Мы закрыли для себя Россию, – Тарас Тополя, "Антитіла"

2017-09-20 20:40:00

5902 3
Мы закрыли для себя Россию, – Тарас Тополя, "Антитіла"

Фото: antytila.com

Фронтмен группы "Антитіла" рассказал Фокусу о предчувствии перемен, нежелании писать на русском и о том, ради чего он готов терпеть ущемление собственных прав

Место действия — вертолётная площадка известного столичного комплекса. Потрясающий вид на Днепр. Сцена, которая напичкана загадочными устройствами. Здесь, на идеально ровной террасе, проходит концерт поп-рок-группы "Антитіла".

С высоты сцены Тарас Тополя, 29-летний фронтмен с модным топ-кнотом, неожиданно признаётся поклонникам в том, что альбом "Солнце", в поддержку которого был организован одноимённый концертный тур, мог так и не появиться на свет:

— В какой-то момент нам сказали: "Хлопцы, если вы сейчас же не вернётесь к музыке, то, возможно, не успеете в последний вагон уходящего поезда". Нам пояснили: война или не война, шоу-бизнес движется вперёд, появляются новые имена, а тем временем "Антитіла" пропали с музыкального пространства и занимаются немного не тем, что нужно, — вспоминает певец.

Последние несколько лет были для артиста и его коллектива непростыми: Тополя-волонтёр перетягивал на себя одеяло, оставляя Тополе-музыканту совсем немного времени на творчество. Музыка отошла на второй план, на первом — помощь и поддержка украинских военных в Донбассе. Концертный тур в поддержку нового альбома — настоящая награда для терпеливых фанатов.

Выбирай

Ваш третий альбом "Над полюсами", презентация которого состоялась в ноябре 2013-го, называют пророческим для Украины.

— Сложно объяснить, но я что-то почувствовал тогда. Например, в песне "Незалежний" есть строчка: "Кожен урок знаменує крок — незалежний крок". Эта композиция — о преодолении преград, о том, как нас закаляет противостояние обстоятельствам. Когда начался Евромайдан, она стала лейтмотивом событий.

2013-й был для вашей группы особенно удачным: туры "Мова" и "Над полюсами", концерт в московском клубе "16 тонн", номинации в "Чартовой дюжине". Были реальные предпосылки для завоевания российского рынка. Легко ли далось решение отказаться от этого?

Тарас Тополя: "Сейчас Украина нуждается в защите своего языкового пространства, своей культуры. Мы эту поддержку проявляем в своих украинских песнях, в своей украинской позиции, даже в том, что публично общаемся на украинском языке"

— Нас так воспитали: финансовые перспективы важны, но они никогда не превращались в самое главное в нашей жизни. "Антитіла" прекрасно понимали: закрывая для себя московскую историю, мы теряем сотни тысяч долларов. Но что такое потеря денег по сравнению с потерей европейского будущего, к которому все стремились? Мы понимали: наше будущее — жизнь в системе европейских ценностей, с уважением друг к другу, с верховенством права и всем тем, что олицетворяет собой старушка-Европа и американский "новый свет".

Если бы мы и десятки тысяч других людей не занимались волонтёрством или не помогали военным через волонтёров, не факт, что вы бы брали у меня интервью в украинском Киеве под украинским жёлто-синим флагом. Это важно понимать. Это не что-то обыденное. За эту возможность, и это будущее тысячи наших соотечественников отдали жизнь.

Конечно, поддерживая Майдан, а позже и наших военных на востоке, мы закрыли для себя Россию — как минимум, до того момента, пока там поменяется режим. Возобновят ли "Антитіла" гастроли по России? В теории это возможно, если к власти в России придут лидеры-либералы, которые выведут русские войска из украинского Крыма и Донбасса, возместят материальный и моральный ущерб, и начнут строить взаимоотношения с нами на равных. Если честно, слабо верится, что это возможно. Каждый русский либерал заканчивается на украинском вопросе.

В альбомах, которые "Антитіла" выпустили до конфликта на востоке Украины, было несколько русскоязычных треков: "Смотри в меня", "Полинезийская зима", "Тебе, моя невеста". В последних альбомах — только песни на украинском языке.  

— Причина проста: русскоязычные треки появлялись, когда было на то вдохновение, подпитываемое идеями о самореализации на территории России. Потом начали происходить общеизвестные события: вмешательство российских спецслужб в политику Украины, война в Донбассе с русскими военными без шевронов, аннексия Крыма. С тех пор — ни строчки на русском. Не могу сказать, что мы специально перестали писать на этом языке. Просто не идёт. Органически не получается.

А если завтра снизойдёт вдохновение и захочется написать песню на русском, как поступите?

— Однозначно, если захочется написать что-то на русском, мы это сделаем. "Антитіла" — двуязычные люди, у нас нет никаких предубеждений по отношению к русскому языку. Пользоваться им в быту или нет — личное дело каждого.

Запишете и покажете фанатам? Или придержите до лучших времён?

— Это сложный вопрос. Сейчас Украина нуждается в защите своего языкового пространства, своей культуры. Наша страна — как организм, который начинает выздоравливать и нуждается в поддержке. Мы эту поддержку проявляем в своих украинских песнях, в своей украинской позиции, даже в том, что публично общаемся на украинском языке. Мы задаём определённый тренд. Пока следует действовать так. Но это не значит, что не нужно творить на русском или как-то ещё себя ограничивать.

Тарас Тополя: "Антитіла" прекрасно понимали: закрывая для себя московскую историю, мы теряем сотни тысяч долларов. Но что такое потеря денег по сравнению с потерей европейского будущего, к которому все стремились"

Раз уже заговорили об ограничениях: на своей странице в Facebook вы опубликовали  пост, который можно оценивать скорее как позитивный отзыв по отношению к запрету российских соцсетей. Притом что в этой соцсети у вас был довольно мощный фан-клуб.

— Я не чувствую каких-то позитивных вибраций по отношению к запрету "ВК". Это была площадка, на которой мы рекламировали свои события, общались с нашими фанатами. У нас там было около 50 тыс. подписчиков, которые постоянно следили за нашим творчеством. Я не испытываю радости по поводу того, что в какой-то момент мы потеряли связь с этими людьми.

Но я понимаю: есть собственные интересы — мои, моей команды, а есть интересы государства и вопрос выживания в информационном пространстве. Если ради общих интересов нужно частично ограничить мои права — я готов. Ни в коем случае я не могу ставить личные интересы выше интересов государства. Я — часть общества, которое проходит нелёгкий путь самоидентификации и взросления во всех смыслах и это неизбежно произойдёт.

Постом, о котором вы вспомнили, я хотел сказать: друзья, многие люди живут без этой соцсети, и ничего. Просто будет переходной период, все рано или поздно переберутся в Facebook, и мы продолжим общаться. Нужно меньше эмоций и больше холодной головы. Надо действовать, исходя из ситуации: если мы не можем повлиять на что-то, значит, будем адаптироваться.

"Антитіла" не раз переживали полные и частичные "перезагрузки". Поддерживаете ли отношения с бывшими участниками группы?

— С некоторыми — да.

Бас-гитарист Виктор Раевский, насколько мне известно, ушёл из группы из-за своей пророссийской позиции. Вы расстались полюбовно или холодно?

— Не холодно, у нас нормальные отношения. Он строит свою карьеру в Санкт-Петербурге. Да, у него есть свои политические взгляды — на эту тему мы стараемся не общаться. Потому что это бессмысленно. Когда выходим на связь, говорим о творчестве.

Создаётся впечатление, что война разделила украинских артистов на два лагеря. Так ли это? И пришлось ли вам оборвать контакты с кем-либо из украинских артистов из-за своей позиции?

— Что касается артистов — мне, честно говоря, фиолетово, кто что думает, кто куда ездит. Это их личное дело. Артисты, знаете ли, не дети, а взрослые люди. Они что-то делают, совершают какие-то поступки, учитывают возможные последствия. Тот, кто едет в Россию, выступает, возвращается сюда и получает обструкцию от патриотически настроенных сил и граждан — сознательно так поступает, примеряет на себя те гонорары и не может от них отказаться. Это их дело. Публично я никого не осуждаю. В частном разговоре — дома или с друзьями — я могу высказать свою позицию, иногда довольно эмоционально. Но я не выношу это на всеобщее обозрение.

Есть позиция группы "Антитіла". Она абсолютно прозрачна и понятна. Кому-то она импонирует, кто-то считает нас дебилами и, скажем, недальновидными (отказаться от такого большого рынка РФ из-за идейных убеждений). Но всё это не имеет для нас никакого значения. Значение имеет только то, что мы живём в Украине, она выстояла и продолжает расти. Кто ее настоящие артисты, а кто - ремесленники от музыки без "рода и племени2? Время расставит всё по местам.

Мне интересно наблюдать, как украинский тренд, который мы почувствовали ещё в конце 2013-го, а многие начинают ощущать только сейчас, захватывает людей. От этого я получаю кайф. Даже те, кто пару лет назад  презрительно относились ко всему украинскому, либо умолкли, либо начали использовать украинский язык, присоединяться к украинским инициативам. Чем больше нас таких будет, тем лучше. Когда те, кто всячески открещивался от Украины, начинают ассоциировать себя с ней — это общая победа. Этот тренд всё сильнее и сильнее. От него никуда не денешься.

Верховная Рада приняла закон о 75 процентах украинского языка в эфирах и телеканалах — и это ещё одна победа. Пройдёт время — мы привыкнем, не сможем без этого жить. Что касается артистов, время всё расставит по своим местам: те, кто не сможет удержаться, уйдут, а те, кто останется, будут вынуждены приспособиться к новым реалиям нового государства.

Расскажите о новом альбоме.

"Чем больше смыслов спрятано в работе, тем лучше. Двойной, тройной смысл даёт человеку повод включить фантазию"

— Мы проехали с "Сонцем" 50 городов. Из них 7 за границей, в Америке и Канаде, все остальные города украинские, большие областные центры и много районных центров. Почти везде полные залы. Мы везли в первую очередь новый альбом "Сонце". Это 9 песен, которые звучат первыми на всех концертах. А дальше мы играем большую программу, состоящую из песен из предыдущих пластинок, которых точно так же все очень ждут. Люди радуются, когда звучит их любимая песня, которую они, возможно, даже не ожидали услышать.

Бывает ли, что украинская публика фанатеет от одной песни, а американская — от другой?

— Однозначно, когда мы играем "Танцюй", "Одинак" или песню Скрябина "Люди, як кораблі", все подпевают, всем нравится. В некоторых городах сильнее подпевали "Дунай", в других — "Фари". Это зависит от того, какие композиции звучат на местных радиостанциях, а ещё от возраста аудитории.

Клип, который Виктор Придувалов снял на вашу песню "Одинак", некоторые ресурсы назвали призывом к экстремизму — сжать кулак и разрубить гордиев узел.  Призываете ли?

— Любой видеоклип — это в первую очередь режиссёр. Не нужно в этом случае отдавать много супер-бонусов музыкантам. Дело музыкантов — создать песню. Дело режиссёра — снять видеоклип и добавить в него идею. Однако чем больше смыслов спрятано в работе, тем лучше. Двойной, тройной смысл даёт человеку повод включить фантазию.

Если бы кто-то по незнанию спросил вас о новом альбоме группы "Антитела", как бы вы его охарактеризовали?

—  Я сказал бы: "Он самый классный, самый свежий и самый крутой из того, что когда-либо было у "Антитіл". Мне всегда нравятся новые песни. Выйдет следующий альбом — уже он будет самым классным. 

Фото: antytila.com

Loading...