"Спасайте Киев от разорения!" Как проходили местные выборы в Киеве 110 лет назад

Фото: Михаил Кальницкий
Фото: Михаил Кальницкий

Почему киевляне "голосовали кошельками", кто решил, что правом голоса будет наделен всего 1% населения и кто входил в "царский админресурс"? Фокус рассказывает, кого и как выбирали в состав киевской Городской думы в начале ХХ века.

Кошельки вместо избирателей

В старом Киеве местные выборы проводились для того, чтобы сформировать очередной состав Городской думы. "Правила игры" для нее были заданы "Городовым положением", принятым в 1870 году в ходе реформ царя Александра II. Этим положением впервые избирательные возможности предоставлялись гражданам вне зависимости от сословного деления. Но в разъяснениях к нему подчеркивалась характерная идея: что в основание городского представительства "положена не личная, а имущественная заинтересованность в устройстве города со стороны жителей оного". Так был сформулирован принцип, действовавший в течение всей дореволюционной истории Киева. Голосовали не граждане. Голосовали их кошельки.

Издание "Обзор деятельности Киевской городской думы за четырехлетие 1906–1910 гг." Титульный лист

"Городовое положение" устанавливало четкие границы по степени материального благосостояния. В первой редакции этого закона городской электорат составляли все российские подданные мужского пола не моложе 25 лет, либо владеющие недвижимостью в черте города, либо содержащие здесь торгово-промышленные предприятия, либо имеющие свидетельство розничного торговца или приказчика. Разумеется, исправно платящие налоги, не состоящие под судом и следствием, не обанкротившиеся и ничем не опороченные. Таковых едва набиралось 2–3% от городского населения. Однако в 1892 году "Городовое положение" изменили. Мелких торговцев и приказчиков лишили избирательных прав. Совокупный электорат по второй версии "Городового положения" составил не более 1% от всех жителей Киева.

Закон, впрочем, предоставлял право голоса и кошелькам киевлянок. Сами женщины не принимали участия в выборах, но могли передать свои имущественные полномочия кому-то из мужчин, не имеющих личного достатка.

Брошюра "Спасайте Киев от разорения!" Титульный лист

Выборы проводились по территориальным участкам, соответственно полицейским участкам города Киева (аналог нынешних административных районов). В конце XIX — начале ХХ века их было восемь: Старокиевский, Дворцовый, Печерский, Лыбедской, Бульварный, Лукьяновский, Подольский и Плоский. На каждый из них в зависимости от населенности выделялась квота гласных (депутатов), которых в сумме для Киева было тогда до 80.

Чтобы выборы на участке считались состоявшимися, количество избирателей должно было оказаться хотя бы не меньше числа избираемых ими гласных. То есть в крайнем случае они могли выбрать друг друга и разойтись. Правда, при условии, что за каждого проголосуют более половины явившихся. Однако эти ограничения, и без того несложные, действовали только для первой попытки голосования. Если она давала недобор гласных по участку, то не раньше чем через неделю назначался второй тур, а уж тогда гласных доизбирали просто по наибольшему числу поданных голосов — сколько бы ни было голосов и сколько бы ни было избирателей.

"Баллотировка"

Местные выборы в Киеве тянулись больше недели — каждому участку был предоставлен свой день. Процедура голосования начиналась с того, что задолго до старта выборов в зале Городской думы начинали собираться избиратели очередного участка. Наконец появлялись председатель собрания (эту миссию обычно брал на себя городской голова) и доверенные члены счетной комиссии. Имен претендентов на места гласных никто еще не знал. Их список определялся лишь после того, как каждый избиратель подавал в запечатанном конверте записку со своим перечнем кандидатур. Записки тут же рассматривались, и тот, чье имя было названо не менее пяти раз, автоматически включался в кандидатский список — если, разумеется, сразу же подтверждал свое согласие, а не пользовался правом на самоотвод.

"К миллионному займу на мощение киевских мостовых". Карикатура 1909 г. Здесь улицы Киева как бы вымащивают золотыми монетами

После этого появлялись урны по числу претендентов, и в каждую из них избиратель мог опустить белый шар (за данного кандидата) или черный (против). Это и было голосование, которое называли еще баллотировкой (по-итальянски ballotta — "шар"). Счетная комиссия тут же начинала вручную определять результаты. Победителей в соответствии с квотой для участка отсчитывали по наивысшему рейтингу (количеству белых шаров), но только при условии, что число голосов за претендента превышает число голосов против.

Покуда все это происходило, господа избиратели по нескольку часов ожидали в думе результата. По словам тогдашнего газетного хроникера, в думском зале "виднелось только море голов да густые клубы табачного дыма". Ведь после того как количество избирателей было запротоколировано, уходить никому не разрешалось. Зато к вечеру по окончании всех мытарств можно было сразу узнать имена всех избранников.

В царские годы был сформулирован принцип, действовавший в течение всей дореволюционной истории Киева. Голосовали не граждане. Голосовали их кошельки

Конечно, бывало и так, что за один раз заполнить все депутатские вакансии не удавалось. Тогда спустя несколько дней избирателям "недостаточных" участков приходилось собираться снова — для второго тура. Если же и он не обеспечивал полного состава, то третий тур не предусматривался. Согласно закону, новая Городская дума считалась избранной, если после второго тура были заполнены хотя бы две трети вакансий.

Срок полномочий Городской думы составлял четыре года. Начинала она свою работу обычно с того, что избирала председателя — городского голову, членов своего исполнительного органа — Городской управы, а также членов думских комиссий по разным вопросам. Мэр и члены управы за свою работу получали солидное жалованье, а все остальные гласные трудились "на общественных началах".

Важно
Вирусы, страшилки, страхи. Чего боялись при социализме

Аргументы предвыборного пиара

Как мы уже видели, число избирателей на местных выборах было скромным. Для предвыборной агитации не имело никакого смысла тиражировать плакаты или листовки, как это делают сейчас. Поскольку электорат составляла публика преимущественно образованная и состоятельная, можно было рассчитывать, что все они читают ежедневную прессу. Потому именно в газетах от выборов до выборов избирателей учили уму-разуму: кого следует поддержать, а кого осудить. Разумеется, разные периодические издания придерживались различных позиций, и их взгляды на киевскую мэрию оказывались подчас диаметрально противоположными. Газетная критика бывала довольно резкой: в отличие от правительственных учреждений, общественное самоуправление могло послужить предметом нападок, не подвергая журналистов опасности штрафа или даже тюремного заключения.

Городской голова Ипполит Дьяков

Чтобы ближе к очередным выборам более подробно изложить свои взгляды, некоторые авторы выпускали даже книги и брошюры. Пример такого издания — книжица, вышедшая в 1910-м под названием "Обзор деятельности Киевской городской думы за четырехлетие 1906–1910 года". Ее подготовила группа гласных-либералов из тогдашнего большинства, сформированного предыдущими выборами-1906. Тогда в мэрию пришло немало новых лиц, которых подняла на свой гребень волна недавних революционных событий. "Освободительная дума", как ее называли киевляне, обещала быстро и энергично навести порядок в местных делах. И подводя итоги своей первой каденции, авторы предъявили читателям "букет" данных для позитивной оценки городских властей. Утверждалось, что за четыре последних года в Киеве развивались торговля и промышленность, выросли новые корпуса Александровской городской больницы и муниципальных учебных заведений, усовершенствовалась санитарная служба, значительно улучшилось благоустройство, были замощены центральные улицы, расширена зеленая зона. Сверх этого в "Обзоре" высказывались здравые сентенции о роли органов самоуправления в жизни города.

Однако на этот "белый пиар" поспешила ответить "черным пиаром" местная оппозиция. Средство выбрали аналогичное: собственную брошюру под красноречивым названием "Спасайте Киев от разорения!", подводившую итоги четырехлетия с точки зрения оппозиционеров-консерваторов. Авторы брошюры согласились с тем, что на протяжении истекших лет в городском хозяйстве велась кипучая деятельность. Но, в отличие от предыдущих составов, Городская дума 1906–1910 годов чересчур активно прибегала к кредиту. Регулярно выпускались облигации городских займов под залог муниципальной собственности, чтобы изыскать средства для тех или иных крупных проектов. Для их размещения городской голова Ипполит Дьяков объездил чуть ли не всю Европу, привлекая зарубежных инвесторов. Доходило до того, что, к примеру, облигации займа 1909 года реализовывались по номиналу 187 руб. 50 коп. Такая цена была неудобной для отечественных покупателей, зато составила по курсу ровно 500 франков, что и понятно, поскольку львиная доля облигаций ушла за кордон.

"В поисках займа городу Киеву". Шарж на И. Дьякова, 1908 г.

Критики клеймили эту практику "отцов города", доказывая ее неэффективность: "Основное качество нынешней городской думы — ее крайняя бесхозяйственность и расточительность. Дума швыряла городские деньги с легкостью полудевы, состоящей на содержании у богатого старичка". Делались недвусмысленные намеки на то, что существенная часть кредитных средств уходит кому-то в карман, тогда как разрекламированные городские проекты реализуются халтурно и не оправдывают надежд. Брошюра внушала избирателям, что у них на глазах формируется новая мафия, которая занимается планомерным грабежом городской кассы, а расплачиваться будут следующие поколения киевлян.

Оценивая тогдашнюю ситуацию с позиции нынешних историков, можно только порадоваться, что до нас дошли столь полярные точки зрения на многие важные вопросы городской жизни начала ХХ века. Ведь нередко бывает, что истина лежит посередине.

Царский "админресурс"

Хотя города и пользовались самоуправлением, но это не означает полную независимость городских дел от царской администрации. Мэрия пребывала под неусыпным контролем губернатора. В состав губернского правления входило "губернское по городским делам присутствие", которое анализировало муниципальную деятельность, рассматривало жалобы на решения Городской думы и городского головы. Оно же было уполномочено выносить решения по законности и правомочности местных выборов.

"Городовое положение" 1892 г. Издание 1910 г. Титульный лист

В Киеве электорат традиционно делился на два основных лагеря, боровшихся за места в Городской думе. Частью избирателей и гласных поддерживалось консервативное направление, декларировавшее верноподданное подчинение царскому режиму и преданность великорусским идеалам. Им противостояла либеральная группа, отчасти выражавшая интересы притесняемых наций — сознательных украинцев, поляков, евреев. Ко времени выборов 1910 года в городе уже активизировалась деятельность политических партий, оформившихся в составе Государственной думы. Однако на местных выборах расклад был привычный. Правые и ультраправые взгляды отстаивала так называемая русская партия — имперское шовинистическое сообщество, идейным центром которого был Киевский клуб русских националистов. Русская партия выдвинула по всем участкам своих кандидатов, за которых вела настойчивую агитацию; ее рупором была монархическая газета "Киевлянин". Их оппоненты из либерального лагеря называли себя "внепартийными избирателями" (встречается также название "новодумская партия"), тогда как в "Киевлянине" их аттестовали как "польско-кадетский блок" — сообщество «инородцев» и левой буржуазии из конституционно-демократической партии. За "внепартийных" агитировала либеральная газета "Киевская мысль", сочувствовала им и украинская газета "Рада". Вполне понятно, что "административный ресурс" был всецело на стороне русской партии, и это проявилось при подведении итогов местных выборов.

Женщины не принимали участия в выборах, но могли передать свои имущественные полномочия кому-то из мужчин, не имеющих личного достатка

Первый тур выборов 1910 года состоялся в ноябре. Поскольку на некоторых избирательных участках не удалось с первого раза собрать полный комплект гласных, пришлось провести второй тур, затянувшийся до середины декабря. Потом, после "каникул" на зимние праздники от Рождества до Крещения, Губернское по городским делам присутствие собралось для подведения итогов выборов и рассмотрения жалоб. По некоторым участкам (на которых русская партия добилась более-менее приемлемого результата) результаты были сразу утверждены, кое-где власти откорректировали избирательные списки и отвели единичные кандидатуры. Но для Лукьяновского и Бульварного участков, где полностью преобладали голоса "внепартийных избирателей", администрация вынесла категорический вердикт: "Здесь, в виду допущения ряда неправильностей, губернским по городским делам присутствием выборы кассированы в полном объеме". Соответственно, избирательную процедуру пришлось повторить.

Облигация городского займа 1909 г. Из коллекции автора

Важно
Чумные страсти. Как украинцы бунтовали против карантина 250 лет назад

Перевыборы проходили уже на следующей неделе. Явка избирателей ожидаемо была меньше, чем в прошлый раз. Тем не менее переломить настроение электората на "неблагонадежных" участках не удалось. Кандидаты "внепартийного блока" снова одержали там убедительную победу. После этого губернское присутствие уже не стало оспаривать очевидное волеизъявление избирателей. До конца января 1911 года оно утвердило окончательные итоги избирательного марафона. Либералы добились существенного представительства в Городской думе и ее комиссиях. А на пост городского головы был вновь избран "центрист" Ипполит Дьяков, умевший сглаживать противоречия между гласными из различных группировок.