На голодном пайке. Запрет на экспорт пшеницы не удержит цены на хлеб

2012-11-06 11:04:00

419 0
На голодном пайке. Запрет на экспорт пшеницы не удержит цены на хлеб
Запретив экспорт пшеницы, власти лишат аграриев полумиллиарда долларов. Но всё равно не смогут удержать цены на хлеб

В Одесском морском торговом порту небывалый ажиотаж. Беспрерывно подходят вагоны-зерновозы, корабли загружаются зерном и отплывают. «Заторов пока нет, надеемся, что так и будет в ближайшее время», — говорит первый заместитель начальника морпорта Михаил Соколов. «Ближайшее время» — это две недели, за которые трейдерам нужно успеть вывезти из Украины 1 млн тонн пшеницы. С 15 ноября экспорт этой культуры будет приравниваться к преступлению против продовольственной безопасности страны.

Запрет на экспорт пшеницы, о котором эксперты предупреждали уже несколько месяцев, стал реальностью после заявления министра агрополитики и продовольствия Николая Присяжнюка. «Будет полный запрет с 15 ноября. У нас просто нет другого выхода», — признал министр на прошлой неделе. По словам властей, это вынужденный шаг, который позволит сдержать цены на зерно на внутреннем рынке и, соответственно, цены на хлеб, повышение которых чревато социальными взрывами. На хлеб, по данным Госкомстата, приходится около 8% продовольственной корзины украинцев, и его подорожание должно повлечь за собой повышение социальных выплат.


Впрочем, уже очевидно, что с административными мерами правительство опоздало. На следующий день после парламентских выборов пекари стали объявлять о росте цен на хлеб. Смысл в ограничениях, кажется, есть только для трейдеров с хорошими связями в правительстве: они могут сыграть в рискованную игру, предположив, что до конца года экспорт снова разрешат — для своих.

Граница на замке
Ограничения экспорта пшеницы предсказывали ещё ранней весной, когда стало очевидно, что погибло около 40% озимых посевов пшеницы и рапса. А июльская засуха довершила то, что начали морозы. В борьбе с погодой аграрии потеряли около половины ожидавшегося урожая пшеницы. Если в 2011 году собрали почти 23 млн т этой культуры, то результат 2012-го — всего около 15 млн т.



Предвидя дефицит зерна, Минагропрод и трейдеры ещё на старте сезона подписали меморандум, в котором договорились, что предельный объём экспорта пшеницы составит 4 млн т. Цены на мировом рынке благоприятствовали торговле украинским зерном — стоимость пшеницы в июле достигла исторического максимума: $340/т против $300/т в 2011 году. Поэтому к оговоренному пределу поставок зерноторговые компании подошли очень быстро — к 1 октября. Правительство подняло планку ещё на 1 млн т, но и этого объёма хватило ненадолго. «Зернотрейдеры совместно с министерством просчитали, что этот объём исчерпается к 15 ноября», — рассказывает Владимир Клименко, генеральный директор Украинской зерновой ассоциации, объединяющей основных зернотрейдеров.
Тем не менее чиновники до последнего упорствовали, заявляя, что свободной торговле зерном ничего не угрожает. Из-за этой скрытности Украина навлекла на себя критику международных организаций и торговых партнёров. Комиссар Европейского союза по вопросам сельского хозяйства и сельского развития Дачиан Чиолош заявил, что «глубоко разочарован» решением украинского правительства. По его словам, оно отзовётся ростом цен на зерно на мировом рынке и голодом в бедных странах.

Запаниковали и в Египте. Эта страна, будучи одним из основных импортёров пшеницы в мире, нуждается в бесперебойных поставках зерна для сохранения стабильности в государстве. Именно задержка с поставками муки для выпечки дешёвого хлеба — лепёшек балади — стала одной из причин «арабской весны» два года назад. Глава государственного импортёра Египта, компании GASC, Номани Номани заявил, что решение об ограничении экспорта может поставить крест на доверии к Украине как к торговому партнёру.

Неприятно удивлены и молдаване, которым премьер Николай Азаров обещал зерновую помощь. За две недели до того, как стало известно об экспортных ограничениях, Азаров встречался со своим визави Владимиром Филатом, и тот пожаловался на засуху, сгубившую урожай. «Можем помочь, если будет необходимость», — щедро предложил коллеге украинский премьер. Теперь власти Молдавии готовятся импортировать из Украины хотя бы муку.

Помимо репутационных проблем, ограничение экспорта будет стоить Украине денег. Эксперт сельскохозяйственного рынка Александр Шевцов подсчитал, что из-за него страна недополучит как минимум $500 млн экспортной выручки, которые были бы совсем не лишними в условиях торгового дефицита и давления на курс гривны.

Снижение цен на зерно, неизбежное после ухода трейдеров с рынка, отзовётся падением доходов сельхозпроизводителей. Из-за неблагоприятных погодных условий себестоимость производства пшеницы в этом сезоне невероятно высока и достигает в пострадавших регионах 2000 грн./т. При этом закупочные цены на пшеницу — около 2200 грн./т. «Произойдёт снижение цен на пшеницу на внутреннем рынке. Пострадает прежде всего тот, кто выращивал эту пшеницу, — считает генеральный директор компании «Нибулон» Алексей Вадатурский. — Из-за ограничений на экспорт высококачественное зерно окажется невостребованным и будет перенаправлено на корм скоту».


Хлеб вам. Ещё две недели назад премьер Николай Азаров утверждал, что с пшеницей в Украине всё в порядке, и предлагал помощь соседям

«Из-за анонсированного запрета на экспорт закупочная цена на пшеницу в регионах уже снизилась на 100–200 грн./т, до 2000 грн./т», — говорит глава Союза обслуживающих кооперативов Иван Томич.

А вот трейдерам крупных потерь скорее всего удастся избежать. «До 15 ноября мы полностью экспортируем закупленные объёмы пшеницы и переключимся на кукурузу», — спокоен Клименко. Более того, ограничения экспорта могут обернуться золотой жилой для тех торговцев зерном, которые пользуются расположением членов Кабмина. До конца года правительство может вновь разрешить экспорт, введя квоты. «К концу сезона на рынке может найтись ещё 1 млн т, — говорит Клименко. — И тогда сформированные сейчас партии пойдут на экспорт с баснословной маржой».

Правда, формировать экспортные партии сейчас рискованно, говорит Александр Соколов, директор аналитического департамента компании Pro-Consulting: «Пшеницу нужно где-то хранить, и с учётом затрат на хранение прибыль в итоге может быть не такой уж баснословной. Но основной риск связан с выделением объёмов. Даже если экспорт разрешат, то основной вопрос — как будут распределяться квоты».

В 2011 году самую большую квоту на экспорт зерна получила скандальная компания «Хлебинвестбуд», которую связывали с бизнесменом Юрием Иванющенко. Правда, сам Иванющенко отрицает свою причастность к компании.

Непослушные цены
Напряжённые отношения с торговыми партнёрами, критика со стороны ООН, убытки аграриев — со всем этим украинское правительство готово было мириться во имя высокой цели — удержания цен на хлеб. Но, похоже, жертвы оказались напрасными. Буквально на следующий день после парламентских выборов в Украине цены на хлеб начали выходить из-под контроля.

Первым сообщил о повышении стоимости социальных сортов хлеба «Киевхлеб» — один из крупнейших хлебных холдингов в стране. Батон должен подорожать на 50 коп., хлеб «Украинский» — на 60 коп. Необходимость повышать цены компания объясняет не только подорожанием муки, на которую приходится около 50% себестоимости продукции. Следует учитывать ещё и рост стоимости энергоносителей, зарплат и транспортных расходов.

Экспортные ограничения как мера сдерживания цен запоздали на несколько месяцев. «Запрет на экспорт не поможет вернуть цены на хлеб назад и ни при каких обстоятельствах не отменит необходимости подорожания», — заявил Александр Васильченко, генеральный директор объединения «Укрхлебпром». Столкнувшись с негативной реакцией рынка, чиновники Минагропрома уже 31 ноября открестились от административного вмешательства. Вопреки категоричному заявлению Присяжнюка о необходимости ограничений, первый замминистра Иван Бисюк сказал, что правительство такой вариант не рассматривает и делает всё возможное для дерегуляции бизнеса. При этом он призвал трейдеров взвешенно отнестись к дальнейшему заключению контрактов, что означает не что иное как негласный, но от этого не менее действенный, мораторий остаётся.

Валерия Липка, Фокус

Loading...