Почему советский танкист сдался финнам в плен

История молодого советского танкиста, принимавшего участие в "Зимней войне", которую 75 лет назад начал СССР против Финляндии

История не сохранила имени этого танкиста. Он был одним из сотен тысяч советских военных, в начале зимы 1939-го пришедших в Финляндию по приказу Сталина. Но можно предположить, что именно он писал недавно найденное в финских архивах письмо-обращение к властям Финляндии: "Господин министр! Прошу вас и много раз прошу! Не отправляйте меня в СССР! Не дайте погибнуть моей душе, невинной перед финским народом! Буду работать за кусок хлеба. Никифор Губаревич".

Осенью 1939 года советские войска почти без боя захватили восточную часть обескровленной Гитлером Польши. После этого солдат одели в польские шинели и перебросили на границу с Финляндией, чтобы освободить тамошних рабочих и крестьян от белофиннов. Сталин был одержим идеей возвращения СССР территорий, принадлежащих Российской империи до 1917 года. "Мы идем в Финляндию не как завоеватели, а как друзья и освободители финского народа от гнета помещиков и капиталистов. Мы идем не против финского народа, а против правительства Каяндера — Эркно, угнетающего финский народ и спровоцировавшего войну с СССР", — гласил приказ войскам Ленинградского военного округа от 29 ноября 1939 года.

Над Карельским перешейком стояли морозы, и после того как танковая группа Никифора Губаревича пересекла пограничную реку Сестру, политрук для поднятия боевого духа во время каждой остановки крутил бойцам пластинку с новой песней:

"Мы приходим помочь вам
расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор.
Принимай нас, Суоми-красавица,
В ожерелье прозрачных озер!"

Голосистый тенор пел о невысоком солнышке осени, и все были уверены, что эта война ненадолго. Никифор получил подробные инструкции, как выглядит шведская граница, чтобы случайно не пересечь ее после молниеносного взятия Финляндии.

Но с первых дней все пошло не по плану. Когда группа Губаревича с боем взяла железнодорожную станцию Раяйоки, бойцы Красной армии были удивлены отсутствием мирного населения, которое они пришли освобождать от гнета.

"Много лжи в эти годы наверчено,
Чтоб запутать финляндский народ.
Раскрывай же теперь нам доверчиво
Половинки широких ворот!", —

все еще пел политруковский тенор. Но нигде не было видно благодарных красавиц: большинство финских женщин ушли помогать своим мужчинам в военную организацию "Лотта Свярд". Красноармейцы удивлялись: "Где же те, кого мы спасаем? Финский народ живет богаче наших колхозников". Тех немногих, кого удавалось найти, тут же отправляли в советскую Карелию работать на лесозаготовках.

"Ни шутам, ни писакам юродивым
Больше ваших сердец не смутить.
Отнимали не раз вашу Родину –
Мы пришли вам ее возвратить", —

не успокаивался тенор.

Участвовавшая в кампании советская военная группировка располагала почти полумиллионом солдат, насчитывала 2500 самолетов и 2300 танков. У финнов было около 180 000 штыков, 96 самолетов и 30 танков. 2 декабря 1939 года, на третий день войны "Ленинградская правда" писала: "Невольно любуешься доблестными бойцами Красной армии, вооруженными новейшими снайперскими винтовками, блестящими автоматическими ручными пулеметами. Столкнулись армии двух миров. Красная армия — самая миролюбивая, самая героическая, могучая, оснащенная передовой техникой, и армия продажного финляндского правительства, которую капиталисты заставляют бряцать оружием. А оружие-то, скажем откровенно, старенькое, поношенное. На большее пороху не хватает".

Но реальность оказалась иной. Тщательно замаскированные бетонные доты, перед которыми был пристрелян каждый сантиметр, привычность финнов к холодам, а главное — мужество, с которым они отражали атаки, все это произвело на Никифора и других бойцов тягостное впечатление. Красноармейцы тысячами гибли в бессмысленных штурмах; раненые замерзали на лютом морозе, так и не дождавшись помощи. По ночам финские снайперы расстреливали из леса красноармейцев на привале. Техника таяла на глазах: за 105 дней финской войны Советский Союз потерял около 1600 танков — четверть всей бронированной армады Красной армии. Множество танков финны подбили с помощью бутылок с зажигательной смесью, которые именно тогда окрестили "коктейлями Молотова".

Никифор видел обреченные глаза сослуживцев, которые шли грудью на пулеметы, так и не поняв, за что они умирают. Где ты, красавица Суоми? На этот зов откликались только новейшие финские пистолеты-пулеметы "Суоми", сеющие смерть и панику. Политрук больше не включал бравую песню, да и патефон разбило осколком снаряда.

20 декабря 1939 года в бою у деревни Сумма на пути к Выборгу финские войска сожгли 58 танков из группы Никифора Губаревича. А всего в ходе боев под Суммой сгорело 239 советских танков. Никифор боялся, что за такие потери в СССР его могут расстрелять. Он больше не верил в чепуху, о которой говорил политрук. И тогда он сдался в плен, где и написал письмо, недавно найденное журналистами в финских архивах.