Править миром правильно! 5 книг, которые нужно прочитать в марте

2019-03-03 16:00:00

1605 13
Править миром правильно! 5 книг, которые нужно прочитать в марте

Фото: pxhere.com

В мартовском книжном обозрении Фокуса — португалка, замуровавшая себя в ангольской многоэтажке, британский телевизионщик в плену у исламистов, нидерландский дедушка в богадельне, израильские говорящие звери и украинский нефтяник в объятиях саудовской красотки

Анголец Жузе Эдуарду Агуалуза написал роман о типичной антиколониальной революции, следствием которой становится террор и гражданские войны. Герой британца Тибора Фишера — патологический неудачник: что ни делает этот чудак, всё получается не так и даже хуже. Запомните имя Хендрика Груна — это автор мирового хита о неунывающих амстердамских стариках, и не беда, что такого человека не существует. Линор Горалик заглянула в будущее и увидела там катастрофу весьма необычного свойства. Украинская писательница Елена Андрейчикова феминисткой себя не считает, но пафос её дебютной книги полностью соответствует идеологии феминизма.

Жузе Эдуарду Агуалуза "Всеобщая теория забвения"

"Фантом пресс", 2018

Кто: ангольский писатель португальско-бразильского происхождения, автор трёх десятков книг, в том числе 17 романов.

Что: "Всеобщая теория забвения" (2012) — самое известное произведение Агуалузы. В 2017-м оно было отмечено Дублинской премией, одной из наиболее престижных и денежных литературных наград мира.

О чём: 50-летняя старая дева Луду после смерти родителей перебирается из Португалии в Анголу, в квартиру сестры, живущей на последнем этаже фешенебельной новостройки. В 1975-м Ангола провозглашает независимость, и в стране вспыхивает гражданская война. Сестра с мужем пропадают без вести, на улице гремят выстрелы, в квартиру ломятся вооружённые люди. Насмерть перепуганная Луду выкладывает в коридоре глухую кирпичную стену. Теперь в её жильё можно попасть только через балкон. Именно таким способом в квартире Луду окажутся обезьяна, почтовый голубь и бездомный мальчишка Сабалу. Жильё Луду спасёт Сабалу от расправы. Еда, принесённая Сабалу, спасёт Луду от голодной смерти. В романе ещё несколько сюжетных линий, все они, конечно же, сходятся, и точкой пересечения становится квартира Луду.

Как: Агуалузу — блестящий рассказчик, из его живописных и драматичных историй постепенно складывается панорама ангольской революции в диапазоне от прекраснодушных мечтаний до кровавого террора. "Всеобщая теория забвения" — роман небольшой, в русском переводе всего 272 страницы. Однако плотность содержания в нём настолько высока, что он запросто может дать фору многим опусам втрое большего размера.

Тибор Фишер "Как править миром"

"Эксмо", 2018

Кто: один из самых перспективных европейских писателей 1990-х, автор нашумевшей "Коллекционной вещи", написанной от имени старинной вазы.

Что: новый роман, вышедший у Фишера после десятилетнего перерыва.

О чём: о 49-летнем Бакстере Стоуне, когда-то преуспевающем телережиссёре, ныне перебивающемся случайными фрилансерскими заработками. К колоритному раздолбаю Баксу в романе прилагаются не менее живописные коллеги — например, оператор Семтекс, устраивающий драки по любому поводу и вовсе без оного. Когда эта парочка отправляется снимать документальный фильм на Ближний Восток, понятно, что ничем хорошим такой вояж закончиться не может. Впрочем, поскольку роман написан от первого лица, у читателя есть серьёзная причина надеяться на то, что герой в очередной раз выберется из переделки живым.

Как: если вам в жизни не хватает здорового цинизма, читайте Тибора Фишера. Если не хватает нездорового — читайте его же.

Хендрик Грун "Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни"

Corpus, 2018

Кто: через два года после выхода книги выяснилось, что дневниковые записки 83-летнего Хендрика Груна на самом деле сочинил 62-летний Питер де Смет, о котором известно так мало, что и его авторство можно поставить под сомнение.

Что: международный бестселлер, переведённый на три десятка языков и экранизированный в виде сериала на нидерландском телевидении.

О чём: о жизни обитателей амстердамского дома престарелых, о неизбежных болезнях и неотвратимой смерти. А главное — о том, что на всю эту земную юдоль можно смотреть с душеспасительным чувством юмора. Шесть персонажей романа создают объединение СНОНЕМ (Старые-но-не-мертвые), в рамках которого устраивают самовольные экскурсии в рестораны, музеи и гольф-клубы.

Как: в таких романах всё решает баланс между насмешливостью и душевностью, сарказмом и эмпатией, комическим и трагическим. Груну, то бишь де Смету, его соблюсти удалось.

Линор Горалик "Все, способные дышать дыхание"

АСТ, 2018

Кто: уроженка Днепра, в подростковом возрасте переехала с родителями в Израиль, ныне одна из самых своеобразных прозаиков и поэтов, пишущих по-русски.

Что: роман, о специфичности которого говорит само его название, где подразумеваются все хордовые существа, — грубо говоря, от мышей до людей. В книге Горалик они наделены способностью не только дышать, но и говорить.

О чём: события разворачиваются на территории Израиля в недалёком будущем, после катастрофы непонятного происхождения, разрушившей привычный жизненный уклад. По структуре роман представляет собой сложно устроенный пазл, состоящий из ста с лишним глав, в которых независимо друг от друга действуют десятки персонажей. Среди них — коты, попугаи, кролики, жирафы, слоны, страдающие не меньше, чем люди. Короче говоря, жалко всех.

Как: проза Горалик весьма прихотлива, к ней нужен деликатный подход. Не только смыслы романа, но и само его содержание проступают медленно.

Елена Андрейчикова "Тени в профиль"

Meridian Czernowitz, 2019

Кто: Андрейчикова родом из Одессы, сейчас живёт в Киеве, пишет по-русски.

Что: первый опыт писательницы в крупной прозе. В чём-то уже удачный: книгу опубликовало издательство Meridian Czernowitz, выпустившее последние романы Жадана и Андруховича.

О чём: об украинском мужчине с американским гражданством, работающем по контракту в Саудовской Аравии и познающем восторги тайной любви с едва говорящей по-английски местной девицей. Дьявол, как известно, в деталях: по саудовским законам подобная связь карается смертной казнью, однако любовников такая перспектива не останавливает.

Как: стиль письма Андрейчиковой вызывает в памяти журналы "Единственная" и "Натали", а редактору книги иногда хочется посмотреть в глаза со значением. При этом "Тени в профиль" в нашем унылом литературном болоте наверняка наделают шуму: тема женской независимости, право женщины свободно распоряжаться своим телом и душой актуальности не теряет.

Loading...