МиГи из военторга. Что происходит в Ливии, и зачем Кремль отправил туда авиацию

МиГи из военторга. Что происходит в Ливии, и зачем Кремль отправил туда...

Фото: Twitter/@USAfricaCommand

В течение нескольких дней в мае истребители МиГ-29 и фронтовые бомбардировщики Су-24 вылетали из России, гордо неся красные звезды на своих хвостах и крыльях. Однако вскоре после приземления на аэродроме Хмеймим в Сирии все опознавательные знаки были закрашены, а пунктом назначения боевой авиации стала раздираемая гражданской войной Ливия, когда-то производившая до 1,6 млн баррелей нефти в сутки. Что происходит на южном фланге Европы, и зачем Кремль решил повысить ставки в войне за богатую ресурсами землю, разбирался Фокус

Война в Ливии длится вот уже 10-й год. Спровоцированная арабской весной и скрытыми внутренними противоречиями, гражданская война в Ливии не закончилась со свержением и гибелью Муаммара Каддафи в октябре 2011 года. Вооруженные столкновения и убийства продолжались и дальше, но стране удалось провести парламентские выборы в 2012 и 2014 годах. На последних выборах, которые были отмечены рекордно низкой явкой в 18%, победило объединение националистов и либералов, которых поддерживал генерал Халифа Хафтар.

Проигравшие —  в первую очередь сторонники исламистских движений — отказались признавать результаты выборов, что привело к гражданской войне и фактическому двоевластию в стране.

В Триполи при поддержке ООН было создано Правительство национального согласия (ПНС), которым стал руководить уроженец этого города Фаиз Сараджа. Одновременно на востоке Ливии в Тобруке заседает Палата представителей — тот самый парламент, который считает себя единственной легитимной властью и который назначил генерала Хафтара, уроженца Аджабии (северо-восточная часть Ливии) командующим "Ливийской национальной армией" (ЛНА). Начиная с апреля прошлого года Хафтар предпринял несколько попыток наступления на Триполи.

Обе стороны конфликта заручились иностранной поддержкой. Египет, ОАЭ и Россия поддержали генерала Хафтара, который неоднократно посещал Москву и вел переговоры с главой Минобороны РФ Сергеем Шойгу. В свою очередь, Правительство национального согласия активно поддерживается США, Катаром, Турцией и Италией.

Еще в прошлом году госдепартамент США обвинил российских военных и наемников в дестабилизации ситуации в Ливии. Помощник госсекретаря по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер заявил, что в стране присутствуют "в значительном количестве" российские регулярные войска и бойцы ЧВК "Вагнер". Они поддерживают "Ливийскую национальную армию". В декабре прошлого года президент Турции утверждал, что в Ливии находились 2 тыс. российских наемников.

Как изменилась ситуация

В апреле 2019 года Хафтар объявил о своем наступлении на Триполи, которое контролирует Правительство национального согласия. В ходе боевых действий правительственные силы неоднократно оттеснялись армией Хафтара, пока столица не была осаждена Ливийской национальной армией.

Тогда возникли серьезные сомнения в том, что признанное ООН правительство сможет продержаться долго, несмотря на поддержку со стороны Италии и Катара. Однако все изменилось в декабре 2019 года, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что резко увеличит свою военную поддержку ПНС и Фаиза Сараджа.

Наряду с войсками Эрдоган отправил в Ливию вооруженные беспилотники турецкого производства Bayraktar TB2, которые принялись уничтожать наземные цели Ливийской национальной армии, препятствовать линиям снабжения и атаковать авиабазы, которые когда-то считались безопасными. Проправительственные сухопутные войска теперь могли продвигаться под прикрытием с воздуха, зная, где находятся позиции неприятеля.

Появление беспилотников и поступление устаревших американских систем ПВО MIM-23 Hawk (снята с вооружения в Америке в 2002 году), означало, что правительственная авиабаза в аэропорту Митига в Триполи теперь могла работать без риска нападения.

После этого признанное ООН правительство начало контрнаступление вдоль побережья и захватила города Сурман, Сабрата и аль-Аджайлат, а также пограничный город аль-Асса. За этим последовали неоднократные нападения на авиабазу Аль-Ватия на юго-западе от Триполи, которую силы Хафтара, использовали как основной пункт операций для нападений на город.

Синяя территория контролируется правительством Национального согласия, красная — силами Ливийской национальной армии, зеленая — племенами и вооруженными группами

18 мая авиабаза была окончательно взята правительственными войсками, что серьезно ударило по амбициям Хафтара в западной части Ливии, поскольку там размещалась не только штаб-квартира ЛНА, но и центр снабжения, а также логистики.

Подразделения ЛНА были вынуждены отступить еще и потому, что их российские ПВО Панцирь-С1 были полностью уничтожены, в результате чего силы ЛНА были практически не защищены от атак с воздуха. По данным СМИ, это стало возможным благодаря мощным турецким средствам радиоэлектронной борьбы, которые ослепили радары Панцирь-С1, что сделало их уязвимыми для ударов с дронов Bayraktar.

В данный момент ожесточенные бои ведутся на подступах к Триполи, а ключевой точкой боев стал давно уничтоженный международный аэропорт столицы. В Ливийской национальной армии утверждают, что захватили в плен большое число наемников из Сирии, присланных Турцией. Командование ЛНА также заявляет, что готовится к "крупнейшей в истории Ливии воздушной операции" против войск ПНС, Турции и их авиации.

Одновременно Африканское командование Вооруженных сил США (AFRICOM) сообщило, что Россия перебросила в Ливию не менее 14 боевых самолетов, истребителей МиГ-29 и фронтовых бомбардировщиков Су-24М. Российская авиация была отправлена в помощь Хафтару и наемникам из "ЧВК Вагнера". Стоит отметить, что в некоторых СМИ появились сообщения, что в Ливию были отправлены также новыейшие Су-34 и Су-35, эксплуатация которых началась только в 2014 году, однако на фото, предоставленных американцами, есть лишь одно изображение МиГ-29 на аэродроме в Ливии. В то же время Африканское командование предоставило фото, подтверждающие вылет Су-35 и МиГ-29.

Российский МиГ-29, потерявший в Сирии свои опознавательные знаки

Командующий AFRICOM Стивен Таунсенд добавил, что Россия "перестала скрывать" свою причастность к войне в Ливии.

"Российские пилоты-наемники будут летать на поставленных из России самолетах и бомбить ливийцев", – заявил Таунсенд.

В Госдуме и Совете Федерации РФ назвали сообщения США ложью. Армия Хафтара назвала заявления американской стороны странными, и подчеркнула, что США не говорят о "вмешательстве и экспансии Турции в нашу страну, о переброске десятков тысяч турецких наемников".

Одновременно турецкое агентство Anadolu сообщило, что 25 мая, после нескольких ощутимых поражений, наемники из ЧВК "Вагнер" были эвакуированы из боевых порядков возле Триполи. Их вывезли несколькими транспортными самолетами Ан-32.

Американское издание New York Times написало, что заявление Пентагона по поводу российских самолетов в Ливии подчеркнуло растущую обеспокоенность США из-за увеличивающегося влияния Кремля в Ливии.

"До сих пор Россия играла мускулами в Ливии через наемников ЧВК "Вагнер", – пишет издание и подчеркивает, что ситуация изменилась.

На минувших выходных ливийские соцсети были наводнены фотографиями отступающих российских наемников. Проведя ночь в городе Бени-Валид к юго-востоку от Триполи, они были доставлены на авиабазу Аль-Джуфра, которая контролируется Хафтаром, где также приземлились российские самолеты.

Российские интересы в Ливии

"Российская авиация как таковая не сможет изменить военный баланс в самой Ливии, но это может стать первым шагом в постепенной эскалации, которая в конечном итоге станет постоянным военным присутствием России в Ливии", – говорит директор российской программы в аналитическом центре Center for Naval Analysis Майкл Кофман.

Издание также отмечает, что маневры России, Турции и непривычные заявления Пентагона, как никогда ранее, отражают, что конфликт в богатой нефтью Ливии превратился в посредническую войну. Ее ведут иностранные спонсоры, сражающиеся за ресурсы, доступ к нефти или за преимущество в геополитике.

Издание Forbes отмечает, что интересы Кремля в Ливии можно описать тремя пунктами. Во-первых, вовлечение в конфликт позволяет России представлять себя в роли мировой державы, с которой следует считаться, а также повышать имидж Путина на международном уровне. Тем более, что США в последние годы сократили свое присутствие в Африке. Во-вторых, участие в разделе Ливии позволит получить доступ к ее ценным ресурсам и защитить свои бизнес-интересы, включающие энергетический сектор, промышленную и транспортную инфраструктуру. Ливийская национальная нефтяная корпорация подписала соглашение о разведке нефти с российской "Роснефтью" в 2017 году и соглашение с меньшей "Татнефтью" в декабре 2019 года. В-третьих, Ливия выступает в качестве ключевого транзитного центра для экономических мигрантов, стремящихся попасть из Африки в страны Евросоюза. По мнению экспертов, вмешательство России преследует цель взять под контроль еще один кран — первым была Сирия — с помощью которого можно регулировать темпы миграции в Европу и таким образом давить на страны ЕС.

"Присутствие вооруженных сил обеих стран (России и Турции, – ред.) предполагает возможность открытых столкновений. До сих пор турецкие и российские лидеры, по-видимому, рассматривали Ливию как место для разделения добычи, а не для объявления открытой войны", – отмечает NYT.

Британское издание The Times написало, что отступление наемников ЧВК Вагнера может говорить о разногласиях между Россией и Хафтаром.

"Неясно, какую дальнейшую роль вагнеровцы теперь будут играть в боевых действиях. Путин пытался организовать мирные переговоры в Москве в январе, что стало бы символом его новой влиятельной роли в мире, но Хафтар их покинул. С тех пор поступали сообщения о том, что Путин прощупывает потенциальных конкурентов фельдмаршала, в том числе Сейфа аль-Ислама Каддафи, сына бывшего диктатора. Когда пала военная база "Аль-Ватыя", турецкие дроны уничтожили там, по крайней мере, семь российских зенитных ракетно-пушечных комплексов "Панцирь-С1", что стало конфузом для Москвы, которая продает эти ЗРК разным государствам по всему миру", – пишет The Times.

Катарская Al Jazeera написала, что военно-воздушные силы иногда могут переломить ситуацию в военном конфликте, они также используются в Ливии в качестве индикатора уровня угрозы, дипломатического инструмента и предупреждения о возможной эскалации, если события останутся без контроля.

По мнению генерала ВВС США и командующего ВВС США в Европе и ВВС Африки Джеффри Харригян, угроза заключается в том, что Россия может захватить базы на ливийском побережье и создать "весьма реальные проблемы безопасности на южном фланге Европы".