Игры против разума. Почему программисты покидают Украину, а IT-отрасль уходит в тень

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Программисты покидают Украину, так и не дождавшись улучшения бизнес-климата. Экономика страны теряет от этого доходы, потенциально сопоставимые с выручкой металлургов и аграриев. Но не всё так просто

Известная днепропетровская IT-фирма "908" объявила о своём отъезде из Украины. "С осени наша компания переехала в польский офис, который разместился в одном из зданий на центральной площади Вроцлава. Думаю, нет смысла объяснять причины этого решения, единственное, что я могу сказать: днепропетровский офис мой самый любимый. Теперь там работает юрист и программа релокейта", — объяснил своё решение соучредитель компании Андрей Хорсев. С конца сентября 2015-го компания "908" запустила "программу по утечке мозгов" и активно вербует украинских инженеров, готовых к переезду в Польшу. Судя по комментариям в соцсетях, от желающих нет отбоя.

Украинские IT-специалисты мигрировали за рубеж и раньше, но в 2014–2015 годах особенно активно

Украинские IT-специалисты мигрировали за рубеж и раньше, но в 2014–2015 годах особенно активно. В октябре одесский офис норвежской компании Opera решил отправить часть своего штата в Ирландию. А ещё в 2014 году о вывозе в Болгарию, Польшу и Румынию около 500 сотрудников из Украины и России объявил один из крупнейших аутсорсеров нашей страны — компания Luxoft. "Случаев переезда на самом деле больше, чем пишут в СМИ, так как многие компании, чтобы не создавать лишнего напряжения в отношениях с заказчиками, позиционируют переезд как открытие офиса в Европе", — поясняет тренд директор ассоциации "IT Украины" Виктор Валеев.

Мозговой штурм

21 сентября в офис харьковской IT-компании NIX Solutions прибыли сотрудники МВД в связи с проверкой частных предпринимателей, счета которых были открыты в одном из банков. "Поначалу наши гости из Киева вели себя довольно бесцеремонно, но, убедившись, что мы не имеем отношения к подозрительным операциям с обналичиванием, а тихо и мирно занимаемся разработкой и тестированием ПО, перешли к конструктиву", — рассказывают в компании. Правда, в начале визита от непрошенных гостей пострадала сотрудница компании, у которой силой пытались отобрать пропуск. Девушку увезла скорая помощь.

NIX Solutions — не единственная компания, куда в последнее время нагрянули силовики. "Запрос (от проверяющих госорганов. — Фокус) — это первая ласточка. После его получения становится понятно, что завтра могут прийти с проверкой, а послезавтра — с обыском. Причём когда обыскивают, блокируется работа всего предприятия, а в нашем случае и всего бизнес-центра, где арендуют помещения и другие компании", — описывает типичную ситуацию собственник "Октавы Капитал" Александр Кардаков.

Обыск могут провести под любым предлогом. По словам главы Украинской ассоциации венчурных инвесторов (UVCA) Андрея Колодюка, могут использоваться такие формальные причины, как "терроризм", уход от уплаты налогов за счёт временных контактов с частными предпринимателями, нарушение авторских прав и т. п. Директор ассоциации "IT Украины" Виктор Валеев приводит пример, когда один из своих обысков силовики оправдали сразу несколькими подозрениями, в том числе использованием компанией нелегального программного обеспечения и якобы созданием онлайн-казино.

Но конечной целью обычно становится не столько проверка организации, сколько приостановка её деятельности путём изъятия офисной техники и серверов. В качестве примера Андрей Колодюк приводит состоявшийся 17 сентября 2015 года обыск в киевском офисе ОТТ-провайдера "Диван.ТВ", во время которого было изъято оборудование, не внесённое даже в постановление суда (серверы, офисные компьютеры, личная техника сотрудников).

"В процессе обысков силовики нередко стараются изъять оборудование, ведут себя грубо по отношению к сотрудникам компании, не допускают адвокатов к месту происшествия, — рассказывает Виктор Валеев. — И хотя у силовиков есть возможности запросить у компании информацию или сведения о потенциальном злоумышленнике (вместо конфискации техники. — Фокус), они действуют показательно жёстко и заведомо неэффективно, ведь часто силовики даже не знают, как изъятое оборудование потом правильно включить".

Не менее 3000

айтишников уехали из Украины
за последний год

Повышенное внимание правоохранителей к IT объясняется активным развитием отрасли, вопреки кризису. А выручка у многих айтишников номинирована в долларах, что делает их ещё более привлекательным объе­ктом проверок. По данным ассоциации "IT Украины", сфера информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) занимает третье место после аграрного сектора и металлургии по объёму экспорта в денежном выражении — $5 млрд в год.

Андрей Колодюк утверждает, что обыски часто проводятся как в интересах самих силовиков ради получения "отступных", так и в интересах других лиц — как способ давления на конкурентов. Впрочем, сами IT-специалисты сомневаются, что отрасль кто-то сможет подмять под себя. "Невозможно установить контроль над отраслью, в которой главное средство производства — мозги работника. Поэтому череда обысков, вероятнее всего, объясняется стремлением создать некий запас средств на будущее у представителей старой системы, которые чувствуют, что скоро лишатся работы", — считает Виктор Валеев.

Как в страшном сне

Давление на IT-предпринимателей получило широкий резонанс

Давление на IT-предпринимателей получило широкий резонанс совсем не потому, что прессуют только их, а другим бизнесам дышится легче. "Мы практически не слышим об обысках на заводах, в магазинах, на дистрибьюторских складах, в логистических центрах, но они там есть. Ведь сегодня можно отметить общую тенденцию к усилению давления на бизнес. Количество проверок и обысков серьёзно увеличилось", — говорит адвокат, руководитель адвокатского объединения "Юскутум" Артём Афян. Только его фирма за лето 2015 года юридически сопроводила более 100 обысков у своих клиентов. "От действий силовиков страдают и другие отрасли, в которых водятся деньги, — продолжает президент Ассоциации участников электронного бизнеса Украины Юрий Чайка. — Но именно IT-компании имеют инструменты, позволяющие громко заявлять о таких инцидентах".

Точки соприкосновения с государством IT-предпринимателям удаётся находить благодаря новым чиновникам, которые пришли во власть из коммерческого сектора, и депутатам из демократических фракций. "За время атак мы сформировали неформальную группу народных депутатов из всех демократических фракций, которые вступились за нашу отрасль и помогли наладить диалог с силовиками", — говорит Виктор Валеев из ассоциации "IT Украины". В этой организации добиваются принятия законопроекта об изменениях в Криминально-процессуальном кодексе, которые сделают невозможным изъятие серверов и техники и наделят юридической значимостью доказательства, полученные при копировании информации. Есть и другие инициативы — создаются линии поддержки и защиты бизнеса, списки адвокатов и т. д.

А вот у чиновников "старой закалки" напрочь отсутствует заинтересованность в развитии украинской IT-отрасли, утверждают программисты. "IT генерирует неконтролируемые 3% ВВП, которые нельзя "отжать" и "подерибанить". Поэтому с точки зрения многих государственных мужей Украина выглядит гораздо комфортнее вообще без IT-сектора. Куда проще управлять людьми, которые не имеют таких неконтролируемых источников доходов", — уверен президент компании "Интернет Инвест" Александр Ольшанский.

В судах айтишники нередко добиваются победы, но на тяжбы уходит много сил и времени. "Многие компании оспаривают решения судов и действий правоохранительных органов в частном порядке. Уже есть первые победы: решением суда от 29 сентября 2015 года прокуроров обязали вернуть имущество, изъятое во время обыска у харьковского хостера — компании "СтипХост", а решением суда от 6 октября — возвратить офисную технику "Диван.ТВ", — рассказывает Андрей Колодюк из UVCA. В то же время, по словам Юрия Чайки, иногда представители отрасли предпочитают договариваться с проверяющими, чтобы информация не вышла наружу. Ведь иностранные партнёры очень болезненно относятся к таким инцидентам.

"Случаев переезда на самом деле больше, чем пишут в СМИ, так как многие компании, чтобы не создавать лишнего напряжения в отношениях с заказчиками, позиционируют переезд как открытие офиса в Европе"


Виктор Валеев
директор ассоциации "IT Украины", о состоянии дел в отрасли
Виктор Валеев директор ассоциации "IT Украины", о состоянии дел в отрасли

Чемоданные настроения

"Украина очень небезопасная страна. Может, вам стоит переехать в более благополучное государство?" — такой вопрос от своих зарубежных заказчиков и деловых партнёров украинские IT-предприниматели слышат всё чаще. Представление о нашей стране как о горячей точке, где затруднительно вести бизнес, создаёт телевизионная картинка, которую западные службы новостей показывают в последние полтора года. Война с Россией, крушение Boeing 777, коррупция, бедность, девальвация нацвалюты, проблемы с госдолгом — далеко не лучший информационный фон для развития трансграничного предпринимательства. Поэтому ради продолжения работы с постоянными зарубежными клиентами, которые опасаются форс-мажоров из-за нестабильной ситуации в Украине, айтишникам нередко приходится уезжать из Украины. Давление со стороны украинских силовиков придало трудовой эмиграции дополнительное ускорение.

Опрошенные Фокусом представители IT-отрасли выделяют два направления оттока. Уезжают предприниматели, которые перевозят свои компании с наработанным потенциалом и большинством из сотрудников; покидают Украину и отдельные специалисты. "Люди, пережившие обыск, особенно с элементами насилия, начинают активно искать возможности покинуть страну, даже если переезд будет связан с потерей в уровне жизни. Срабатывает спусковой механизм — лица, которые раньше постоянно думали об отъезде, начинают действовать", — объясняет управляющий партнёр GrowthUP Group Денис Довгополый. Отток по двум названным направлениям собеседник Фокуса оценивает в пределах от 3 тыс. до 9 тыс. человек за год — около 10% отраслевых специалистов. Директор Ассоциации "IТ Украины" Виктор Валеев считает, что за прошедший год из Украины уехало 3–5 тыс. айтишников, и предполагает, что эта цифра в ближайшее время увеличится. Ведь когда, например, из команды уезжает старший программист, программисты в его подчинении и тестировщик сразу теряют работу. В перспективе и эти специалисты могут пополнить армию трудовых мигрантов.

Бой с тенью

У правоохранителей и власти свои объяснения участившимся проверкам и обыскам в IT-компаниях. "Поводом для обыска стала информация о том, что компания имела счета в банке, через который систематически проходили сомнительные финансовые операции, связанные с уклонением от уплаты налогов, а сама компания имеет контрагентов — сотни частных предпринимателей, каждому из которых она исправно ежемесячно перечисляет значительные суммы" — так советник министра внутренних дел Антон Геращенко объя­снил обыск в харьковской софт­верной компании NIX Solutions. Он признаёт, что это далеко не первый случай, когда правоохранительные органы МВД, ГПУ, СБУ приходят с обысками в офисы IT-компаний, и при этом отмечает, что большинство случаев связаны с теневой "экономикой" подобных фирм. Мол, поводом для обыска и изъятия отдельных документов и техники служила информация о том, что руководство компаний проводит выплаты и перерасчёты без уплаты налогов.

"Схема работы заказчиков программного обеспечения с субподрядчиками — программистами, которые имеют статус частных предпринимателей, абсолютно законна, хотя при этом происходит снижение объёмов выплат в бюджет и фонды социального страхования по сравнению со случаем, когда бы программисты работали с компанией-заказчиком как нанятые работники, — признаёт Антон Геращенко. — Однако надо понимать, что наша страна до сих пор, почти через два года после победы Майдана, находится на 140-м месте в мире по уровню коррупции. Необходимо делать всё возможное для коренных изменений в сфере законных и прозрачных отношений между властью и бизнесом".

А заместитель главы Государственной фискальной службы Сергей Билан утверждает, что сейчас организаторы конвертационных центров всё чаще используют IT-технологии и привлекают к своей деятельности айтишников. В частности, по его словам, IT-компании используются для обналичивания денег — под прикрытием купли-продажи на виртуальных рынках валюты, сырья, акций компаний. По словам Сергея Билана, в схему привлекают несколько предприятий, в частности, так называемых буферных — по цепочке деньги перечисляются на счета предприятий, которые имеют признаки фиктивности, с подставными директорами. Билан также приводит пример формирования фиктивного налогового кредита предприятиями реального сектора экономики за счёт покупки программного обеспечения по завышенным ценам: "Одним из предприятий было приобретено программное обеспечение по мониторингу и анализу продаж товаров по цене, которая в несколько тысяч раз превышает его реальную стоимость. В этом случае предприятию удалось сформировать налоговый кредит на несколько миллионов гривен".

$5 млрд.

годовой объём
украинского IT-рынка

Зампредседателя ГФС также утверждает, что госбюджет сейчас несёт серьёзные потери из-за оседания доходов IT-компаний — разработчиков программных продуктов на счетах офшорных компаний.

Сотрудник одной из киевских налоговых признался Фокусу, что к IT-компаниям сейчас максимально применяются так называемые косвенные методы поиска скрытых от налогообложения доходов: "Все говорят, что в Украине именно айтишники сейчас получают самые большие доходы — в различных рейтингах зарплат, которые публикуют СМИ, специалисты IT-сферы на первых местах. Однако в большинстве проверяемых IT-компаниях в зарплатных ведомостях фигурируют зарплаты на уровне минимальной — 1400–1800 грн. Тогда как на сайтах вакансий работодатели готовы платить рядовым программистам от 10 тыс. грн, а топ-айтишникам от 60 тыс. грн в месяц".

Заместитель главы Администрации президента Дмитрий Шимкив, долгое время проработавший в IT-бизнесе (возглавлял украинский офис Microsoft), также настаивает на том, что следственные действия, которые проводились правоохранительными органами в ряде IT-компаний, зачастую вызваны недобросовестными действиями некоторых из них.

"IT создаёт новые технологии, у нас есть много красивых историй, например, об украинской перчатке, которая помогает преобразовывать жесты в звуки. Но у нас и самый первый андеграунд-маркет по торговле креками, взломами доступа к сетям. Сегодня некоторые серверы некоторых IT-компаний участвуют в DDOS-атаках. Есть программисты, которые пишут хакерский код. Есть известные IT-компании, где программисты создавали софт для банка и вставили в этот софт код, который перечислял деньги финучреждения на их личный счёт", — констатирует Дмитрий Шимкив.

Впрочем, Шимкив признаёт, что правоохранительные органы в некоторых случаях всё же перегибают палку: "Мы должны включать процесс взаимодействия, когда бизнес, у которого возникают эти проблемы, выйдет и скажет, что им инкриминируется. Та же проблема касается и правоохранительных органов: они должны выйти и сказать, какие подозрения".

Власть в любом случае должна вмешаться в противостояние силовиков и айтишников. Иначе украинская IT-отрасль может окончательно уйти в тень, и, в отличие от многих других бизнесов, ей это сделать проще простого, а госбюджет потеряет даже нынешние поступления от айтишников. "IT сегодня — единственный сектор в стране, в который ещё приходят инвестиции. За прошлый год было закрыто 60 сделок, в этом году уже 30. В целом в 2015 году планировалось привлечь в отрасль более $100 млн инвестиций. Если нынешнее давление силовиков на IT-бизнес не прекратится, инвесторы отменят незавершённые сделки, перестанут инвестировать в IT-сектор, а значит, и во всю Украину", — предупреждает глава Украинской ассоциации венчурных инвесторов (UVCA) Андрей Колодюк. А в отдалённой перспективе массовый отъезд "лучших умов" окончательно закрепит за Украиной статус сырьевого придатка Европы с неквалифицированной рабочей силой и малопродуктивной экономикой.

Фото: Getty Images, depo.ua