Джинн без бутылки. От Корейского полуострова до космоса — где может начаться ядерный конфликт

2019-08-09 13:00:43

232 0
Джинн без бутылки. От Корейского полуострова до космоса — где может начаться ядерный конфликт

Фото: Getty Images

9 августа исполнилось 74 года бомбардировки Нагасаки. В связи с чем многие мировые медиа оценивают шансы: может ли случиться ядерная война. И приходят к неутешительным выводам, что в наши дни ядерный конфликт может начаться где угодно, а все более рискованной зоной применения такого оружия становится орбита Земли

В конце июля оппоненты президента Дональда Трампа в Конгрессе опубликовали 50-страничный доклад, указывающий на риски, которые несёт продажа ядерных технологий Саудовской Аравии. Документ свидетельствует о том, что близкий друг главы государства Томас Баррак, руководитель инвестиционной компании Colony Capital Inc., спонсирующей Республиканскую партию, лоббировал заключение сделки, не содержащей запретов по использованию полученных технологий для создания ядерного оружия страной-покупателем. В схеме принимал участие и Майкл Флинн, бывший советник лидера США. В преамбуле к докладу акцент сделан на том, что контракт "вызывает серьёзные вопросы о готовности Белого дома поставить потенциальные прибыли друзей президента выше интересов национальной безопасности американцев и выше глобальной цели — предотвращения распространения ядерного оружия".

Продать немирный атом

6 и 9 августа 74-я годовщина бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, в эти мировые СМИ вновь заговорили о ядерной угрозе. К этому можно было бы относиться как к старой пластинке, которую время от времени ставят в про­игрыватель. Но дело обстоит иначе: в возможных апокалиптических сценариях с каждым годом появляется всё больше spin-offs — разного рода ответвлений и "побочных продуктов". Круг их потенциальных персонажей расширяется вместе с пространством, в котором могут вспыхнуть конфликты. В разнообразии локаций, триггеров и участников и состоит главная опасность нынешнего этапа атомной эры.

В Эр-Рияде уже несколько лет говорят о желании диверсифицировать поставки энергоресурсов для внутренних нужд, рассматривая в качестве альтернативы строительство АЭС. Спектр возможных партнёров широк: США, Китай, Россия, Франция, Южная Корея. Аргументы сторонников контракта в Вашингтоне сводились к тому, что сотрудничество на этой почве саудитов с Москвой или Пекином представляет серьёзные геополитические угрозы для Соединённых Штатов, в числе которых — распространение ядерного оружия. Эти доводы звучали уже при Бараке Обаме, но чаша весов тогда так и не склонилась в сторону заключения сделки. Камнем преткновения стала 123-я статья Акта об атомной энергетике. В соответствии с ней покупателям запрещается обогащать ядерное топливо до оружейных стандартов. Американская сторона настаивала на включении данного пункта в контракт. Договориться не удалось.

Однако в декабре 2017-го в СМИ появилась информация о том, что администрация Трампа готова отказаться от прежних ограничений. Как стало известно из доклада, Белый дом пытается договориться о поставках в Саудовскую Аравию минимум 12 ядерных реакторов. Удастся ли пресечь эту попытку, неясно. В Вашингтоне уже был прецедент, связанный с "перетягиванием каната" при оружейных сделках. В июне нынешнего года Трамп похвастался контрактами на $8 млрд, одобренными его администрацией и связывающими США партнёрскими отношениями с Саудовской Аравией, ОАЭ и Иорданией. Когда Конгресс попытался остановить этот процесс, поскольку сделки не одобрила Палата представителей и по ним не дали заключение эксперты, президент использовал право вето. Основание? "Чрезвычайная обстановка" в Персидском заливе — она, мол, позволяет включить зелёный свет сделке без разрешения Конгресса. Преодолеть президентское вето двумя третями голосов в Сенате пока не удалось.

ПОКОЙСЯ С МИРОМ. 2 августа сего года Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности между Россией и США прекратил существование. В 1987-м именно он положил конец холодной войне

О намерении обзавестись собственной атомной бомбой Эр-Рияд заявлял ещё в 2011 году, ставя свои действия в зависимость от положения дел в Тегеране. Если у главного геополитического соперника появится ядерное оружие, говорил тогда принц Турки аль-Фейсал, то саудиты найдут способ восстановить баланс сил. Сегодня основание для того, чтобы во­оружиться ядерной дубинкой, становится для королевства всё более явным. Иран на днях сделал заявление: он возобновляет деятельность реактора в городе Арак. Его тяжёлую воду можно использовать для получения плутония, из которого возможно производить атомное оружие.

История показывает, к чему приводят попытки сверхдержав помочь с технологиями странам, которых они считают союзниками в конкретную эпоху. Без Москвы у Пхеньяна никогда бы не было тех веских аргументов, которых побаиваются теперь не только на Корейском полуострове. Основатель КНДР Ким Ир Сен выступал за всеобщее ядерное вооружение. После Корейской войны в стране заработали ядерные реакторы. Их обслуживали специалисты, подготовленные в Советском Союзе. Полвека спустя Северная Корея объявила о первом успешном подземном ядерном испытании.

Иранская ядерная программа начиналась с сотрудничества Тегерана с Соединёнными Штатами, Францией и ФРГ. Сегодня при всём различии взглядов на проблему это стало для Вашингтона, Парижа и Берлина серьёзной головной болью.

В 2005-м в докладе ООН отмечалось: "В 1963 году, когда только четыре государства имели ядерные арсеналы, правительство Со­единённых Штатов делало прогноз, что в течение предстоящего десятилетия появится от 15 до 25 государств, обладающих ядерным оружием; другие же государства предсказывали, что это число может возрасти до 50. По состоянию на 2004 год известно, что только у восьми государств есть ядерные арсеналы. Сильный режим нераспространения — его олицетворяют МАГАТЭ и Договор — помог резко замедлить предполагавшиеся темпы распространения". Однако сегодня наблюдается явный кризис в том, что касается соблюдения договоров, регулирующих сферу испытаний и нераспространения ЯО, а также средств его доставки. Вашингтон вышел из ядерной сделки с Ираном. А 31 июля 2019-го советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон подтвердил информацию, что 2 августа текущего года Соединённые Штаты выйдут из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Окончательные похороны состоялись.

Место сдерживающих факторов, сброшенных как балласт, заняла атмосфера всеобщего недоверия. Речь идёт не только о возможном противостоянии Вашингтона и Москвы. В Америке, например, озабочены тем, что ядерное столкновение может начаться в Южной Азии. Невзирая на неудачные испытания гиперзвукового индийского оружия, само движение в эту сторону The National Interest называет "зловещим шагом" в эскалации конфликта между Индией и Пакистаном. 400 миль (примерно столько разделяют Нью-Дели и Исламабад) — расстояние вполне "карманное", для того чтобы гиперзвуковое оружие, даже обладая отнюдь не рекордными характеристиками в 20 Маха, поразило цель противника в считаные минуты. И если у Индии оно появится, то этот факт в состоянии спровоцировать Пакистан: из опасения потерять всё он может первым нажать на ядерную гашетку.

Иными словами, атомная война может начаться просто из-за того, что кто-то неверно прочитает сигналы, исходящие от вероятного противника. "По ошибке". И дело здесь не только в "трусости". Трагическое недоразумение может произойти по причинам космическим — в полном смысле слова.

ЗА ШАГ ОТ ВОЙНЫ. Южная Корея проводит учения по использованию баллистических ракет в ответ на ядерные испытания в Северной Корее в 2017 году

Космос, до востребования

Вашингтонский аналитический центр год назад задался вопросом: что может случиться, когда страны используют одни и те же спутники для управления ядерными арсеналами и обычными войсками? И дал ответ: непреднамеренная ядерная война. Причина проста: из-за применения систем "двойного использования" нападение на неядерные объекты, к примеру спутники или радары, может восприниматься как намерение нанести ущерб американским средствам ядерного сдерживания.

В Фонде Карнеги в минувшем году провели два исследования по данной тематике. В первом Россия и Китай названы виновниками "ядерной путаницы". "Например, Россия держит атомные подвод­ные лодки и бомбардировщики на тех же базах, что и обычные корабли и самолёты, — объясняют суть выводов Фонда в The National Interest. — Таким образом, удар обычных вооружённых сил США по обычным российским силам — операция, типичная для Второй мировой войны, — может быть ошибочно воспринят Россией как американский удар по ядерным силам, провоцирующий ядерное возмездие России. Китай планирует атаковать американские спутники, чтобы отключить системы командования США и интеллектуальное оружие, которые полагаются на спутниковое наведение, потому что Китай считает, что это часть обычной войны, несмотря на то что администрация Трампа заявляет об обратном" (то есть что кибератаки против США или нападения на американские спутники могут представлять собой стратегическую угрозу, которая заслуживает ядерного ответа. — Фокус).

Второе исследование Фонда свидетельствует, что Америка совершает ту же ошибку.

"Начиная с последнего десятилетия холодной войны, Соединённые Штаты увеличили зависимость от систем двойного назначения, присвоив неядерные роли активам C3I (системы командования, управления, связи и разведки космического базирования. — Фокус), которые раньше использовались исключительно для ядерных операций, — пишет Джеймс Актон, содиректор Nuclear Carnegie’s. — До середины 1980-х годов, например, американские спутники раннего предупреждения использовались исключительно для обнаружения запуска ракет с ядерным оружием. Сегодня же они позволяют осуществлять различные неядерные миссии, например, предоставляя информацию о целях противоракетной обороны, перехватывая обычные баллистические ракеты".

США, кроме того, отказались от наземных систем связи времён холодной войны для контроля за ядерными силами. Это означает, что спутники стали практически единственным средством ядерного командования и контроля, и эти "космические драгоценности" также используются для неядерных коммуникаций.

Решить проблему "ядерной путаницы" непросто. Актон предлагает несколько мер для её смягчения, таких как более устойчивые системы командования и управления или небольшие космические датчики, полезные для обнаружения запусков межконтинентальных баллистических ракет, но не для обычных боевых действий. Однако когда потенциальная опасность начинает исходить из космоса, страны задумываются над тем, чтобы предпринять более радикальные шаги.

Накануне национального праздника, Дня взятия Бастилии, отмечаемого 14 июля, президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что в структуре Военно-воздушных сил создаётся командование космических войск. Это должно усилить защиту французских спутников. В том же направлении движутся Соединённые Штаты. В прошлом году Дональд Трамп распорядился создать космические вой­ска. В следующем они должны появиться. В Китае космическое командование давно есть. Поднебесная вообще демонстрирует повышенную активность на околоземной орбите. В 2018-м Пекин отправил туда 39 новых спутников. Всего же, по данным на апрель текущего года, вокруг Земли вращалось 2062 таких объекта.

Практически все страны, имеющие самые большие военные бюджеты, — потенциальные участники "звёздных войн". "Из семи ведущих государств с наиболее высокими расходами на оборону только Саудовская Аравия отсутствует как заслуживающая внимания потенциальная сила в космическом пространстве", — говорится в июльской публикации немецкой газеты Der Standard с заголовком "Новая гонка вооружений: защита в космосе и вне его". Но даже при том, что на околоземных орбитах становится всё теснее от скопища ожидающих схватки противников, правила игры для этого нового "поля боя" прописаны нечётко. "Договор о космосе 1967 года говорит, в принципе, о чисто мирном использовании космоса, — пишет издание. — Он запрещает размещение ядерного оружия так же, как и создание военных баз на небесных телах, но договоров по контролю над вооружениями в истинном смысле этого слова не существует".

Поэтому для государств-конкурентов космос остаётся одним большим полигоном, где можно опробовать любые технологии. "Пекин, Вашингтон и Москва уже сегодня могут размещать на околоземной орбите спутники в качестве так называемых спящих, которые при необходимости могут быть включены и активно уничтожать другие спутники. Кроме того, все трое проводят исследования в области вооружений, которые могут уничтожать спутники с помощью лазеров, высококонцентрированного микроволнового излучения или электрических импульсов. Создавать помехи, искажать и глушить сигналы сегодня способны даже небольшие частные научно-исследовательские институты. А для хищения компьютерных данных и отключения систем можно использовать и классические хакерские атаки", — резюмируется в статье немецкого издания.

Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне в отчёте по теме угроз в космосе, выпущенном в апреле текущего года, прибегнул даже к поэтической метафоре: "Спутники — не только драгоценности нашей короны, они — сама корона, и у нас нет крепости для её защиты… Риск космического Пёрл-Харбора растёт с каждым днём. Эта война не будет длиться годами. Скорее, всё закончится в день её начала".

Примерно то же самое, вероятно, могли бы написать аналитики любой из космических держав. Рано или поздно, по мнению некоторых из них, космос действительно может превратиться в гигантскую гладиаторскую арену. Майкл Шмитт, профессор международного публичного права и эксперт по космической войне в Университете Эксетера в Великобритании, в прошлогоднем комментарии для The Guardian сформулировал этот тезис так: "Следующий театр конфликта, вероятно, будет на орбите Земли и может иметь тяжёлые последствия для всех нас... Космическая война неизбежна, потому что современные военные используют космос для всего — от шпионских спутников до солдата на вершине горы, применяя сателлитовую навигацию, чтобы точно выяснить, где он или она находится. Опора на космос действительно экстраординарна в современном конфликте. В любой войне одна сторона будет стремиться лишить другую её способности функционировать. В наши дни и в нашем веке это означает нападение на спутники".

Loading...