во Францию вернулся джихадист Мехди Неммоуше, у которого при задержании изъяли автомат Калашникова, обернутый во флаг ИГИЛ, и видеозаписи, в которых он признается в совершении теракта в Еврейском музее в Бельгии.

По данным организации Gatestone Institute, 47% мусульман, проживающих в Германии, считают, что шариат более важен, чем национальное законодательство, а в Швеции такую точку зрения разделяют 52% граждан, исповедующих ислам. При этом две трети жителей Бельгии придерживаются мнения, что в их стране существует засилье мусульман. По данным опроса Policy Research, 43% британских мусульман убеждены, что в Великобритании нужно частично ввести шариат. Немало шуму наделало дело мусульманки Сафы Булар – 18-летней девушки, которая родилась в Лондоне, попала под влияние бойца ИГИЛ Навида Хуссейна, воевавшего в Сирии, и планировала вместе с матерью и старшей сестрой совершить теракт в Британском музее. В августе 2018 года британский суд приговорил ее к пожизненному заключению.

Миграционный тупик

Миграционный кризис осложняют процедурные противоречия в Евросоюзе. Согласно Дублинскому регламенту, соискатель убежища должен отправить заявку на статус беженца в первую страну Евросоюза, куда он прибыл. Если иностранца не принимают в другое европейское государство, то он, согласно закону, возвращается в страну, куда он въехал, – чаще всего в Италию, Испанию и Грецию. В тоже время Еврокомиссия разработала план обязательного расселения беженцев по квотам с территории Италии и Греции в другие страны ЕС. Перемещению беженцев внутри ЕС способствует Шенгенское соглашение, предусматривающее свободное передвижение без виз внутри Шенгенской зоны. За последние три года план Еврокомиссии так и не был реализован. Одна из причин провала заключается в том, что власти Венгрии, Польши, Болгарии, Кипра, Словакии и Словении отказываются размещать беженцев на своей территории из опасений перед террористической угрозой, возникновения очагов исламского экстремизма, распространения инфекционных заболеваний и угрозы для своей национальной идентичности.

В ЕС растет популярность ультраправых популистов, которые выступают против миграции, ислама и предлагают альтернативные пути выхода из миграционного кризиса

С подачи премьер-министра Венгрии Виктора Орбана на границе с Сербией и Хорватией были построены заборы и размещены воинские подразделения для предотвращения нелегальной миграции. В ответ в Еврокомиссии родилось предложение ввести санкции против Польши и Венгрии, лишив их голоса в Европейском совете, что пока не нашло одобрения среди большинства стран-участниц Евросоюза. При этом Чехия, Хорватия, Дания и Румыния разместили у себя меньшее число беженцев, чем предусмотрено квотами. В частности, премьер-министр Чехии Андрей Бабиш отказался принимать беженцев, поскольку его страна уже приняла 70 тыс. украинских трудовых мигрантов.

Среди высокопоставленных европейских политиков все чаще выказывается недовольство миграционным планом Еврокомиссии. В июле 2018 года министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер предложил усилить охрану границ, не пускать беженцев, зарегистрированных в других странах, что стало поводом для конфликта с канцлером Ангелой Меркель. В качестве компромисса было принято решение временно размещать беженцев в транзитных центрах на территории Германии и затем высылать их в европейские страны, откуда они прибыли. После инцидента в Амберге Зеехофер призвал депортировать соискателей убежища, которые совершают правонарушения. Канцлер Австрии Себастьян Курц предлагает усилить охрану внешних границ ЕС и вкладывать деньги в создание лагерей по размещению беженцев в третьих странах. Политическим скандалом закончилась депортация из Бельгии беженцев из Судана по инициативе бывшего министра миграции Тео Франкена, который ушел в отставку в декабре 2018 года.

Несмотря на существующие противоречия, Брюссель не намерен ужесточать миграционную политику. В сентябре 2018-го председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал страны-члены ЕС договориться о распределении беженцев. В планы ЕС входит расселение в странах-членах Евросоюза 50 тыс. беженцев в 2019 году. Еврокомиссия планирует в 2021-2027 годах увеличить расходы на охрану внешних границ ЕС с 13 млрд евро до почти 35 млрд евро, создать фонд в размере 3,2 млрд евро для реагирования на неожиданное увеличение наплыва беженцев в европейские страны. Несмотря на то что руководители стран-членов ЕС соглашаются укреплять внешние границы и предоставлять финансовую помощь третьим странам, они так и не договорились о том, как распределить нелегалов, которые уже находятся в Европе.

Ультраправая альтернатива

По данным опроса исследовательского центра Pew, подавляющее большинство респондентов Греции, Швеции, Венгрии, Италии, Франции, Испании, Польши, Германии, Великобритании и Голландии не поддерживают меры ЕС по решению проблемы беженцев. Поэтому в ЕС растет популярность ультраправых популистов, которые выступают против миграции, ислама и предлагают альтернативные пути выхода из миграционного кризиса.

Лидер партии "Лига Севера" и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини считает, что необходимо депортировать всех незарегистрированных мигрантов. Он грозится выдворить из страны 500 тыс. нелегалов и вообще не принимать суда с новыми соискателями убежища.

Для Украины не выгодно усиление ультраправых партий в ЕС, поскольку некоторые из них выступают за отмену антироссийских санкций и поддерживают Кремль

По мнению Сальвини, остров Сицилия, куда прибывает по морю много мусульман, должен перестать быть лагерем беженцев для всей Европы. По итогам последних парламентских выборов "Лига Севера" сформировала коалицию с популистской партией "Движение пяти звезд". Глава датской партии евроскептиков "Новый порядок" Пернил Вермунд предлагает придерживаться избирательного подхода и предоставлять убежище только тем беженцам, которые имеют какую-либо профессию и квалификацию, смогут сами заработать деньги на жизнь и быть полезными для общества.

Антимигрантская партия "Альтернатива для Германии" Александра Гауланда и Алисы Вайдель заняла третье место по итогам парламентских выборов в сентябре 2018 года. Они предлагают усилить охрану границ с соседними странами, чтобы своевременно задерживать нелегалов. "Альтернатива для Германии" предлагает изменить социокультурную политику государства в отношении мусульман: закрыть минареты, запретить намазы в общественных местах, обрезание. В последние годы в Германии среди молодых немцев, которые поддерживают ультраправую НДП и выступают против размещения беженцев-мусульман, сформировалась своеобразная субкультура "нипстеры" (производное от слов "неонацист" и "хипстер"). По мнению пресс-секретаря партии Клауса Биера, национал-демократы стараются быть ближе к молодежи, говорить на их языке и поэтому за них голосуют лица в возрасте 18-24 лет. В Германии также популярно антиисламистское движение Pegida, которое устраивает митинги в знак протеста против приема новых беженцев.

Лидеры оппозиционных политических сил "Национальный фронт" Марин Ле Пен во Франции и Партия свободы Герт Вилдерс в Голландии предложили провести деисламизацию в качестве альтернативы существующей миграционной политики ЕС. Они воспринимают ислам как проявление тоталитаризма, вызова для европейской цивилизации. По мнению Вилдерса, необходимо закрыть границы для беженцев и мигрантов из мусульманских стран, лишить всех мусульман вида на жительство или статуса беженца, закрыть все мечети, мусульманские школы, центры для содержания беженцев, запретить любые проявления ислама в общественной жизни, не пускать в страну бывших боевиков ИГИЛ. Ле Пен считает, что нужно отказаться от услуг трудовых мигрантов, ввести для них дополнительные налоги, упростить механизм депортации и усложнить процедуру получения гражданства для приезжих из других стран.

Лидер итальянских ультраправых Сальвини готовится к грядущим выборам в Европарламент и хочет сформировать влиятельную коалицию вместе с другими европейскими ультраправыми партиями, чтобы более эффективно противодействовать Брюсселю по вопросу миграционной политики. Политические силы, которые выступают за ужесточение миграционного режима, существуют в Швеции ("Шведские демократы"), Финляндии (партия "Финны"), Чехии ("Свобода и прямая демократия"), Словакии ("Наша Словакия"), Болгарии ("Объединенные патриоты"), Венгрии ("Йоббик"), Австрии (Австрийская партия свободы), Греции ("Золотая заря"), на Кипре (ЭЛАМ).

В то же время для Украины не выгодно усиление ультраправых партий в ЕС, поскольку некоторые из них, включая "Лигу Севера", "Национальный фронт", Австрийскую партию свободы, "Альтернативу для Германии", "Йоббик" выступают за отмену антироссийских санкций и поддерживают Кремль.

Loading...