Зрада по-армянски. Почему Пашинян выиграл выборы, проиграв войну и потеряв территории

Поражение блока Кочаряна в Армении — это урок всем национал-консерваторам. Нынешние бедность и беспросветность, а также ненависть к "бывшим" оказались для армян более весомым фактором, нежели азербайджанская угроза и обещание военного реванша.

Ненависть к "бывшим" и к национальной олигархии оказалась в армянском обществе сильнее азербайджанской угрозы
Ненависть к "бывшим" и к национальной олигархии оказалась в армянском обществе сильнее азербайджанской угрозы

А что там у армян? Никол, конечно, молодец — так обо#раться, проиграть войну и при этом, снова выиграть выборы, пусть и на минимальном проценте перевеса сверх арифметического большинства.

С другой стороны, поражение блока Кочаряна — это урок всем национал-консерваторам. Грабли им. Петра Алексеевича Порошенко с его армией, мовой и верой. Национальным величием и территориальной целостностью сыт не будешь. Холодильник побеждает телевизор в том случае, если по телевизору вместо перспектив пополнения холодильника говорят о национальной мобилизации, военном реванше и потерянных территориях. Причем, говорят люди, известные как облупленные по своим прошлым делам, люди, на которых клейма негде ставить.

Кочарян говорил о позоре военного поражения и планах вернуть стране потерянное величие — вещах духоподьемных, но абстрактных, далеких от ежедневного обывательского праксиса.

Пашинян сосредоточился на унылой социалке вкупе с умелой канализацией социального недовольства в сторону местной олигархии — хотя самого его противники не без оснований обвиняют в лоббировании интересов армянских торгашей протурецкой ориентации. Бедным людям говорили о том, почему они бедные, кто в этом виноват и как выйти из порочного круга бедности.

"Это — молоток, принадлежащий народу, и 20 июня он опустится на ваши пустые головы". Такими угрозами в адрес элиты Пашинян привлекал на свою сторону простых армян.
"Это — молоток, принадлежащий народу, и 20 июня он опустится на ваши пустые головы". Такими угрозами в адрес элиты Пашинян привлекал на свою сторону простых армян.

Неудивительно, что Кочарян выиграл в больших городах ( в частности, в Ереване) а проиграл в малых городах и селах. Плюс очень низкая явка. Половине армянских избирателей эти игры патриотов оказались просто неинтересны. Причем, даже на территориях, которые с высокой долей вероятности отойдут к Азербайджану по итогам следующего раздела Армении (вроде Сюника, по которому должен пройти соединяющий Турцию с Азербайджаном Зангезурский транспортный коридор— Ред).

Нынешние бедность и беспросветность, а также ненависть к "бывшим" оказались более весомым фактором, нежели азербайджанская угроза.

Ну и в довесок. Кочарян просто не мог выиграть. Как не мог увенчаться успехом военный переворот. Нет, военные, конечно, могли бы взять власть, арестовать Никола, все дела. Но на второй день, послы ведущих стран-гарантов им бы все популярно разьяснили и посоветовали вновь разойтись по казармам. То же и с Робертом. Он, конечно, никакой не ставленник Москвы. Хотя и в хороших с ней отношениях. Сейчас он был ставленником армянского лобби в Москве. Что, согласитесь, не одно и то же.

Итоговый расклад по Карабаху завизирован внешними силами. Он вполне устраивает не только Турцию с Азербайджаном ( что, само собой разумеется), но и Россию, и Францию и США. Последним пока что активно нет дела до этого региона — других забот хватает. Кочарян с его гипертрофированно реваншистской риторикой был заведомо неприемлемым кандидатом даже для Москвы. Ей совсем не улыбалось быть втянутой в новые военные разборки на южном Кавказе буквально на второй день после выборов, если бы на них победил Роберт.

А вот Пашинян на укороченном поводке, пускай и не пророссийский, но силой внешних обстоятельств вынужденный считаться с мнением Москвы — вполне.

А русские сейчас не хотят ссориться с турками. Их вполне устраивает тот результат, что они уже имеют — закрепившись военным контингентом в Степанакерте и окрестностях. А что там будет через 5 лет — совсем другой вопрос.

Сохранение Пашиняна — это неизбежное следствие военного поражения Армении, завизированного внешними силами. Это гарантия необратимости вызванных поражением политических последствий. Гарантия того, что их не удастся повернуть вспять, во всяком случае, при жизни нынешнего поколения.

В этом смысле, Пашиняна, как отработанный ресурс, конечно же, уберут, но не раньше, чем само армянское общество успокоится, волна реваншизма угаснет и разговоры о Карабахе не сменятся разговорами о вот той самой унылой социалке с которой я начал.

Вообще, очень украинский сюжет, как по мне. Гораздо более украинский, чем многие думают.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.