Не все то дива, что поет. Сусанна Чахоян о развитии украинской оперы, конкуренции и воспитании детей

2020-02-01 09:06:33

114 0

Фокус поговорил с оперной певицей Сусанной Чахоян о моде на музыку, венских балах и экспериментальных спектаклях

Исторически сложилось так, что опера — не самый популярный вид искусства в Украине, в отличие от той же Западной Европы. Но несмотря на отсутствие у нас вековой традиции именных лож и абонементов, в последние годы опера переживает подъём.

Певица Сусанна Чахоян — не только обладательница редкого колоратурного сопрано, но и звезда украинской оперы. На её счету множество партий как в классической опере, так и в экспериментальных музыкальных проектах. Совсем скоро Чахоян представит нашу страну на Украинском балу в Вене, а уже в марте выступит на сцене Одесской оперы, где споёт партию Лючии ди Ламмермур в восстановленном одноимённом спектакле. О том, как заинтересовать оперой новую аудиторию и прививать любовь к ней с младых ногтей, Сусанна Чахоян рассказала Фокусу.

Вера в себя как двигатель карьеры

Как вышло, что вы сначала окончили консерваторию по классу фортепиано и лишь потом начали заниматься оперным вокалом? Даже специально перебрались из Одессы, чтобы учиться у самой Евгении Мирошниченко.

— С того момента, как начала себя осознавать (лет с трёх-четырёх), я уже знала, что буду артисткой. Ещё не знала, в какой именно ипостаси, но была уверена, что во взрослой жизни буду стоять на сцене.

Я очень благодарна своим родителям, с ранних лет ориентировавшим меня на серьёзное образование. С детства я занималась фортепиано, ходила в школу Столярского для одарённых детей, посещала математический класс. Музыка, бальные танцы — мне всё было интересно. Потом увлеклась изучением английского. Сегодня, оглядываясь назад, понимаю: всё, что изучала, сработало на меня. Всё мне пригодилось, все эти навыки и умения помогают сегодня чувствовать себя уверенно в профессии.

Правда ли, что, когда вы решили заняться оперным вокалом, ваш одесский педагог и ваши родители отнеслись к этому решению скептически?

— О, не просто скептически. Тогда в Одесской консерватории по этому поводу был большой скандал! На момент, когда я решила заниматься оперным вокалом, я уже была состоявшимся, зрелым музыкантом. Мой педагог, легендарная пианистка Людмила Наумовна Гинзбург, много со мной занималась и возлагала на меня надежды.

Но, несмотря на то что я ушла в другую профессию, я всё равно использую в пении  свою пианистическую школу.

Занимаясь со своими студентами сегодня, я иногда ловлю себя на мысли, что раскладываю арию на математическую формулу, и зачастую вижу недопонимание в глазах учеников. Для меня это элементарные вещи, а детей этому никто не учил. Меня же учили мыслить зрительными образами: например, когда разучивали ми-мажорный этюд Шопена, мой педагог предлагала подобрать слова под эту музыку. Я с детства понимала, что музыка — это в том числе кино, которое ты рисуешь в своём воображении, когда слышишь произведение. Даже если в произведении нет ни слова, ты обязан нарисовать такую картину, чтобы каждый зритель увидел своё кино.

Какие факторы помимо таланта, на ваш взгляд, определяют успех оперного вокалиста?

— Если говорить о моей карьере, то её успех, думаю, определили трудолюбие, настойчивость, профессионализм сумасшедшая вера в свои силы и поддержка моих родителей и педагогов. В начале карьеры мне как перфекционистке было сложно: всё время думала о том, что нужно что-то улучшить, доработать, довести до автоматизма. Такой излишний самоконтроль часто не даёт расслабиться и получать удовольствие от работы. К счастью, сегодня, достигнув определённого уровня владения музыкальным ремеслом, я могу себе позволить чувствовать себя по-настоящему свободной на сцене и в жизни.

Вы не только оперная певица, но и культурный менеджер, культурный дипломат, преподаёте в институте им. Глиэра. Ощущаете ли себя промоутером украинской оперы в мире?

— Мне действительно ближе определение "культурный дипломат", и я всегда рада представлять Украину за рубежом. Так, совсем скоро еду в Вену, где буду открывать ежегодный Украинский бал во дворце Ферстеля. В прошлом году он проходил в Palais Auersperg, но число желающих посетить бал год от года растёт, поэтому решили перенести его в более просторное помещение.

История моего участия в венских балах насчитывает много лет и не ограничивается Веной: ещё в 2005-м я открывала первый Венский бал в Киеве, в Национальной опере. За годы мой репертуар произведений, которые исполняются на балах, заметно обогатился и расширился. А сейчас мне выпала честь представить нашу страну в Австрии.

Сусанна Чахоян, опера, музыка, сопрано, Украинский бал

Редкий голос. Сусанна Чахоян — одна из ведущих современных украинских оперных певиц, обладает уникальным колоратурным сопрано

Роль эксперимента в профессии

Все понимают, как важен для оперной певицы репертуар. А как насчёт эксперимента в профессии? Вы, например, в 2018 году исполняли украинские народные песни совместно с Национальной капеллой бандуристов. Каким был для вас этот опыт и насколько вы как артистка готовы бросить себе вызов?

— Очень люблю эксперименты в профессии. Не отношусь к тем оперным певицам, которые выучили десять партий и всю жизнь поют их со сцены, мне всегда интересно пробовать что-то новое. Есть великие артисты, которые могут себя выразить только в жанре оперы, а есть певицы, открытые к разным жанрам и их синтезу: например, Рене Флеминг с удовольствием поёт джаз или мюзиклы. Среди моих экспериментов и музыкальные телепроекты, и народные песни, и ещё много чего. Это всегда интересно, азартно!

Но я никогда не берусь за материал, если он меня не трогает, не цепляет. Бывают вещи, которые долго не отпускают, например, "Четыре последние песни" Штрауса, вокальный цикл Бриттена "Иллюминации", восьмая симфония Малера — произведения невероятного уровня исполнения. Это настоящий магнетизм произведения. Но для того чтобы передать определённый посыл со сцены, нужно пережить эмоцию, связанную с ним, сбалансировать эмоцио и рацио — это позволяет чувствовать на сцене контроль над материалом и донести его до слушателя.

А если вспомнить народные песни, то, несмотря на свою армянскую фамилию, я с детства хорошо говорила по-украински, так что для меня это было абсолютно органично. Я вспомнила столько песен, которые пела для меня бабушка и мама, столько народных пословиц, традиций и т. д. Спустя много лет через партитуры, с которыми я работала, ко мне пришли эти детские воспоминания.

А существует ли конкуренция между классической и современной оперной музыкой? Интересно ли вам работать с современным репертуаром? У вас ведь были эксперименты, например, с произведениями Виктории Полевой.

— Конечно! С Викторией у нас на осень запланирован ещё один проект. Я хочу иногда петь и джаз, и кроссовер, и оперетту, даже какие-то неожиданные вещи. Почему нет? Выходить за рамки очень полезно для оперной певицы. Конечно, у меня и в мыслях нет переквалифицироваться и петь кроссовер постоянно — боже упаси, для этого есть достаточно людей, претендующих на статус оперных див, но при этом никогда в жизни не стоявших на оперной сцене и никогда не певших без микрофона. Это действительно наболевшая тема.

А оперная дива — это что? Незаурядный талант, гастрольный график, расписанный на годы вперёд, престижные мировые сцены или что-то ещё?

— К сожалению, сегодня в Украине к оперным дивам себя причисляют люди, не имеющие на это никакого морального права. Конечно, есть объективные критерии, по которым профессионалам сразу всё понятно, их не обманешь. А вот более широкую аудиторию можно попытаться ввести в заблуждение.

Люди, о которых я говорю, по сути, принадлежат к шоу-бизнесу, а не к оперному искусству. В этом, разумеется, нет ничего плохого. Если ты изучал академический вокал и даже окончил консерваторию, как, например, певица Джамала, это отличный опыт, но это не делает тебя оперной дивой (та же Джамала, к её чести, так себя не называет).

Но в последние годы условных "оперных див" появляется больше, поскольку сама опера становится более модной. Это, с одной стороны, хорошо, а с другой — приводит вот к таким перекосам.

Воспитание вкуса

Какие времена, на ваш взгляд, переживает опера в Украине? Есть основания говорить о подъёме украинского кино и театра. А что происходит с оперой?

— То, что я наблюдаю в последние годы в украинской опере, — это невероятный расцвет. Одесса и Львов активно соперничают за звание оперной столицы Украины после Киева. Важно, что есть спектакли, есть премьеры, у постановок имеется своя аудитория. Теперь главное, чтобы это развитие продолжалось.

В Киеве также всё активно развивается. Только за прошлый год мне посчастливилось спеть на сцене киевской Национальной оперы две премьеры: это были "Севильский цирюльник" в постановке Анатолия Соловьяненко и "Богема" Итало Нунциата, с которым мы прежде работали и который отлично знает репертуар нашей оперы.

Совсем скоро, в начале марта, я буду петь в Одесской опере. Там, к счастью, восстанавливается спектакль "Лючия ди Ламмермур". Моим партнёром в этой постановке будет Виталий Билый, один из лучших украинских оперных голосов, мировая звезда. Сегодня есть украинские оперные певцы, востребованные в мире: Людмила Монастырская, уже упомянутый мной Виталий Билый, Дмитрий Попов, другие артисты. К счастью, иногда мы можем слышать эти прекрасные голоса и с украинских сцен.

Сусанна Чахоян, опера, музыка, сопрано, Украинский бал

Культурная дипломатка. Сусанна Чахоян уверена, что оперная певица сегодня — одновременно и культурный дипломат. Совсем скоро она откроет Украинский бал в Вене

Несмотря на расцвет, о котором вы говорите, опера по-прежнему остаётся не самым популярным видом искусства в нашей стране. Как привлечь к ней новую аудиторию?

— Если говорить о репертуаре, то тут у нас всё хорошо. Наша профессия прекрасна тем, что мы имеем возможность ежедневно соприкасаться с шедеврами мировой литературы и драматургии. Это нетленные вещи, прошедшие испытание временем. Там поднимаются вечные темы, которые всегда будут актуальны. Возможно, опера — не массовый продукт, но она всегда будет жить и у неё всегда будет своя аудитория.

Конечно, над расширением и обновлением аудитории нужно работать, поскольку меняются поколения. Привести в театр молодёжь — наша обязанность как профессионалов оперного дела.

Оперные театры во всём мире также над этим работают. В странах, где опера популярна, есть традиция ходить туда часто, для этого существует система абонементов. Не знаю, приживутся ли они у нас, но уверена, что для привлечения новой аудитории без экспериментов и новых форматов не обойтись.

Если говорить о детях и молодёжи, то привлечь в оперу можно через игру. Психологи утверждают, что любая новая информация лучше всего усваивается в форме игры или интерактива. Мы с сыном были в детском музее в Вене, ходили на выставку, тема которой — Земля: дети валялись на подушках, щупали экспонаты, рисовали. А в Венской опере, например, ежегодно делают постановку "Волшебной флейты" для детей не на сцене, а на паркете: все артисты в костюмах выходят к детям, общаются с ними.

Как мать десятилетнего ребёнка я постоянно размышляю о том, как привить детям любовь к культуре. Притом что сегодня мы видим абсолютное неверие в институт образования в Украине, и в общеобразовательных, и в музыкальных школах по-прежнему работают удивительные люди, отдающие детям много сил и любви. У меня самой были такие учителя, и я до сих пор с благодарностью их вспоминаю— их уроки, шутки, любовь к предмету, которую они передавали нам, детям.

Но и родительская функция тут не менее важна. Необходимо водить своих детей куда-то, показывать им разную культуру, позволять делать выбор. Одним словом, делать всё для воспитания их вкуса. Это крайне важная задача.

Loading...