Трудовые ресурсы. Безработица поставила на грань выживания украинцев

Создание рабочих мест из политического лозунга превращается в главное условие выживания украинцев

В ноябре прошлого года сотрудник запорожского пивзавода Carlsberg Ukraine, водитель-погрузчик Сергей Вельможко остался без работы. «Всего в 2012 году у нас сократили 40 человек: водителей-погрузчиков и других рабочих. Руководство обосновывает такие меры падением производства, — рассказывает Сергей. — В сентябре 2012 года меня перевели на 0,2 ставки, то есть я работал четыре дня в месяц. А с 5 ноября меня в числе других уволили». Сегодня Сергей Вельможко судится со своим бывшим начальством: он твёрдо намерен восстановиться на рабочем месте.

Запорожские пивовары не одиноки — количество увольнений на украинских предприятиях в декабре 2012 года резко увеличилось. По данным Госстата, ещё летом работодатели увольняли в среднем по 6 тыс. сотрудников. В декабре же прошлого года рабочих мест лишились более 25 тыс. украинцев. Причина очевидна: украинская экономика погружается в рецессию — объём промпроизводства в декабре упал на 7,6% по сравнению с прошлым годом.

Ложь и статистика
Если верить официальной статистике, Украина — одна из самых благополучных стран Европы. Уровень безработицы у нас — всего 7,4% против 10,7% в Евросоюзе. Это очень мало по сравнению с такими странами, как Греция и Испания, где без работы уже более 26% трудоспособного населения.

На реальность свет проливают показатели Минсоцполитики. За прошлый год количество претендентов на одну вакансию в среднем по Украине выросло с 8 до 11 человек. А ситуация в Черкасской области, где на одно рабочее место ныне претендуют 167 человек, свидетельствует о безработице в регионе на уровне Греции или Испании.

Председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец опасается, что сегодня Донбассу безработица угрожает из-за закрытия шахт. Он же полагает, что рост безработицы на 1% может привести к скачку преступности на 3%. Социолог Константин Корж отмечает, что явной взаимосвязи между числом безработных и количеством преступлений нет. Однако на фоне безработицы, по его словам, может усилиться наркомания и алкоголизм.

Страна на пенсии
Рост безработицы способен привести к коллапсу пенсионной системы: чем больше безработных, тем меньше плательщиков Пенсионного фонда.

Ситуация на рынке труда не соответствует социальным обязательствам государства. Ещё в прошлом году количество плательщиков в Пенсионный фонд (это и есть число легально работающих) сравнялось с численностью пенсионеров. И тех, и других примерно по 13,7 млн. В Европе, несмотря на все её проблемы со старением населения, на одного пенсионера приходится по два-три работающих (такой результат во многом достигнут за счёт притока молодых иммигрантов).

Если такая тенденция в Украине сохранится, то через десять-пятнадцать лет один работник вынужден будет кормить двух пенсионеров. Возможно, это произойдёт ещё раньше — если визовый режим с ЕС упростится и молодые украинцы массово ринутся на Запад, спасаясь от безработицы и минимальных зарплат. Пенсионерам же ехать некуда. Посему неизбежным выглядит дальнейшее повышение пенсионного возраста хотя бы до среднеевропейских 65–67 лет. Повышать, вероятно, начнут, когда будет уже поздно, то есть после президентских выборов 2015 года.

Если ничего не предпринимать, то дефицит Пенсионного фонда буквально высосет бюджет, и следующие правительства вновь возьмутся усиливать налоговую нагрузку, что приведёт к дальнейшему сокращению рабочих мест.

Что делать
Национальный координатор Международной организации труда в Украине Василий Кострица констатирует, что в стране крайне актуальна проблема скрытой безработицы, а также невыплат и задержек зарплат, что также можно трактовать как скрытую безработицу. Эксперт считает, что преодолеть эти беды возможно только в том случае, если экономический рост будет сопровождаться стимулированием отечественного производителя, развитием сферы услуг и финансированием государственных проектов. Да только где этот экономический рост взять?

Риски ситуации очевидны. В правительстве не под диктофон рассуждают о возможных вариантах преломления опасного тренда. Первый вариант — всеми мерами стимулировать опережающий рост зарплат, наплевав на инфляцию. Параллельно необходимо развивать импортозамещающие производства и сдерживать некритический импорт. Правда, повышение зарплат при низкой производительности труда — путь в никуда, но на краткосрочный период, три-четыре года, запаса устойчивости экономики должно ещё хватить.

Второй путь — значительное снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда с целью легализации теневой занятости. Ведь сейчас от 4 до 5 миллионов украинцев работают без оформления трудовых отношений и ничего никуда не платят. Но эта мера, скорее всего, окажется эффективной лишь в сочетании с жесточайшими репрессиями за нелегальное трудоустройство. Разорительные штрафы и внезапные проверки могут заставить бизнес переоценить выгоды и недостатки теневого трудоустройства и выплаты зарплат в конвертах. Таким путём в своё время пошли Болгария и Словакия, добившиеся роста поступлений в социальные фонды на 20–25%. А в Грузии и сейчас во многих случаях проверки назначаются на основании компьютерного анализа отчётности компаний. Обнаружила, например, программа несоответствие в объёме выполненных работ и задействованном в них количестве людей — получи проверку.

По первому пути Украина шла последние предкризисные годы: увеличение зарплат стабильно опережало рост ВВП в два-четыре раза. Как показала практика, проблем это не решает, прежде всего из-за малого количества официально работающих. По словам Василия Кострицы, с 1995 года число наёмных работников в Украине сократилось почти в два раза — с 18,6 млн до 10,5 млн.

Причин много: и старение населения в сочетании с общим его сокращением, и «атипичные» формы занятости, и массовый выезд украинцев на заработки за рубеж, и законодательство, не стимулирующее создания новых рабочих мест. Кроме того, закостенелая структура экономики, ориентированная на крупные предприятия базовых отраслей, делает украинский рынок труда крайне зависимым от ситуации на внешних рынках. Упал в мире спрос на металл — рабочие меткомбинатов массово идут в неоплачиваемые отпуска. Развитие же сферы услуг никогда не входило в число приоритетов реформаторов. Хотя во всём мире маленькие парикмахерские, ресторанчики и небольшие инфраструктурные компании обеспечивают работой большее количество людей, чем промышленные гиганты.

Второй путь — сокращение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда — вновь активно обсуждается в правительстве. Но надо понимать, что никто не станет снижать налоги, пока не будут найдены действенные компенсаторы. Ведь даже если экономика благодарно отреагирует на такую меру увеличением количества официальных рабочих мест, в первое время поступления в Пенсионный фонд неизбежно сократятся. А возможности бюджета из года в год компенсировать многомиллиардный дефицит фонда далеко не безграничны. В качестве компенсатора можно было бы рассчитывать на кредитование МВФ. Но пока Украина не выполнила условий даже текущего кредитования, надеяться на это преждевременно.

Есть и третий, самый разумный и самый фантастический путь — создание благоприятного инвестиционного климата, искоренение коррупции, активное привлечение зарубежного капитала. Но страна, более двадцати лет живущая по законам «дикого капитализма», на этот путь встать вряд ли сможет. По крайней мере до тех пор, пока самые богатые украинцы не убедятся, что на нищем населении много не заработаешь.

Ну а пока они будут думать, 2013 год значительно осложнит жизнь тем, кто находится в поиске работы. Наибольшему риску сокращений подвергнутся работники предприятий базовых отраслей (чёрная и цветная металлургия, химия), бюджетники (госслужба, здравоохранение), а также управленцы среднего звена. Если кризис и безработица заметно сократят покупательную способность населения, серьёзное сокращение штатов постигнет торговлю, предприятия по производству продуктов питания и сферу услуг.

Андрей Волченко, Ирина Гамалий,
Фокус