Чавизм крепчал. Почему режим Мадуро еще держится у власти и как долго ему осталось

2019-01-31 15:54:00

4073 2
Чавизм крепчал. Почему режим Мадуро еще держится у власти и как долго ему осталось

Фото: Getty Images

У президента Венесуэлы почти нет шансов удержать власть. Зато осталось время и те, кому он выгоден

23 января Хуан Гуайдо, 35-летний председатель Национальной ассамблеи Венесуэлы, объявил себя временно исполняющим обязанности президента. Это произошло спустя 13 дней после инаугурации президента Николаса Мадуро на второй срок, во время многотысячной "антимадуровской" демонстрации в Каракасе. Ситуация в чем-то напоминала ту, что возникла после выборов в Национальную конституционную ассамблею в мае 2017-го, когда армия жестоко подавила протест. А Мадуро, поощряя храбрость, наградил особо отличившихся военных комплектами туалетной бумаги.

Вопрос, за кем пойдут военные Венесуэлы, сегодня так же один из ключевых. Но не единственный, определяющий будущее страны и международные пасьянсы вокруг нее.

Lupus in fabula: дело не в Гуайдо

До последнего времени о молодом политике вне Венесуэлы мало кто знал. Он родился в провинции, в многодетной семье. Учился в Католическом университете на промышленного инженера, а затем получил степень магистра в области госуправления в университете Джорджа Вашингтона в США. В студенческие годы участвовал в организации акций протеста против правительства Уго Чавеса. В 2009-м вместе с Леопольдо Лопесом, видным лидером оппозиции и своим политическим наставником, арестованным позже по обвинению в терроризме, основал левоцентристскую партию "Народная воля". От этой политсилы позже его избрали в парламент.

Спикером Гуайдо стал почти случайно. Когда по договоренности между оппозиционными силами настал черед председательствовать представителю "Народной воли", выяснилось, что все ее лидеры, стоящие в табеле о рангах выше Гуайдо, не могут занять почетное кресло. Один под домашним арестом. Второй сбежал в Соединенные Штаты. Третий спасается от преследований в чилийском посольстве. Таким образом, 5 января Гуайдо стал спикером. Несколько дней спустя его "благословила" на президентство Нацассамблея, а 23 января — многотысячная площадь.

Свежеиспеченный президент — темпераментный харизматик. Некоторые сравнивают его с Обамой, отмечая склонность пользоваться предвыборным лозунгом последнего: "Да, это возможно!" Но на самом деле Гуайдо скорее волк из басни, который является тогда, когда о нем начинают говорить. Не было бы его, на улицах Каракаса появился бы кто-то другой, воплощающий легитимность и способный повести за собой. У страны просто не было выбора. Слишком уж она под началом Николаса Мадуро погрязла в социально-экономической, а еще больше в политической безысходности.

Можно сказать, что Мадуро туп и алчен до такой степени, что украл золотую коронку изо рта спящей матери. Но он всего лишь невезучий наследник Уго Чавеса

Еще в апреле 2017-го генеральный секретарь Организации американских государств Луис Альмагро описал правящий режим в Венесуэле предельно откровенно: "Легитимной демократической власти больше нет, ее правительство выбрало путь авторитаризма и репрессий, чтобы... остаться у руля". Такого монстра рано или поздно кто-нибудь бы принялся свергать. 

Смелых предшественников у Гуайдо было немного. Один из них, Оскар Перес, выходец из силовиков. Действия этого бесстрашного человека с лицом киногероя (он даже снялся в фильме с символическим для его судьбы названием "Отложенная смерть") были соответствующими. Создав повстанческую группировку "Фланелевые солдаты", он выпил немало крови Мадуро. В 2017-м, захватив вертолет, Перес обстрелял здание МВД и сбросил несколько гранат на здание Верховного суда. Трепещущий на ветру транспарант с отсылкой к 350-й статье Конституции, позволяющей гражданам страны бороться против ущемления их прав, дополнил картину этой акции. Позже "Фланелевые солдаты" взяли на себя ответственность за неудачное покушение на Мадуро с использованием беспилотников, начиненных взрывчаткой. В январе 2018-го все закончилось: Переса убили солдаты правительственных войск.

Стране от этого легче не стало. Она продолжала катиться в преисподнюю. В неспособности бывшего водителя автобуса, ставшего президентом, руководить государством и следует искать причины прошлых и нынешних выступлений.

"Тени в раю": пропасть кризиса

В отличие от героев романа Ремарка с аналогичным названием, где беженцы со всего света стекаются в "рай" под названием США и живут надеждой когда-нибудь вернуться домой, венесуэльцам предлагается считать раем свою родную землю. В стране давно популярен анекдот о том, как, глядя на картину с изображением Адама, Евы и яблока, венесуэлец уверяет, что это его соотечественники: им нечего надеть на себя, им практически нечего есть и при этом они якобы находятся в раю.

Катастрофа от Мадуро легко описывается цифрами. Если не брать в расчет Африку, то, возможно, Венесуэла — единственная страна, где из денег, обесценивающихся с каждым днем, шьют вещи. Поменять $100 на боливары означает обзавестись целым рюкзаком бумажек. По данным Нацио­нальной ассамблеи, уровень инфляции достиг 1300000% за 12 месяцев к ноябрю 2018 года. Каждые 19 дней — удвоение цен. При минимальной зарплате, не превышающей $10. Предметы первой необходимости в дефиците. Отсюда, собственно, и "великодушное" награждение туалетной бумагой военных, и то, что на улицах городов можно увидеть женщин, тянущих целую упаковку этого добра впрок.

В течение трех последних лет ВВП снижался примерно на 15%. Шестеро из десяти опрошенных в 2017 году сказали, что ложатся спать голодными, потому что у них нет денег на еду. Почти 2/3 потеряли в весе в среднем 11,4 кг. 70% детей в сельской местности недоедают.

Венесуэла — единственная страна, где из денег, обесценивающихся с каждым днем, шьют вещи. Поменять $100 на боливары означает обзавестись целым рюкзаком бумажек

Если в 1961 году Венесуэла была первой страной в мире, которая официально победила малярию, то сейчас из-за дефицита лекарств в стране зафиксированы случаи этого заболевания минимум в 10 из 24 штатов. Гемодиализ в Венесуэле тоже роскошь. С диагнозом почечной недостаточности самый легкий путь на кладбище.

Добыча нефти, на игле которой сидит то, что можно назвать экономикой Венесуэлы, падает. Преступность растет. Люди бегут. По данным ООН, с 2014 года из страны уехали 3 млн человек. Прогнозируют, что еще 5 млн мигрантов покинут страну до конца нынешнего года.

Можно, конечно, сделать вывод, что Мадуро непроходимо туп и алчен до такой степени, что украл золотую коронку изо рта спящей матери. Но правильнее сказать, что он просто заурядный и невезучий наследник Уго Чавеса. Именно тот в свое время сделал из страны "двуликого Януса", заложив мину замедленного действия, которая, наконец, взорвалась.

Две Венесуэлы: как крепчал чавизм

Чавес пришел к власти в конце "смутного" десятилетия, в котором закат рыночной демократии для Венесуэлы ознаменовался бунтом бедняков в столице, сопровождавшимся погромами и перестрелкой с военными. Все это стало реакцией на попытку тогдашней власти проводить в стране либеральные реформы по рецепту МВФ и унесло жизни нескольких сотен человек. На фоне падения цен на нефть, похоронившего Советский Союз вместе с "соцлагерем", это не вызвало энтузиазма у венесуэльцев. Не найдя противоядия от навалившихся бед, страна вступила в полосу инфляции, безработицы и сокращения зарплат. За десять лет, предшествующих приходу Чавеса, число живущих за чертой бедности увеличилось с 45% до 68%. Это было аргументом в пользу изменений. Творец боливарианского социализма явился как избавитель.

Те, кто наблюдал за изменениями, вводимыми Чавесом, отмечают, что его правление — это попытка построить новое параллельное общество без полного демонтажа старого. Шикарные торговые центры мирно сосуществовали с магазинами для бедных Mercal, где цены были фиксированными, "справедливыми", а управляющие — из числа близких соратников Чавеса. У медицины тоже было два лица. Дорогое демонстрировали частные клиники, дешевое — муниципальные больницы и кубинские доктора, ведущие прием в трущобах. Увидев такую мелкобуржуазную шизофрению, Хайнц Дитрих, немецкий социолог и аналитик, у которого Чавес позаимствовал идеологический конструкт "Социализм XXI века", заявил в 2005 году: "Здесь нет социализма в историческом смысле этого термина. Венесуэла была расшатана неправильным управлением, а стратегия, которую избрал президент Чавес для восстановления страны, та же самая, которую использовала Германия после поражения в 1945 году: социально ориентированная рыночная экономика". В конце концов Дитрих оценил существующую в Венесуэле систему как "жалкую хижину, построенную на фундаменте небоскреба", который заложили Маркс и Энгельс, и прекратил сотрудничество с Чавесом.

Возможно, именно Дитрих, хотя и под своим углом зрения, первым увидел нежизнеспособность возводимого здания боливарианского благополучия. В годы тучного барреля Чавес мог позволить себе роскошь, когда рынок и вмешательство в него впрягали в одну телегу, как вола и трепетную лань. Но даже тогда фиксированный валютный курс порождал черный рынок валюты, а "народные" цены на бензин — его дефицит, опять-таки черный рынок и контрабанду в Колумбию.

Усталый знаменосец. Николас Мадуро с чиновниками на балконе дворца Мирафлорес в день, когда Хуан Гуайдо объявил себя президентом

Принявшему эту эстафету Мадуро не повезло. Мало того что он сам способностями к госуправлению не вышел, так еще и цены на нефть оказались не в его пользу. Вдобавок США ввели против Мадуро санкции за подрыв демократии. Социализм с венесуэльским лицом рухнул. И непримиримое разделение в обществе стало еще более явным. В то время как представители среднего класса в столице или те, кто проживает в относительно богатых нефтяных городах, хотели бы возвращения к модели рыночной демократии, существовавшей до Чавеса, чависты и бедняки опасаются перемен. Они не слишком верят в то, что жить станет лучше. Зато полагают, что при таком тектоническом сдвиге на смену "народной политике" придет политика буржуазная. И продолжают лелеять свой заскорузлый антиамериканизм.

Мантра "во всех бедах виноват Вашингтон" удобна для Мадуро. Она вообще универсальна для практики failed states. Гуайдо придется с этим считаться. Ему важно привлечь на свою сторону чавистов, иначе страна так и останется расколотой. Но еще важнее договориться с армией.

"Генералы наркокарьеры": за кем пойдут военные?

В минувший понедельник Гуайдо сообщил, что его сторонники ведут переговоры с представителями венесуэльской армии. Заодно они раздают листовки, в которых военнослужащим гарантируется амнистия, если те поддержат демократию и отвергнут диктатора. И хотя усталость от всеобщего дефицита и прочих "приятностей" правления Мадуро присуща и этой категории, все же, как отмечает Voice of America со ссылкой на местные СМИ, некоторые солдаты выбрасывали или рвали листовки. Это тревожный симптом для Гуайдо, поскольку, если и есть вероятность переманить кого-то в союзники, то только низшие и средние чины. Дело даже не в том, что министр обороны Владимир Падрино Лопес заверил, что армия поддерживает президента. Генералами движут другие интересы.

Мадуро поступил просто: он купил расположение армейской элиты. Еще в 2016 году в соответствии с указом президента глава оборонного ведомства получил полномочия руководителя экономического блока правительства. Военные не просто встроены в государственную систему распределения топлива, продуктов питания и товаров первой необходимости — они ею управляют. Они изобретают незамысловатые схемы наживы, о которых недавно написала The Washington Post. Издание приводит слова Хавьера Майорки, местного журналиста-расследователя: "Военные контролируют не только распределение продуктов питания, но и процесс импорта продуктов питания. Они покупают еду за границей, ставят цену намного выше, чем при закупке, и зарабатывают много денег. Правительство создало структуру, в которой условия для тех, кто лоялен к режиму, легкие для коррупции". Стоит ли после этого удивляться, что из экономики страны "испарились" $70 млрд? Как и тому, что генералитет — за Мадуро.

Хуану Гуайдо важно привлечь на свою сторону чавистов, иначе страна так и останется расколотой. Но еще важнее договориться с армией

Бывший водитель автобуса велосипеда тут не изобретал. 60% кубинской экономики, одной из самых огосударствленных в мире, контролируется военными через государственный конгломерат GAESA — "Группу деловых предприятий Вооруженных сил". Как пишет российский аналитик Глеб Кузнецов, "наркотрафик, контрабанда полученного по госзакупкам в Колумбию и черный рынок — три кита благосостояния действующей элиты Венесуэлы. Нефть сегодня — это топливо для тех самых госзакупок, а не способ обогащения элит, как было до Чавеса". Под контроль армии переданы пять морских портов, через которые проходит международный наркотрафик. При таком положении дел отставка Мадуро вряд ли неизбежна. В скором времени без вмешательства извне на это трудно рассчитывать.

США vs Россия: международный аспект

Позиция Вашингтона в том, как будут развиваться события в Венесуэле, определяющая. Пока что все ограничивается санкциями. Под ограничения попадал государственный нефтяной концерн PdVSA. Венесуэла по-прежнему может продавать нефть на мировом рынке, однако вырученные средства будут направляться на заблокированные счета, доступа к которым у нынешнего руководства страны во главе с президентом Николасом Мадуро не будет.

В Москве, вложившей "в Мадуро" $17 млрд, шаги Вашингтона оценивают негативно. Но даже при этой сумме вливаний, которая может оказаться потерянной навсегда, деньги не самое главное для Кремля. Еще до начала январского противостояния, в декабре прошлого года, Эрик Фарнсворт, вице-президент организаций "Совет Америки" и "Общество Америки", говорил, что Россия не слишком обеспокоена выживанием режима Мадуро: "Он — лишь средство для достижения цели. А цель — продемонстрировать свою мощь, выйти из-под санкций, которые ввел Запад, и создать трудности для Соединенных Штатов. Если они потеряют пару миллиардов долларов, может быть, в этом не будет ничего страшного". $17 млрд — конечно, не пара, но той же Кубе Россия простила почти вдове больше: $32 млрд.

Кроме того, "Роснефть" секьюритизировала свои кредиты на предпоставки венесуэльской нефти долями в крупнейших венесуэльских месторождениях, получив в залог 49,9% действующей в США венесуэльской нефтеперерабатывающей компании Citgo. Экономика в таких условиях хоть и не обещает быть для России хорошей, все-таки может оказаться сносной при любых раскладах. Главное — поиграть на глобальной шахматной доске. Где у нее не слишком много союзников, в том числе в деле поддержки Мадуро.

Такой мастодонт международной политики, как Китай, по традиции блюдет нейтралитет, выступая за невмешательство. Он потратил на Венесуэлу в несколько раз больше, чем Россия. Но он в инвестиционной политике всегда придерживался принципа "терпеливого капитала". До тех пор, пока один китайский чиновник — еще в 2016 году, в Каракасе — не заявил: "Сверху четко дали понять: пусть обанкротятся". Так что, вполне возможно, в Пекине просто будут ждать, чем все завершится, чтобы потом снова вползти медленным удавом и забрать, что полагается.

Но как бы ни повернулись события в Венесуэле, в среднесрочной перспективе, не говоря уже о долгосрочной, у нынешнего венесуэльского режима вряд ли есть шансы на выживание. Мадуро, как змей Уроборос, начал пожирать свой хвост. И случилось это не 23 января. Хотя сама дата вполне символична: ровно 61 год назад, 23 января 1958-го, в Венесуэле свергли диктатора Переса Хименеса. Тогда, правда, восстание поддержали военные.

Loading...