"Без цензуры", но со скандалом. Александр Ройтбурд — о последней выставке и своей отставке

2019-09-14 11:36:45

213 0
"Без цензуры", но со скандалом. Александр Ройтбурд —  о последней выставке и своей отставке

Фото: Гиманов Александр, ОХМ, Иван Страхов

Фокус поговорил с директором Одесского художественного музея Александром Ройтбурдом о выставке Константина Сомова "Без цензуры", возможно последней в менеджерской карьере художника

Культурный сентябрь в Одессе начался с громких событий, одно резонанснее другого. В Одесском художественном музее (ОХМ) стоят огромные очереди на выставку одного из основателей художественного объединения "Мир искусства" конца XIX — начала XX вв. Константина Сомова. В это сообщество также входили такие величины, как Сергей Дягилев, Александра Бенуа, Леон Бакст и Валентин Серов. "Мирискуссники" фундаментально повлияли на вектор развития искусства, развернув его в сторону модернизма. Художники были уверены, что искусство важно не само по себе, а как выражение личности автора.

Проект "Без цензуры" обещает стать сенсацией: во-первых, из-за масштабного среза представленных работ, а во-вторых, благодаря тому, что украинская публика впервые увидит в таком многообразии эротические портреты и иллюстрации Константина Сомова, которые из-за их откровенной чувственности в советское время не могли быть показаны публично.

Работы Сомова есть в собраниях таких ведущих мировых музеев, как Tate и Metropolitan, а 80 его картин когда-то подарил Одессе коллекционер и предприниматель Михаил Брайкевич.

Подобная выставка – сама по себе культурная сенсация, однако в данном случае одной сенсацией не обошлось. Накануне открытия проекта "Без цензуры" одесский облсовет проголосовал за снятие с должности директора ОХМ Александра Ройтбурда.

Это снятие — результат двухлетнего противостояния Ройтбурду ряда депутатов одесского облсовета. "Война" началась в декабре 2017 года, когда комиссия по культуре облсовета отказалась подписывать с Ройтбурдом контракт после его победы на конкурсе на должность директора ОХМ.

Активнее других художнику оппонировали депутаты облсовета от "Оппозиционного блока" Виталий Саутенков и Роман Сенык. Против Ройтбурда в Одессе развернули грязную информационную кампанию, обвинив его во всех смертных грехах — от педофилии до написания полотен экскрементами. Благодаря поддержке культурного сообщества и тогдашнего губернатора Одесской области Ройтбурда всё же назначили руководителем музея, и за полтора года работы он показал себя самым эффективным директором, который когда-либо был у ОХМ. Тем не менее 4 сентября одесский облсовет с третьей попытки снял его с должности 51 голосом "за". На защиту Ройтбурда моментально встало всё культурное сообщество, а одесситы вышли на митинг в его поддержку. Сам художник и культурный менеджер называет своё снятие "победой могльщиков культуры", видит здесь цивилизационное противостояние и уверен, что попытка его снятия "через колено" может привести к культурному Майдану.

Пока ещё директор ОХМ, Александр Ройтбурд одновременно открывает выставку Константина Сомова, подводит итоги полутора лет работы в музее и борется против решения Одесского облсовета о снятии его с должности.

Одесский музей обладает самым большим собранием Константина Сомова в Украине. Почему вы решили презентовать его персональную выставку "Без цензуры" именно сейчас?

— Центр этой коллекции — большой массив работ Константина Сомова, с которым Брайкевича связывала многолетняя дружба. Поэтому идея большой ретроспективы Сомова лежала на поверхности.

В какой момент к работе над выставкой присоединился питерский куратор Павел Голубев?

— В первый год своей работы директором музея я регулярно выкладывал на своей странице в Facebook фото работ из музейного собрания с небольшими текстами. Когда выложил иллюстрацию Сомова, мне написал мой парижский приятель: "А у вас в музее много Сомова?" — "80 работ", — отвечаю. Он сразу же познакомил меня с куратором Пашей Голубевым, большую часть своей профессиональной жизни посвятившего изучению наследия художника. Через месяц Паша приехал в Одессу, и мы начали работать. В итоге показали абсолютно всего Сомова, который есть у нас, а также в коллекциях других украинских музеев — в таком смысле для Украины это уникальная выставка.

Более 30 лет назад в ОХМ уже была персональная выставка Сомова, но она прошла почти незамеченной. То есть нынешняя выставка должна открыть Сомова как одесскому зрителю, так и всей Украине?

— Конечно. Не только Украине, но и всему миру. Также эта выставка — первое привлечение внимания международного академического сообщества к фигуре выдающегося одесского коллекционера Михаила Брайкевича: учёного, архитектора, общественного деятеля, мецената. Этот человек собрал незаурядную коллекцию предметов искусства, где помимо Сомова были работы Бенуа, Серова, Врубеля, Серебряковой и пр.

Какие следующие выставки готовит ОХМ?

— Проект "Без цензуры" продлится до конца октября, после этого мы покажем выставку Бориса Лурье, которая сейчас проходит в Киеве. А потом у нас по плану проект "Суровые и стильные", посвящённый так называемому суровому стилю.

Открытие выставки "Без цензуры" происходит на фоне другого резонансного события: 4 сентября Одесский облсовет проголосовал за твоё снятие с должности директора музея. Это исход длительного противостояния. В чём его причина?

— Это исключительно ценностный конфликт. Депутаты облсовета, проголосовавшие за моё снятие с должности, продемонстрировали всей стране собственное невежество, а также то, насколько украинская культура нуждается в том, чтобы её избавили от бюрократических механизмов.

Каковы претензии облсовета?

— Большинство провозглашённых моих "грехов" — это полный бред. Например, нам инкриминируют незаконное проведение ремонта. Что значит незаконный ремонт в музее? У нас было официальное разрешение на противоаварийные работы, по нему мы убрали старые фонари. Как в таком случае можно было не покрасить потолок вокруг них? Разумеется, мы это сделали, что и вменяется нам как нарушение.

Что в этом незаконного?

— Мы должны были на каждое наше действие брать официальную бумагу. Хочешь покрасить потолок или отциклевать полы — бери бумажку. Мы же пытались приводить музей в порядок, минуя излишние бюрократические согласования.

Мы привели в порядок несколько залов, включая серебряковский зал, где ещё позапрошлой зимой с потолка капала вода. В три раза увеличили доходы музея, и во много раз — его посещаемость. Привлекли рекордное количество грантовых и спонсорских средств. На эти деньги мы заменили много рам, начали реставрацию ряда работ. Достали из запасников работы, десятилетиями лежавшие в хранилище, представляя при этом иногда большую ценность, чем то, что было в постоянной экспозиции. Но главное — мы сделали музей одной из ключевых точек культурной жизни города.

Какие на сегодня есть варианты решения этого вопроса в правовом поле. Только суд?

— Во-первых, на сегодня я не уволен. Облсовет разорвал со мной контракт, но юридического механизма увольнения директора не существует.

Помимо суда есть другой вариант. Ряд депутатов облсовета инициировали сбор подписей за созыв внеочередной сессии, где может быть отменено решение о моём снятии.

Меня публично поддержали как губернатор, так и министр гуманитарной политики Владимир Бородянский. Есть позиция многих культурных институций.

Думаю, что противостояние превратится в культурный Майдан, причём не только локального значения. Эта ситуация вскрыла масштабную проблему и показала срочную необходимость преобразования в культурной политике государства. Речь не обо мне, и даже не об одном музее, а о том, какой цивилизационный выбор сделает украинское общество.

Если будет суд, то как это отразится на работе музея?

— В этом случае назначат временно исполняющего обязанности директора. Конкурс же на замещение должности руководителя может быть объявлен только после окончания судебного процесса.

Срамные картинки

Одна из центральных тем творчества Константина Сомова — эротический портрет, в частности серия иллюстраций к "Книге маркизы", антологии фривольных текстов XVIІI века

Питерский эксперт. Павел Голубев приехал из Северной Пальмиры в Южную ради выставки Сомова

Исследователь творчества Сомова, куратор Павел Голубев уверен, что одесская выставка привлечёт к художнику ещё больше внимания со стороны маститых международных критиков.

Павел, вы много лет исследуете творчество Сомова: делаете выставки, ведёте сайт, издали несколько томов его дневников. Что главное зрителю стоит знать об этом художнике?

— Я действительно много лет изу­чаю творчество Константина Сомова, и работа с проектом публикации его дневников, о котором вы упомянули, позволила мне узнать и понять этого художника ещё глубже. Всю жизнь ведя дневники, Сомов предполагал и надеялся, что после его смерти их опубликуют и его мысли и идеи наконец будут поняты более широкой аудиторией.

У записей художника сложная судьба: большое счастье, что они вообще уцелели. В 1979 году их уже публиковали, но, к сожалению, в сильно цензурированном виде. Особой переработке в них подверглось всё, что имело отношение к ненормативной сексуальности художника. А это основа понимания творчества Сомова, важная болевая точка его биографии.

Именно потому вы и сделали на этом акцент в проекте "Без цензуры"?

— Сделать это удалось благодаря тому, что в коллекции ОХМ есть много иллюстраций Сомова к "Книге маркизы".

К слову, до знакомства с Александром Ройтбурдом и командой музея я не знал, что в Одессе есть потрясающее собрание работ Сомова. Впервые приехав и ознакомившись с коллекцией Одесского художественного музея, я сразу предложил свои услуги куратора, бесплатно. И мы начали работать над выставкой.

Как вы формировали идею выставки?

— Первая задача, которая стояла передо мной, — исследовать эти работы и собрать о них сведения. Например, если это портрет, то найти данные о моделях и обстоятельствах его создания, уточнить датировки. Поскольку это монографическая ретроспективная выставка, то было важно представить искусство Сомова во всей полноте. Благо, массив работ нам это позволял.

Экспозиция выстроена по смешанному хронологически-жанровому принципу. Мы начинаем с серии ранних портретов, что особенно важно, потому что именно на этих работах представлен весь ближний круг Сомова. Следующий период — слом 1890-х — 1900-х годов, в то время Сомов очень активно занимается натурным пейзажем. Мне кажется, нам удалось показать этот важный аспект творчества автора.

Правильно ли я понимаю, что экспозицию выставки составила в меньшей степени живопись и в большей — иллюстрации к "Книге маркизы"?

— Так и есть. На выставке мы показываем "Книгу маркизы" отдельно.

Было три разных издания этой книги, и Сомов работал над всеми. Какие из них вошли в экспозицию?

— На самом деле изданий, возможно, было даже четыре. Первой была так называемая "Малая маркиза", которая вышла в 1907 году. Позднее Сомов переработал книгу и сделал новые иллюстрации. В 1918-м вышла "Средняя маркиза". Кроме того, был сделан дополнительный ограниченный тираж в несколько десятков экземпляров так называемой "Большой маркизы". А специально для собрания известного одесского коллекционера Михаила Брайкевича, который активно собирал его работы, Сомов покрасил типографские оттиски, создав таким образом уникальные коллекционные варианты работ. Именно их мы и показываем на выставке. Также представлены иллюстрации из всех других изданий.

В итоге нам удалось представить все периоды творчества и жанры, в которых в течение жизни работал Константин Сомов. Поэтому по выставке можно судить о его творчестве в целом и понять его как человека и художника — это и было одной из наших целей.

Loading...