"Соловьи" Евровидения. Группа Go_A: "Мы заставим Роттердам петь на украинском!"

  • Анастасия Платонова

Заставить Роттердам запеть на украинском языке — такую задачу поставили перед собой участники группы Go_A, которая победила в национальном отборе на Евровидение

В украинский шоу-бизнес и медиапространство группа Go-A ворвалась в один день, победив в национальном отборе на Евровидение-2020. Необычное звучание на стыке электроники и народной музыки и крайне оригинальный вокал — далеко не всё, чем может похвастаться этот коллектив. Говорят, что их цель — познакомить мир с украинской культурой и заставить зал Евровидения в Роттердаме петь на украинском.

Но в этой бочке мёда не обошлось без ложки дёгтя. Go_A уже получили порцию критики как от некоторых коллег, обвинивших их в «недостаточной народной аутентичности», так и от пропагандистских российских СМИ, усмотревших в их красно-чёрных костюмах на нацотборе скрытый смысл. О том, насколько музыканты готовы к нападкам, а также почему народная музыка — это круто, участники Go_A рассказали в эксклюзивном интервью Фокусу.

 После вашей победы в нацотборе Евровидения у части аудитории сложилось мнение, что вы молодая группа, которой повезло «выстрелить». Между тем вы существуете уже семь лет. Как создавалась Go_A и как развивалась ваша карьера в эти годы?

Тарас Шевченко: Мы действительно существуем с 2012 года. До того у меня уже была рок-группа, и в какой-то момент появилась идея нового музыкального проекта. Рок-музыку я всегда любил, но понимал, что ничего принципиально нового сказать в этом направлении мне не удастся, а делать то, что все, было неинтересно. Поэтому захотелось несколько изменить направление, добавить что-то новое — в итоге выбор пал на электронную музыку.

Другие участники группы тоже пришли из рок-музыки, но все были готовы экспериментировать. Поначалу мы не очень понимали, куда двигаться, искали свой путь. Переломным моментом стал случай, когда, путешествуя за границей, услышал, как девушка поёт украинскую народную песню. Звучало очень круто. Я понял, что это знак — услышать украинскую народную мелодию там, где не говорят на украинском. Поэтому я подумал, что надо заниматься именно народной музыкой. Начал искать кого-то, кто разбирался бы в этом направлении и мог присоединиться к нам. Один из участников группы нашёл Катю. Мы записали песню. Результат нам настолько понравился, что мы начали изучать эту музыку глубже (оказалось, что в Украине этим почти никто не занимается).

Рокер и электронщик. Сооснователь группы Тарас Шевченко прошёл длинный путь от рока до смеси электроники и фолка. Он уверен, что украинскую культуру нужно пропагандировать в мире (фото: Пресс-служба UA: Суспільне мовлення)

Екатерина Павленко: На момент знакомства с Тарасом и группой я училась на фольклориста в Институте культуры и параллельно занималась музыкой. Фольклором я интуитивно заинтересовалась в раннем возрасте. Помню, как моя бабушка и её подруги собирались по вечерам и пели народные песни. Они получали от этого настоящее удовольствие, и мне тоже очень нравилось их слушать. Только с возрастом я поняла, насколько мне повезло познакомиться с этой частью украинской культуры так рано и таким естественным образом. В музыкальную школу я пошла уже в достаточно взрослом возрасте. Потом начала играть на гитаре, пыталась собрать рок-группу. В этот момент мы с Тарасом и познакомились. Я тогда искала что-то ближе к року, а ребята хотели заниматься электронной музыкой. Не сразу, но у нас как у группы всё сложилось.

Т. Ш.: Да, до нашего с Катей знакомства она не очень любила электронную музыку, а я мало что знал о фольклоре. Но годы совместной работы это изменили (смеются).

Е. П.: Всегда слушала очень разную музыку, мне всё было интересно. Но я постоянно возвращалась к народной музыке. Когда слышала её, испытывала настоящую радость. А учась на фольклориста, поняла, насколько это большой культурный пласт и как мало мы о нём знаем.

 Как сформировалось такое необычное звучание Go_A? И как вы продвигали такой нишевый проект?

Т. Ш.: Всё происходило постепенно. Мне как рок-музыканту в прошлом казалось, что в музыке обязательно должны быть энергия и эмоции. А без гитары это невозможно. Потому мы ввели в наше звучание живые инструменты. С Катиным появлением дополнительно разнообразили его народными инструментами. Мы нашли музыканта, который играл на сопилке. Никто в Украине на тот момент ничего подобного не делал. 

«Наша цель — привлечь внимание к украинской культуре. Поэтому мы фокусируемся на этой цели, а на критику не отвлекаемся» 
Екатерина Павленко, солистка Go_A

С одной стороны, нам удалось сделать что-то оригинальное, а с другой — это стало нашей проблемой: никто не понимал, в какой музыкальный стиль нас «впихнуть». Нам всюду говорили, что мы «неформат»: на радио, на ТВ, на фестивалях.

Е. П.: Поэтому поначалу мы выступали в маленьких клубах, пытались пробиться на какой-нибудь фестиваль, чтобы выйти на более широкую аудиторию. Получалось с переменным успехом. Но когда нам всё же удавалось выступить, публика очень тепло нас принимала. За годы работы мы стали широко известны в узких кругах. Да, у нас не было бешеной популярности, но было своё комьюнити.

Т. Ш.: На многие выступления нас начали звать благодаря сарафанному радио — кто-то кому-то о нас рассказывал или одни организаторы концертов слышали нас на концерте у других и звали к себе.

Е. П.: Постепенно стали звать даже на международные фестивали — например, мы представляли украинскую культуру в Польше и Израиле.

Т. Ш.: Также важным толчком для момент, когда в 2015 году мы подали свою песню «Веснянка» на конкурс Best track in Ukraine и, победив в нём, получили ротацию на радио. Это позволило нам существенно расширить аудиторию.

 Дало ли это вам ощущение, что такая необычная музыка может быть интересна широкой публике?

Е. П.: Да, как бы сложно нам ни было пробиться на фестивали или радио, когда получилось, нас начали звать снова и снова. И действительно, за годы работы нам удалось познакомить с нашей музыкой немало людей.

 А как вы решились податься на национальный отбор на Евровидение? Зачем вам вообще участвовать в такой истории, как массовый песенный поп-конкурс с вашей нишевой музыкой?

Е. П.: Во-первых, мы почувствовали, что готовы выйти на более широкую аудиторию. В нашем небольшом комьюнити было очень комфортно, но в какой-то момент пришло понимание, что нужно двигаться вперёд и сделать что-то новое. Одновременно с этим внутренним сигналом пришёл внешний: наша аудитория стала спрашивать, не хотим ли мы поучаствовать в отборе на Евровидение. «Идите на Евровидение, заявите о себе!» — писали нам.

Т. Ш.: Мы всегда прислушиваемся к нашим поклонникам — они для нас как семья. В общем, мы подумали и решились. 

Достучаться до Европы

 Почему для вас принципиально, чтобы песня «Соловей», с которой вы победили на национальном отборе, прозвучала на Евровидении именно на украинском?

Е. П.: У нас действительно есть цель — спеть на Евровидении на украинском. Мы хотим показать украинскую культуру именно такой, какой она представлена в своём аутентичном виде.

 Вы понимаете, насколько усложняете себе задачу? Ключевой фактор успеха на Евровидении — чтобы песню запомнили и пели. На украинском это будет в разы сложнее.

Е. П.: Понимаем, но мы готовы к сложностям. Мы не хотели брать какую-то попсовую песню ни о чём — для нас было важно не изменять себе, даже придя на конкурс со своими правилами. Да, мы понимаем, что правила эти довольно строгие (например у нас будет всего три минуты на сцене), но мы всё равно постараемся донести нашу песню до слушателя. Чтобы аудитория поняла, что мы работаем на стыке фолка и электроники, что у нас есть и сопилка, и рок-гитара.
Кстати, мы уже получили много отзывов именно от европейской аудитории, и отзывы эти часто очень позитивные, для международной публики наша музыка — это что-то новое и оригинальное. 

 «Соловей» Go_A. Вокалистка группы Екатерина Павленко — профессиональная фольклористка, любовь к народной музыке она унаследовала от бабушки и сделала своей профессией (фото: Пресс-служба UA: Суспільне мовлення)

Т. Ш.: Нам даже писали и говорили: «Ни в коем случае не переводите песню на английский — мир должен услышать её именно на украинском!» Но ещё очень многие люди в Европе не знают о существовании украинского языка и не подозревают, что он такой красивый и мелодичный.

 Это очень патриотично. Но как вы планируете за три минуты достучаться до международной аудитории, «попасть» в музыкальные вкусы людей из разных стран? Это конкурс хитов. Является ли «Соловей» таким хитом?

Т. Ш.: Лучший ответ на этот вопрос то, что на «Ютубе» уже есть видео, записанные в Великобритании, Бельгии и других странах, где люди пытаются петь песню «Соловей» на украинском.

Е. П.: А ещё, когда в финале национального отбора мы заходили в павильон, члены других команд хором пели: «Соловей, соловей». Так что, мне кажется, песня вполне запоминается.

Т. Ш.: Мы также планируем сделать видео с транслитерацией песни, чтобы люди, не знающие украинского языка, могли петь её. Нам очень хочется, чтобы весь зал в Роттердаме пел «Соловья» на украинском.

Культурные дипломаты

 До Евровидения остаётся немногим более двух месяцев. Что вы должны успеть за это время?

Е. П.: Всё приходится делать одновременно, поскольку времени не так много. Сейчас мы работаем над постановкой номера, параллельно готовятся костюмы, решается множество организационных вопросов. Также нам предстоит набрать команду.

 После победы в нацотборе вам пришлось столкнуться с давлением и критикой. Например, пропагандистские российские СМИ уже обвинили вас едва ли не в фашизме за красно-чёрные костюмы на нацотборе. Готовы ли вы к тому, что на конкурсе в этом смысле будет ещё сложнее?

Е. П.: Да, нас уже «подготовили» к тому, что может ожидать нас на Евровидении. Но ещё ни разу не было такого, чтобы на победителя отбора не обрушился шквал критики. Поэтому мы готовы.

Go_A планируют заставить зал Евровидения в Роттердаме петь на украинском и обещают сделать всё, чтобы достойно презентовать страну на конкурсе

Если бояться критики, то вообще не стоит становиться артистом. Это нормальная реакция на успех. Но мы получаем много поддержки, это перекрывает весь негатив.

Т. Ш.: Если бы мы пытались что-то из себя изобразить, нам, возможно, было бы сложно отражать нападки и критику. Но мы всегда остаёмся собой, и это наше оружие. Отвечаем на критику улыбкой не потому, что таковы правила, а потому, что это наша естественная реакция.

Е. П.: Наша цель — сделать что-то важное, привлечь внимание к украинской культуре. Поэтому мы стараемся фокусироваться на цели, а на критику не отвлекаться.

 Евровидение — не только музыкальный конкурс, но и площадка для культурной дипломатии. По-вашему, о чём Украина должна говорить на международной культурной арене?

Е. П.: На мой взгляд, мы должны транслировать, что мы есть, мы нация со своей идентичностью и культурой. И с этим необходимо считаться. 
 Как вы видите продолжение вашей карьеры после Евровидения? 

Е. П.: За время, прошедшее с начала национального отбора на Евровидение, мы полностью переосмыслили наше творчество. Сейчас помимо успешного выступления в Роттердаме очень хотим записать новый альбом. Понимаем, что весь следующий год у нас будет сложный график и мы не будем себе принадлежать, но всё-таки постараемся выпустить альбом — очень хочется презентовать нашу музыку на новом уровне более широкой аудитории.