Трафик на "Оскар". Продюсер фильма "Донбасс" рассказал о сложностях продвижения украинского кино в мире

2018-12-22 14:00:00

350 1
Трафик на "Оскар". Продюсер фильма "Донбасс" рассказал о сложностях продвижения украинского кино в мире

Фокус выяснил у генерального директора "Артхаус Трафика" Дениса Иванова, как создать успешную компанию, оставаясь идеалистом, зачем проводить бесплатные фестивали и как сделать так, чтобы украинское кино когда-нибудь получило "Оскар"

В конце декабря компании "Артхаус Трафик" исполняется 15 лет. Фактически юбилей этот должен отмечать украинский зритель, особенно тот, который стремится смотреть не только голливудские блокбастеры. Потому что 15 лет назад в Украине, где кинопрокат находился в плачевном состоянии, появилась компания, которая начала стабильно поставлять на экраны такие картины, что закачаешься. За 15 лет "Артхаус Трафик" показал украинскому зрителю 10 лауреатов премии "Оскар" за лучший иностранный фильм и бесчисленное количество призёров и победителей крупнейших европейских фестивалей. В канун юбилея у компании мог быть ещё один повод для празднования: фильм "Донбасс" Сергея Лозницы, одним из продюсеров которого выступил генеральный директор "Артхаус Трафика" Денис Иванов, мог войти в шорт-лист "Оскара" в категории "Лучший иностранный фильм". Чуда, увы, не произошло, но это не отменяет того, что украинский фильм впервые подобрался так близко к номинациям и стабильно входил в состав 15 самых вероятных претендентов во всех прогнозах.

Нетипичное кино

С чего начинался "Артхаус Трафик"?

— Мы с женой вели в университете киноклуб, он назывался "Клуб альтернативного кино". Тогда мы поняли, что существует целый континент кино, которое нам вообще было неизвестно. Если за музыкой, литературой ещё как-то следили, то за кино в Донецке 1990-х особо не следил никто. Однажды мы сумели сделать ретроспективу Тарковского с плёнок, которые удалось найти в Облвидеопрокате, — там было "Жертвоприношение" с французскими субтитрами, ещё что-то. Но живых кинотеатров в то время практически не было. И мы это делали в кинотеатре "Кристалл", в котором тогда располагался салон мебели, но зал остался. По сути, это был первый проект, который мы реализовали.

Да, по сравнению с обычным киноклубом и показ Тарковского на плёнке — прорыв. Но это всё равно как-то далеко от того, чтобы начать возить в Украину современное зарубежное кино и показывать его в кинотеатрах.

— До основания компании я попал на фестиваль "Молодость". Сначала программным координатором, потом программным директором, затем маркетинг-директором. Появилось понимание, как работает рынок прав на фильмы. В конце 1990-х — начале нулевых весь кинопроцесс в Украине сводился, по сути, к кинофестивалю "Молодость. Когда мы на одном-двух показах в переполненных залах смотрели фильмы, которые сейчас вышли бы на сотни экранов, это казалось несправедливым. Было очевидно, что у этого кино есть зрители. И тогда нам показалось, что выпускать в прокат фильмы — хорошая идея.

"Мы поняли, что существует целый континент кино, которое нам вообще неизвестно"

А откуда взялось название компании?

— Я был на фестивале в Роттердаме и увидел сеть магазинов, которая называлась Tobacco Traffic. И мне запало слово "трафик", которое тогда ещё не ассоциировалось с интернетом. Трафик — это движение. И когда в 2003 году я решил создать компанию, название пришло самой собой.

Какой фильм вы привезли первым?

— Это был фильм "Птицы" Жака Перрена — видовое документальное кино.

Но почему именно его? Это же не Бергман и не Тарковский.

— Да, но это был очень нестандартный шаг — при тогдашнем состоянии нашего проката выпустить на экраны такую картину.

Вы начинали в конце 2003 года, когда система украинского проката была в зачаточном состоянии. Если бы вы сделали ошибку, "поставили" не на тот фильм, то могли бы сразу же рухнуть.

— Ну, во-первых, этот фильм показывали на "Молодости", и мы видели реакцию зрителей. Кроме того, мы посмотрели кассовые сборы фильма в России и прикинули, что сможем окупить прокат. Так что первый фильм у нас был "Птицы", второй — "Бассейн" Франсуа Озона, а потом мы сделали фестиваль японского кино и увидели, что в фестивальном формате это тоже очень хорошо работает.

Сейчас "Артхаус Трафик" участвует во множестве "Недель" национального кино — британского, немецкого и десятка других. А к моменту основания компании они уже существовали?

— Немецкое кино проводили, но к моменту, когда мы пришли с предложением, уже перестали. По сути, мы возродили "Неделю немецкого кино". Британское кино было, но только в Киеве. Когда мы начали работать с Британским советом как партнёры, то стали показывать эти фильмы по всей Украине. Это был серьёзный шаг к расширению, и он показал, что мы не просто маленькая бутиковая компания, которая показывает фильмы в кинотеатре-двух. Мы стали показывать фильмы по всей стране.

А когда появилась уверенность, что "Артхаус Трафик" будет жить?

— Где-то через четыре-пять лет после начала деятельности.

Альтруист широкого проката

"Артхаус Трафик" продолжает обрастать проектами, которые нельзя назвать коммерческими. Вот ваш проект киноклубов. Вы предоставляете свой каталог фильмов и даёте право самым разным киноклубам страны бесплатно показывать фильмы из своего каталога. Это очень полезный, но абсолютно альтруистичный проект. Ведь мало кто понимает, что за то, что киноклубы бесплатно могут показывать ваши фильмы, вы заплатили за них правообладателю.

"Мы не просто показываем кино, мы социализируем детей"

— Для того чтобы делать такие проекты, нужно понимать, что их экономика совершенно другая. Это экономика культурного проекта. И мы в компании чётко разделяем: есть проекты, целью которых является прибыль, а есть культурные проекты, которые придумываются как концепция и существуют в другой парадигме.

Зачем вам это нужно?

— Вопрос в такой форме даже никогда не возникал. У нас есть разные направления работы, и мы их все ведём. Это даёт нам устойчивость. Например, когда прошла украинизация проката, это по нам сильно ударило. Раньше мы, как правило, работали с б/у копиями, а теперь надо было покупать копию напрямую.

То есть вы становились нежизнеспособными?

— Да, но в этот переходный период, пока мы привыкали к новой реальности, нас очень выручали фестивали, которые имели экономику культурных проектов. Так, что, во-первых, разные проекты дают определённую устойчивость на рынке. А во-вторых — такими "некоммерческими" проектами приятно заниматься. Ты чувствуешь, что тратишь свою жизнь не просто на продажу продукта, а на то, что имеет какую-то особую ценность.

Получается, что это система разбросанных по воде спасательных жилетов. Одни поддерживают как бы экономически, другие — экзистенциально. 

— Да. Но с киноклубами идея была не только альтруистичная, но и рациональная. Киноклубы всё равно нелегально показывали фильмы. Это отчасти проблема и правообладателя. У пиратства всегда две составляющие. С одной стороны, они нарушают закон, с другой — это потенциальные партнёры.

Расскажите немного про детский фестиваль "Чилдрен Кинофест".

— Мы придумали его в 2014 году. Пока работали на Одесском кинофестивале, у нас была постоянная шутка про то, как ты звонишь кому-то и представляешься: "Вам звонит Денис Иванов, директор Одесского фестиваля". И все переспрашивают: "Какого? Детского кинофестиваля?" А 2014 год — это как раз всплеск волонтёрского движения, масса сложных вызовов, которые стояли перед обществом. Думаю, многие задумались, и мы в том числе, что можем сделать сейчас. Нам было интересно показать, что в детском кино тоже существует совершенно другой пласт. Самый популярный в детском кино жанр — это компьютерная голливудская анимация. А в Европе огромные традиции совершенно другого детского кино, с которым мы сами начали знакомиться, когда делали этот проект. Сейчас мы не просто показываем кино, мы социализируем детей. У нас же инклюзивные показы. Половина публики попадает туда из регионов через контакты наших координаторов, это и сироты, и детские интернаты. Фестиваль происходит бесплатно, попасть на него можно, зарегистрировавшись онлайн. Как только мы объявляем программу, можно зайти на сайт фестиваля, зарегистрироваться, и придут билеты.

Первые шаги к "Оскару". Победители фестиваля "Чилдрен Кинофест"

Он проходит только в Киеве?

— Нет, он идёт в 22 городах. В прошлом году мы сделали и конкурсную программу короткометражных фильмов, сделанных детьми. Это ещё одна важная миссия фестиваля — чтобы у детей, которые занимаются кино в кружках, с мастерами, самостоятельно, была какая-то платформа, где они могут показать своё кино. Чтобы они почувствовали, что это кому-то нужно, кому-то, кроме круга знакомых и родственников. Мы показываем на фестивале десять финалистов в двух категориях — 7–11 лет и 11–14 лет.

А как вы собираете фильмы?

— Наши координаторы для начала нашли в интернете много подобных инициатив, клубов, связались. У нас сейчас больше ста заявок каждый год собирается.

По ту сторону продюсирования

Давай поговорим об украинском кино и твоём переходе от проката фильмов к продюсированию. В этом году вышел "Донбасс" Сергея Лозницы, который впервые в украинской истории имел реальные шансы на оскаровскую номинацию. Ты был его продюсером. И это уже не первый раз, когда ты становился продюсером украинских фильмов. Как это случилось?

— Первый раз это произошло с фильмом "Штольня" Любомира Левицкого. Мы прочитали в журнале "Кіноколо" маленькую заметку, что снимается такой фильм. Когда познакомились с ребятами, съёмки уже завершились. Но кино этим не заканчивается: ему нужно сделать цветокоррекцию, озвучить и т. д. Поэтому мы связались с продюсером фильма Алексеем Хорошко и стали сопродюсерами. Это был 2006 год.

Артхаус Трафику" тогда не было ещё пяти лет, а значит, не было уверенности, что компания выживет. Но ты ввязался и в это.

— "Артхаус Трафик" — семейная компания. Когда я придумал её, то обратился за помощью к отцу, который помог на первоначальном этапе, чтобы получить какие-то оборотные средства и наладить бизнес-процессы. И с Мариной (Шух — женой Дениса Иванова. — Фокус) мы развивали этот проект на протяжении всей его истории совместно. Когда возник вопрос "Штольни", это был серьёзный финансовый риск для компании.

Подожди. Я думал, что продюсер — этот тот, кто ищет чужие деньги, а не вкладывает свои.

— К сожалению или к счастью, бывает по-разному.

Но в данном случае вы стали фактически не только продюсерами, но и…

"Мы знаем, как проводится оскаровская кампания, из чего она состоит и сколько это будет стоить"

— Да, мы стали инвесторами в том числе. Мы сильно рискнули. Но этот первый опыт заставил погрузиться в кинопроцесс и посмотреть на него с другой стороны. То есть приятно распространять кино, но всегда мечтаешь стать на шаг раньше и начать создавать его. А следующим большим шагом был проект "Мудаки. Арабески". Владимир Тихий (украинский режиссёр, автор "Брамы" 2018 года. — Фокус) пришёл ко  мне с идеей короткометражных фильмов. Мол, как насчёт того, чтобы показывать их перед сеансами? Я говорю: почему это должно быть перед сеансами? Почему не сделать из них альманах? Там наша команда занималась концепцией, фестивальным продвижением. Редко какой продюсер обладает всеми необходимыми умениями, чтобы провести картину по всем стадиям. И мы долгое время работали в каких-то коллаборациях, связках с другими продюсерами.

То есть каждый делает свою часть?

— Да. Первый случай, когда мы были в проекте с самого начала и до конца, — это "Донбасс". Спустя годы тренировок появился какой-то опыт для того, чтобы сделать это самим.

А как вы попали в проект?

— Мы были первыми продюсерами в проекте. В 2015 году встретились с Сергеем Лозницей в Берлине. Он рассказал о своей идее и прислал первые сцены проекта. Появился интерес, особенно для меня лично, так как мне эта тема болит и очень интересна. Мне понравилась структура, которую он придумал. Мы начали работу по поиску партнёров, которая длилась около двух лет. Украинская часть финансирования, кажется, была 26%, но всё началось с нас, так как фильм вы­играл питчинг Госкино, появился продюсер и стало понятно, с чего начинать.

Заветный "Оскар"

Итак, вы занимались продюсированием "Донбасса" от начала до конца, и затем компания "Артхаус Трафик" прокатывала этот фильм на территории Украины. После "Донбасс" наш Оскаровский комитет отобрал, чтобы представлять Украину на кинопремии. Какие дальнейшие действия? Кто продвигает фильм на "Оскар"?

— Если говорить про внутренний рынок, то компания-прокатчик. Если про внешний, то там работают вместе продюсеры, компания мировых продаж фильма и компания-дистрибьютор на территории США. В прошлом году мы умудрились сделать кампанию фильма "Уровень чёрного" Валентина Васяновича, где я тоже выступил продюсером, и хотя бы немного разобрались, как на самом деле происходит оскаровская кампания, из чего она состоит и сколько это будет стоить.

Для того чтобы фильм мог претендовать на "Оскар", он не должен выйти в прокат в США, но его нужно сделать известным для членов киноакадемии, чтобы они узнали, что такой фильм вообще существует. Соответственно, организовываются какие-то показы. Что это за показы?

Если продолжать стратегию поддержки заметных режиссёров авторского кино, то рано или поздно мы добьёмся признания и успеха у киноакадемиков

— Один показ — официальный. Его организовывает по условиям сама Академия. Но для академиков может организовываться ещё ряд показов, чтобы люди, которые голосуют, имели возможность фильм посмотреть. Далеко не все попадают на официальный показ. На другие показы могут приезжать режиссёр, актёры, происходит дискуссия. Желательно, чтобы этому предшествовала реклама в профессиональных изданиях: Hollywood Reporter, Variety, Deadline, Wrap.

Это всё только для того, чтобы академики пришли на эти фильмы?

— Да, а сама дискуссия должна быть потому, что эти академики живут, как мы смеялись в этом году, в "Ла Ла Ленде" — в месте, где светит солнце, примерно одна и та же температура и т. д. И когда они смотрят картины не из их реальности, то эти картины требуют каких-то комментариев. Например, фильму "Донбасс" комментарий режиссёра был просто необходим.

Важно и то, что сам опыт продвижения становится институционализированным. В этом году было гораздо проще, чем в прошлом. Минимальная сумма кампании фильма составляет $50–60 тыс. А чтобы сделать хоть как-то заметную — в два раза больше. Это серьёзные деньги для украинской кинематографии. И если бы в последние годы Госкино не стало поддерживать оскаровские кампании, а  компания "Укркино" заранее не подалась и выиграла грант от Украинского культурного фонда...

А если бы отправили на "Оскар" не "Донбасс"?

— Грант получил бы тот, кого отправили. Это справедливая и правильная система. Если она продолжится, у Украины будет больше шансов попадать в поле зрения киноакадемиков. Я вижу, что Украина в этом году сделала нормальную кампанию. Если продолжать стратегию поддержки заметных режиссёров авторского кино, возникающих талантов и отправки на "Оскар" крупных фестивальных успехов, то рано или поздно мы добьёмся признания и успеха у киноакадемиков.

Loading...