Всё в космосе — это преобразование хаоса, — Семён Бокман

2017-01-17 20:20:00

592 1

Живущий в Сан-Франциско поэт и композитор Семён Бокман рассказал Фокусу о силе воздействия слова, о том, как этическая сторона творца влияет на его творчество и почему поэт не должен искать любви у власть имущих

КТО ОН


Родился в Киеве. Живёт в Сан-Франциско (штат Калифорния, США). Поэт, композитор, член Всеамериканской композиторской ассоциации (NACUSA)

ПОЧЕМУ ОН


Автор книги "На окраине Вселенной", поэтических сборников, исследования "Вариации на тему "Галина Уствольская" (англ.), публиковался в российских и американских СМИ. В русско-американской газете "Запад-Восток" выходили его "Разговоры с Соломоном Волковым о русской культуре", а также книга "Жить не умирая" о жизни, смерти и бессмертии

В своем очерке на Facebook вы написали, что искусство должно меняться. Почему вы считаете, что современному искусству требуется обновление?

— В текстах литераторов, в театральных постановках и в фильмах модной стала нецензурщина. Это опасно. Каждая мысль произнесённая, наговорённая или воображаемая имеет свой тонкий прообраз. Он живой. И мысли живые. Словом можно исцелить, возвысить, придать человеку сил и им же можно убить. И когда человек неконтролируемо произносит бранные слова, он поражает и травмирует ими другого человека. Любое слово несёт определённый заряд, и нехорошее слово, даже в шуточном контексте, воздействует отрицательно. И, конечно, такими словами человек разрушает себя самого.

Если человек действительно поймёт силу воздействия мысли и слова, тексты будут другие. Некоторые поэты, может, и не понимая, делали потрясающие открытия. У Маршака есть стихотворение "Пожелание друзьям":

Пусть каждый день и каждый час
Вам новое добудет.
Пусть добрым будет ум у вас,
А сердце умным будет.

Он, вероятно, отнёсся к своему открытию, как к метафоре. Но сердце на самом деле — это орган интуиции, орган истинно думающий. Нас приучили считать, что сердце — такой насос, который снабжает организм кровью. Но в действительности помимо кровоснабжения и другие функции сердца бесценны, а мозг — диспетчер, который осуществляет функцию передатчика. Так вот, фраза "пусть добрым будет ум у вас, а сердце умным будет" — прекрасное мудрое наставление. Это то, что в восточных учениях называют синтезом чувствознания и духоразумения, то есть синтезом разума (интеллекта) и чувства (интуиции). Это значит, что сердце и мозг должны действовать сообща, но истинно думающий орган — как раз сердце. Сердце определяет направление наших действий. Мы это чувствуем и утверждаем в выражениях "я это сердцем чувствую", "у него сердце деревянное (каменное и т. д.)", "бессердечный человек" или, наоборот, — "сердечный".

Сейчас искусство разобщено в сознании, но в древности поэзия, музыка, религия и танцевальное искусство всегда были неразрывными. Мистерии происходили в сопровождении музыки, там были ритмизованные тексты, танцы — всё было едино, потому что являлось функциональным. Вероятно, наступит эпоха, а может, и началась, когда искусство вновь обретёт единство.

Семён Бокман: "В приоритете жизни должно быть искусство. Особенно сейчас, когда искусство в загоне, такое жалкое и невостребованное. Но каково время, такая и культура. А должно быть наоборот — какая культура, такое и время"

Об этической стороне творца. Как быть, например, с режиссёром Никитой Михалковым, снимавшем талантливые фильмы, при этом умеющим быть лояльным любой власти. Сходит ли на нет дар творца в таких случаях? Или талант остаётся?

— Талант и личность не всегда совмещаются. Например, Рихард Вагнер — потрясающий композитор, я восхищаюсь его творчеством. Как композитор я понимаю всю мощь его мастерства: и в оркестре, и во владении формой, и в художественных открытиях, но человек он был очень плохой. Он был брюзжащим и закоренелым антисемитом. Когда его музыкой по стечению обстоятельств должен был дирижировать еврей, Вагнер поставил условие, чтобы тот с ним не общался, и обращался к нему только через посредников. И эта злобность, разрушающая человека изнутри, где-то запечатлелась в его музыке. Всё это там есть и когда-нибудь будет проявлено. Может быть, не скоро, но наше восприятие всё время утончается, и это лишь вопрос времени.

Что касается Никиты Сергеевича, вероятно, он просто вошёл в эту роль. Привязка себя к сильным мира сего всегда заканчивается большой неудачей потому, что политика на эволюцию никакого влияния не имеет. Эволюцию нельзя строить или создавать. К ней можно только приобщиться. И сделать это лучше через культуру и искусство. Через политику невозможно.

В приоритете жизни должно быть искусство. Особенно сейчас, когда искусство в загоне, такое жалкое и невостребованное. Но каково время, такая и культура. А должно быть наоборот — какая культура, такое и время. Золотой эрой в искусстве можно считать европейское искусство 17-18 веков. Вся музыка того времени — Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена — была заказной. Можете себе представить такое? То есть они на заказ писали великую музыку. А кто же были заказчики? А заказчики сами играли на музыкальных инструментах. Некоторые даже музыку сочиняли, писали картины. Король Фридрих играл на флейте и выступал, Людовик XIV основал первую в мире балетную школу. Он был выдающийся танцовщик, и для его балетов сочиняли музыку крупные композиторы. А Бах играл свои сложные органные произведения, сочинял и разучивал кантаты, каждую неделю новую, и всё это исполнял для немецких крестьян, которые шли к нему в церковь со всей округи, чтобы послушать его музыку. Прихожане понимали, что идут в церковь именно за этим: приобщиться к Богу, и Бах им в этом помогал. Его музыка создавала необходимый молитвенный настрой.

Семён Бокман: "Гениальный художник не опережает время, а даёт направление, он думает, каким должно быть будущее. Он не опережает, а зовёт. Вот что такое гениальность"

Вы упомянули, что творческие люди являются продуктами своей эпохи, но как быть с теми, про которых говорят, что они опередили своё время? Всё-таки гений — это про завтра или про сегодня?

— Гениальный художник не опережает время, а даёт направление. Он живёт в пике эпохи и не может, каким бы ни был гениальным, выйти из своего времени, но, находясь здесь и сейчас, он думает, каким должно быть будущее. Он не опережает, а зовёт. Вот что такое гениальность.

Творчество всегда соединяет как физическое воплощение, так и внутреннее сотворение. На выходе у вас как поэта и композитора всегда получается то, что вы задумывали изначально?

— Блок в своих записных книжках пишет, что сочинению стихов предшествует музыкальное настроение. Он это так называет. А я это называю экстатическим настроением. Однако когда пишу стихи, я музыку сочинять не могу, потому что в тот момент у меня совсем другой настрой. Сказать, что внешний продукт совпадает с тем, что творец чувствует внутри, это будет, наверное, неправда. Потому что физическое выражение нотами и словами — это только способность. Все люди что-то чувствуют, а поэт обладает способностью это выразить. Но как бы гениален ни был поэт, дойти до дна он всё равно не сможет. Часто мы поражаемся: "Надо же, как схвачено, я тоже так чувствую, но так сказать не могу, а он сумел". Вот в этом гармония соотнесения, и мы всё время, каждый на своём месте этим занимаемся. Это есть преобразование хаоса в какие-то осязаемые, упорядоченные формы. Это вообще очень важный процесс. Всё в космосе — это преобразование хаоса. Так и в творчестве. А как это происходит, я не берусь сказать. Наверно, это сотрудничество с Высшим.

Что для вас идеал творца?

— Идеал — это формула человека, который понимает, что ещё ничего не сделал и не достиг. Нормальный человек всё время ищет. "Идеальный творец" — это несуществующее определение, такое же, как "идеальный человек". Таких не существует. При этом мы должны понять, что все мы — часть Бога.

Loading...