Эхо прошедшей войны. 5 лучших книг ноября

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

В книжном обозрении Фокуса — сентиментальный американский триллер об эпохе Второй мировой во Франции, британская сатира о ней же, но в концлагерях Аушвица, страдания московского массажиста, борьба поляка за свободу Украины и роман в рассказах о генетической памяти

С двадцать второй попытки Кристин Ханна написала роман, который стал не только американским, но и международным бестселлером. Британец Мартин Эмис нашёл необычный подход к теме Холокоста и пришёл к выводу о том, что Гитлер был сумасшедшим. Россиянин Олег Зайончковский описал героя своего времени и места, человека, не способного на мало-мальски решительный поступок. В романе украинки Тани Малярчук два центральных персонажа: первый очень похож на неё саму, а второй — общественно-политический деятель первой половины ХХ века Вячеслав (Вацлав) Липинский. Семь отечественных писателей объединили усилия в попытке создать коллективный портрет украинца от Львова до Донецка и от конца XIX до середины XXI века.

КРИСТИН ХАННА «СОЛОВЕЙ»

«Фантом Пресс», 2016

Кто: американская писательница, автор многочисленных любовных романов. Последний по времени и 22-й по счёту стал для Ханны самым необычным и наиболее успешным.

Что: «Соловей» вышел в 35 странах, удостоился отдельной статьи в Википедии, продержался 20 недель в списке бестселлеров New York Times и был выбран компанией Tri Star Pictures для экранизации в качестве телесериала.

О чём: две сестры из маленького французского городка по-разному относятся к гитлеровской оккупации. Старшая, осторожная и покладистая Вианна, чтобы спасти себя, свою дочь и семью подруги-еврейки, предпочитает благоразумно подчиняться новым порядкам и до поры до времени безропотно принимать всё более катастрофические перемены. Младшая, строптивая и порывистая Изабель, даже после капитуляции настроена, рискуя жизнью, бороться с врагом. Несмотря на семейные конфликты, жестокие ошибки, коренную разницу во взглядах и темпераменте, геройски проявит себя и одна и другая.

Как: если подходить к «Соловью» с высокими литературными мерками, то лучше к нему не подходить. Роман Ханны написан простым языком, русский перевод полон клише на грани пошлости («Она отдалась поцелую, заполнившему всю её вселенную, и наконец поняла, каково это — быть кому-то нужной»). Зато в нём виртуозный сюжет, яркие характеры, мастерское нагнетание страстей, а ближе к финалу — пулемётная очередь душераздирающих эпизодов, безразличным к которым не может остаться даже самый чёрствый книжный обозреватель. К тому же Ханна отлично держит интригу: до последней главы читатель не знает, от чьего имени ведётся рассказ в 1995-м, то есть, какой из сестёр посчастливилось выжить.

МАРТИН ЭМИС «ЗОНА ИНТЕРЕСОВ»

«Фантом Пресс», 2016

Кто: один из ведущих британских писателей, автор 18 книг, более всего известный благодаря роману «Деньги» (1984).

Что: «Зону интересов» называют лучшей книгой Эмиса за последние двадцать лет и ставят в один ряд с «Благоволительницами» Джонатана Литтелла.

О чём: в романе три рассказчика — комендант концлагеря Долль, оберштурмфюрер Томсен, удачливый родственник рейхсляйтера Бормана и беззаботный бабник, увивающийся за женой Долля, а также начальник зондеркоманды Шмуль, которого Долль считает тупым животным, хотя на самом деле всё ровно наоборот.

Как: для романа о Холокосте — весьма нетрадиционно. Долль изображён резкими сатирическими штрихами в духе Гашека, Томсен оказывается совсем не тем человеком, каким представляется вначале, а самый героический поступок совершает бессловесный Шмуль. К роману прилагается послесловие, в котором Эмис доказывает, что Гитлер был безумен, поскольку пошёл самоубийственной войной на СССР и ненавидел не только евреев, но и немцев.

ОЛЕГ ЗАЙОНЧКОВСКИЙ «ТИМОШИНА ПРОЗА»

АСТ, 2016

Кто: 11 лет назад дебютные книги Зайончковского «Сергеев и городок» и «Петрович» вызвали восторги критиков, но дальше у этого автора как-то не заладилось.

Что: сборник, состоящий из заглавной повести и двух рассказов со схожим настроением.

О чём: 30-летний герой «Тимошиной прозы» — типичный «маленький человек». Живёт в панельной многоэтажке с родителями, работает в проектном бюро, по вечерам подрабатывает на дому массажистом. Среди клиентов попадаются женщины, некоторые из них становятся Тимошиными любовницами, одна из любовниц с хорошим, а главное, редким именем Надя превращается в возлюбленную. Всё хорошо, кроме одного: Надя замужем. Тимоше надо бы как-то действовать, менять свою жизнь, но он к этому совершенно не способен.

Как: заурядная история о заурядном человеке в заурядных жизненных обстоятельствах. Незауряден только стиль Зайончковского: его лёгкая насмешливость, обаятельная ирония, милая чудаковатость. Товар неброс­кий, зато штучный.

ТАНЯ МАЛЯРЧУК «ЗАБУТТЯ»

ВСЛ, 2016

Кто: Малярчук уже лет десять считается самым талантливым представителем младшего поколения украинских прозаиков, но, как и у Зайончковского, её дебютные книги («Згори вниз», «Як я стала святою») более удачны, чем последующие.

Что: долгожданный роман после четырёхлетней паузы. Вошёл в лонг-лист «Книги года Би-би-си» и, скорее всего, окажется в числе финалистов.

О чём: в романе два героя. Первый — наша современница, alter ego автора. История её взросления, творческих поисков, отношений с мужчинами и психологического кризиса очень похожа на исповедь. Второй — поляк Вацлав Липинский, называвший себя Вячеславом, борец за украинскую независимость, сторонник монархизма и противник национализма. Современная и историческая части связаны между собой чисто формально.

Как: актуальный, запоминающийся, идеологически симпатичный, но несколько схематичный текст, которому не хватает связности и эпического размаха. Бывает, говорят «многа букафф, ниасилил», но это тот редкий случай, когда букв, наоборот, мало.

«ДНК»

КСД, 2016

Кто: Сергей Жадан, Юрий Винничук, Ирена Карпа, Фоззи, Андрей Кокотюха, Владимир Рафеенко, Макс Кидрук. Семь прозаиков; шесть мужчин и одна Карпа, пять украиноязычных и Рафеенко с Фоззи.
Что: роман в рассказах. Каждому автору достался для описания один из представителей рода Чумаков, от застреленного на Первой мировой Марко до убитого из мести в 2057-м Захара.

О чём: все писатели изображают то, что умеют. Винничук щеголяет галицкими диалектизмами, Карпа живописует парижский антураж, Фоззи имитирует речь харьковского пролетария, Кидрук моделирует будущее. Картина получается разнородной, кроме генетических, никаких связей между героями не возникает.

Как: кто лучше, кто хуже, кто как всегда. По качеству письма заметно выделяются Жадан и Рафеенко, впечатляющий рассказ о ядерном взрыве 1972 года на Харьковщине написал Фоззи. Ещё вот что интересно: у писателей со взглядами, близкими к правонационалистическим (Винничук, Кокотюха), получились ярко выраженные отрицательные герои.