Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
"АТО" заканчивается. 4 главных вопроса по закону о деоккупации
Реинтеграция Донбасса

"АТО" заканчивается. 4 главных вопроса по закону о деоккупации

Парламент решил наконец-то отказаться от привычного термина "антитеррористическая операция". Но кардинально суть происходящего на Донбассе это не поменяет

9220

18 января Верховная Рада после трех дней рассмотрения приняла во втором чтении и в целом закон "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях", который для краткости называют "законом про деоккупацию", "законом про реинтеграцию" или просто "законом про Донбасс". Работа над ним началась еще весной прошлого года, а в первом чтении парламент его принял в начале октября.

Несмотря на то, что законопроект все это время вызывал бурные дискуссии в Раде, СМИ и соцсетях, в итоге он набрал 280 голосов "за". Хотя многие из проголосовавших тут же сами указывали на его недостатки. Власть сразу же назвала принятие закона большой победой Украины, в России и ОРДЛО его резко раскритиковали.

Фокус дает ответы на главные вопросы в связи с данным законом.

Почему законопроект рассматривали так долго?

Главным автором и идеологом законопроекта был секретарь СНБО Александр Турчинов. При этом официально он был внесен в раду президентом Украины, Администрация которого внесла в документ свои правки, в частности, упоминание о минских соглашениях. Это вызвало недовольство соратников Турчинова по Народному фронту, как следствие, после долгих переговоров минские соглашения из документа исчезли еще в первом чтении.

Законопроект о "деоккупации" тогда шел в пакете с другим законопроектом, которым на один год, до октября 2018-го, продлевается действие т.н. "особого статуса" для ОРДЛО. Хотя до сих пор этот статус оккупированные территории не получили, и вряд ли получат в этом году, Европа и США требовали от Киева хотя бы формального решения. В итоге, за "особый статус" депутаты проголосовали за основу и в целом, а вот за "деоккупацию" - только в первом чтении.

Пропрезидентские спикеры объясняли, что спешить не надо – заложенные в законопроекте нормы, например признание России страной-агрессором, могли сорвать намечавшийся на конец год обмен пленными. Да и на Западе от столь резких формулировок были не в восторге, зато постоянно повторяли тезис о "необходимости выполнения минских соглашений".

В законе, имеющем декларативный характер, фиксируются отдельные, давно возникшие на практике реалии Донбасса

В итоге, документ все же вынесли на второе чтение сразу после окончания новогодних каникул. С утра вторника по утро четверга депутаты только тем и занимались, что рассматривали предложенные к законопроекту поправки. Их 673 поправок профильный комитет ранее одобрил 300, и концепция документа из-за этого серьезно изменилась. Некоторые правки вообще вносились с голоса перед итоговым голосованием. Цифра на табло – 280 голосов "за" – удивила самих депутатов. Мало кто рассчитывал, что столь конфликтный законопроект наберет почти конституционное большинство голосов.

Что изменит этот закон?

Прежде всего, закон "Об особенностях…" явно некорректно называть "законом о реинтеграции", потому что о том, как именно территории ОРДЛО будут возвращаться в Украину в нем вообще не говорится. "Законом о деоккупации" – тоже весьма условное название, потому что конкретный механизм перехода ОРДЛО под контроль украинской власти там тоже не прописан. Скорее в законе, имеющем в целом декларативный характер, фиксируются отдельные, давно возникшие на практике реалии Донбасса.

1. Россия признается государством-агрессором, на нее возлагается вся ответственность за ситуацию оккупированных территориях и нанесенный Украине и отдельным гражданам Украины ущерб. Как говорят в коалиции, это серьезно укрепляет позиции в международных судах против РФ, да и в целом закрепляет реальное положение дел, возникшее почти четыре года назад.

2. Вместо термина "антитеррористическая операция", давно не соответствующего масштабу и характеру боевых действий на Донбассе, вводится громоздкий и весьма обтекаемый термин "мероприятия по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации" (далее, для краткости – "мероприятия по нацбезопасности"). Руководство боевыми действиями и фактически всеми сферами жизни на фронтовой и прифронтовой территориях отдается Объединенному оперативному штабу. Его руководитель назначается президентом по представлению начальника Генштаба. Также использование ВСУ на Донбассе теперь будет абсолютно легитимным.

3. Границы оккупированных территорий будет определять президент, порядок въезда/выезда и перемещения товаров через линию фронта – Кабинет министров. Президент также будет определять начало и окончание "мероприятий по безопасности", фиксировать факт вывода с Донбасса российских войск.

Россия признается государством-агрессором, на нее возлагается вся ответственность за ситуацию оккупированных территориях

4. В фронтовой и прифронтовой зоне (последняя называется "зоной безопасности" и наверняка охватит почти весь Донбасс) у силовиков (и не только) появляются чрезвычайные полномочия, фактически соответствующие режиму военного положения. Так, "законные требования" любых должностных лиц, не обязательно полицейских или военных, являются обязательными для граждан. А все, кто привлечен к "мероприятиям по безопасности", получат возможность применять оружие и спецсредства против тех, кто этим "мероприятиям" мешает, также – проводить осмотр личных вещей и автомобилей, перекрывать дороги и блокировать помещения, заходить в дома частных лиц, реквизировать их средства связи и транспорт.

Какие главные претензии к закону?

1. Прежде всего, это размытость формулировок. Несмотря на то, что ко второму чтению в текст внесли немало конкретики, в своем нынешнем виде закон сможет заработать только после того, как Рада и другие органы примут множество правок в другие нормативные акты. Сейчас же отдельные нормы дают очень широкое поле для толкований и манипуляций.

2. Закон также существенно расширяет права и полномочия президента, не предусмотренные Конституцией. Например, право единолично, без согласия парламента, использовать вооруженные силы страны. Фактически, учитывая что Минобороны с Генштабом входят в президентскую вертикаль, глава государства получает абсолютную власть в зоне конфликта.

3. Упоминание об "обмене товарами" через линию разграничения, порядок которого определит Кабмин, дало оппонентам власти повод говорить, что на самом деле на Банковой готовятся к снятию блокады Донбасса и возобновлению "торговли с оккупантом". В коалиции такие подозрения отвергают.

4. Силовики и все привлеченные к "мероприятиям по безопасности" получат в фронтовой и прифронтовой зоне слишком обширные полномочия, что ставит под угрозу права граждан. Тем более, что контролировать их будет некому. Да и формулировки вроде "законные требования" или "лица, привлеченные к мероприятиям по нацбезопасности" могут быть истолкованы как угодно и наверняка не в пользу рядовых граждан. На этих опасностях делают особый акцент украинские правозащитники.

Как принятие закона повлияет на ситуацию на Донбассе?

Очевидно, главный эффект закона – политический. Потому представители БПП и НФ активнее всего акцентируют именно на том, что Россию признали агрессором и оккупантом. Собственно, именно благодаря этому закон получил 280 "за". Его поддержали все фракции, когда-то входившие в "постмайдановскую коалицию": БПП, НФ, радикалы Олега Ляшко, Батькивщина и даже Самопомощь, активно этот проект критиковавшая до последнего момента перед голосованием.

Ни одним решением украинского парламента в принципе невозможно прекратить агрессию и оккупацию Донбасса

Не поддержать признание РФ агрессором – очень высокий риск для любой партии, ориентирующейся на проукраинский электорат, тем более, если выборы уже в следующем году. "Самопомощи не удалось "качнуть" зал против закона, и у них не осталось выбора – пришлось поддерживать", - прокомментировал один из депутатов от БПП.

Попутно БПП и НФ получили еще один бонус. Теперь на любую критику о неэффективности парламента или отсутствии коалиции их депутаты смогут обращаться к этому голосованию: дескать, целых 280 голосов, еще и за такой непростой закон, так что и коалиция есть, и парламент может принимать решения.

Что касается непосредственно Донбасса, то особого влияния на глобальную ситуацию там в короткой перспективе закон не окажет. Разве что боевики могут "в отместку" за признание России агрессором обострить ситуацию. Из-за расширения полномочий силовиков могут участиться конфликты с местными жителями, также у волонтеров и журналистов могут возникнуть проблемы с приездом в зону конфликта – согласно закону, все, кто не причастен к "мероприятиям по безопасности" могут там находиться только с разрешения самого командира объединенных сил.

Впрочем, эти проблемы потенциально можно решить (хотя бы частично) внесением правок в законы, разработкой новых инструкций и других подобных актов. Но ни одним решением украинского парламента в принципе невозможно прекратить агрессию и оккупацию Донбасса.

94
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.