По заслугам. Какими должны быть зарплаты министров и их заместителей

  • Мария Бабенко

Сколько получают украинские министры, главы ведомств и госпредприятий, насколько адекватны их аппетиты уровню жизни в стране и, самое главное, какими должны быть их "совокупные", как говорил Владимир Бородянский, доходы, разобрался Фокус.

Более 200 тыс. грн зарплаты в декабре получили Вадим Пристайко, министр иностранных дел, Денис Малюська, министр юстиции, и Тимофей Милованов, министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства. Однако эти цифры меркнут на фоне того, сколько получают руководители некоторых госпредприятий. К примеру, зарплатный счёт Игоря Смелянского, главы Укрпочты, в прошлом году ежемесячно пополнялся на 1,4 млн грн, с января 2020-го его вознаграждение приблизилось к 1,9 млн грн в месяц. А Евгений Кравцов, руководитель Укрзализныци, в одном из интервью подтвердил, что его зарплата составляет 570 тыс. грн.

Но даже такие невообразимые для рядового украинца заработки главного поч­тальона и главного железнодорожника страны не идут ни в какое сравнение с премией 700 млн грн, которую единоразово получат Юрий Витренко, исполнительный директор НАК "Нафтогаз Украины", и Андрей Коболев, председатель правления госкомпании (1% от выплаченных российским Газпромом $3 млрд по решению Стокгольмского арбитража).

111,8 тыс. гривен материальной помощи получил в 2019 году министр иностранных дел Вадим Пристайко на оздоровление или решение социально-бытовых вопросов

Все эти новости о колоссальных выплатах высокопоставленным лицам из госсектора будоражат общественность. Причём упрекать украинцев в том, что те считают чужие деньги, неправильно. Ведь речь идёт о жаловании руководителей, большинство из которых государство наняло за счёт налогоплательщиков.

А что, так можно было?

Ещё несколько лет назад украинские министры и их заместители вряд ли могли похвастаться такими зарплатами. Технократы, пришедшие на госслужбу после Революции достоинства, указывали на то, что в 2014–2015 годах вознаграждения от государства им едва хватало на самое необходимое. Зарплаты первых лиц в министерствах составляли около 6–8 тыс. грн в месяц.

Впрочем, положение Андрея Коболева из Нафтогаза уже тогда отличалось в выгодную сторону — по данным Фокуса, в 2015-м он ежемесячно получал около 26 тыс. грн. Руководство Нацбанка в 2015–2016 годах также могло рассчитывать на рыночные для топ-менеджеров зарплаты — 50–100 тыс. грн.

Остальным чиновникам воюющей страны, страдающей от банкопада, девальвации нацвалюты и двузначной инфляции, власть так и не решилась значительно повысить зарплаты. В качестве альтернативного источника обсуждалась идея создания на переходный период от трёх до пяти лет донорского фонда, ресурсы которого позволили бы дотянуть зарплаты руководителей на госслужбе до рыночных. Однако проект не реализовали, а €90 млн, которые в конце 2015 года Евросоюз выделил на ещё не созданный фонд, позже отдали на децентрализацию.

Сегодня обладатели министерских портфелей уже не выглядят нищебродами. По данным Кабмина, ежемесячная зарплата членов правительства без учёта одноразовой материальной помощи варьируется в пределах от 32,4 тыс. грн до 100 тыс. грн. В среднем получается около 60 тыс. грн. Самым высокооплачиваемым оказался долгожитель Кабмина Арсен Аваков, бессменно занимающий пост министра внутренних дел, начиная с революционного февраля 2014 года. Меньше всех получает Дмитрий Дубилет, соучредитель Monobank, министр Кабинета министров.

Как объяснили Фокусу в Министерстве финансов, оплата труда министров и их заместителей регулируется постановлением Кабмина №304 от 20 апреля 2016 года, в соответствии с которым должностные оклады министров составляют 16 тыс. грн, их заместителей — 14 тыс. грн. То есть в документе заложены цифры, сопоставимые со средним доходом киевлянина. Ответ на вопрос, откуда тогда у чиновников набегают сотни тысяч гривен зарплаты, заключается в наличии сложной, многокомпонентной системы надбавок и премий. Оказывается, что кроме чистой ставки сотрудникам министерств могут начислять надбавку за выслугу лет в размере 50% от оклада, а также 100%-ю надбавку за интенсивность труда. К тому же можно выхлопотать материальную помощь на оздоровление или решение социально-бытовых вопросов — тоже в размере среднемесячной зарплаты. Наконец, премия министрам и их заместителям вовсе не ограничивается какими-либо размерами. К примеру, зарплата Оксаны Маркаровой, министра финансов, в декабре прошлого года, согласно ответу на запрос Фокуса, составила 66 387 грн (эти данные отличаются от приведённых Кабмином). Из них должностной оклад — 16 тыс. грн, надбавки за выслугу лет, интенсивность труда и работу, предусматривающую доступ к гостайне, — 20 320 грн, премия — 30 тыс. грн и индексация — 67 грн.

Зачастую руководители министерств получают меньше своих подчинённых. Так, среднемесячная зарплата Тимофея Милованова по итогу года составила около 84 тыс. грн, а у семерых его заместителей — от 116 тыс. грн до 135 тыс. грн. Самым высокооплачиваемым в команде Милованова оказался Павел Кухта, его первый заместитель. А вот заработки премьера Алексея Гончарука на фоне других министров выглядят скромно. Его среднемесячная зарплата — около 60 тыс. грн.

700 млн грн премии получат Юрий Витренко и Андрей Коболев из НАК "Нафтогаз Украины"

Казус декабря

Надбавки, премии и материальную помощь министров согласовывает вице-премьер, для их замов достаточно подписи соответствующих министров. Премии выделяют в соответствии с положением о премировании, действующем в каждом органе власти. На эту статью расходов, в частности, можно пустить все сэкономленные средства за счёт незакрытых вакансий, выплат по больничным и т. п. Видимо, накопленные таким образом ресурсы и освоили на премии в канун Нового года — чтобы добро не пропадало.

Так, по информации Минэкономразвития, общий размер начисленной Тимофею Милованову зарплаты в декабре составил 222 592 грн. В эту сумму вошли премии за октябрь, ноябрь и декабрь, а также премия, полагающаяся в связи с окончанием бюджетного года. Притом в октябре министру начислили лишь около 15 тыс. грн, в ноябре — немногим более 18 тыс.

Самые высокие премии в декабре прошлого года получили Денис Малюська — 190,4 тыс. грн, написавшая заявление об увольнении Алёна Бабак, министр развития общин и территорий, — 175 тыс. грн, Тимофей Милованов — 149,3 тыс. грн, Арсен Аваков — 137,3 тыс. грн, Алексей Оржель, министр энергетики, — 122,9 тыс. грн. Без премии перед Новым годом остался только один министр — Дмитрий Дубилет.

На особом счету

На госпредприятия и некоторые другие ведомства упомянутые ранее требования об окладах, надбавках и премиях не распространяются. Поэтому их руководству совсем не обязательно создавать над символическим окладом надстройку из доплат. Например, работники Нацбанка с точки зрения законодательства не являются госслужащими. Заработная плата им выплачивается не из госбюджета, а из средств НБУ, в рамках собственной сметы расходов. Исходя из методики, утверждённой советом НБУ, зарплата Якова Смолия, главы Нацбанка, и его заместителей состоит только из должностных окладов. Надбавки, доплаты, премии и другие поощрительные и компенсационные выплаты председателю НБУ и его заместителям не устанавливаются с 2015 года.

В 2019-м среднемесячная зарплата Смолия составила 371,9 тыс. грн. Его заместители получали от 299,3 тыс. до 323,9 тыс. грн. "Политика относительно оплаты труда работников Нацбанка опирается на результаты анализа зарплат на рынке труда. Установление зарплат на уровне, сопоставимом с банковским сектором, даёт возможность привлекать настоящих профессионалов", — комментируют в НБУ.

Но если в Нацбанке зарплаты руководства соответствуют уровню топ-менеджеров коммерческих банков, то главы некоторых госструктур умудряются получать зарплаты, в несколько раз превышающие самые высокие зарплаты в коммерческом секторе. Причём их аппетиты не может унять даже президент. К примеру, в конце 2018 года тогдашний глава государства Пётр Порошенко просил главу Укрпочты Игоря Смелянского пересмотреть свою зарплату в сторону понижения, после чего вознаграждение главного почтальона страны лишь увеличилось. Теперь Смелянского и прочих руководителей госпредприятий и министерств просит уже президент Владимир Зеленский, также призывающий пересмотреть концепцию начисления зарплат.

Сколько можно

Размер доходов чиновников высшего ранга — извечный спорный вопрос. Бытует мнение, что высокие зарплаты — это предохранитель коррупции, дескать, иначе "бедные" чиновники будут использовать своё положение для организации схем и получения теневых доходов. "Разгон тезиса о том, что зарплаты [в госсекторе] нужно резко повышать, связан с приходом еврооптимистов в парламент и новых лиц во власть в 2015 году, — вспоминает Виктор Таран, кандидат наук по госуправлению, председатель Центра "Эйдос". — Люди, которые пришли из бизнеса или грантовой среды, где зарплаты составляли $3–5 тыс. в месяц, не хотели себя ограничивать. То же касается и вновь избранных "слуг народа".

По мнению Тарана, лишь высокими зарплатами коррупцию не побороть. Для этого необходимы эффективная работа антикоррупционных органов и принцип неотвратимости наказания. Вместе с тем риторика популистов о том, что министры должны жить на зарплату учителей или рабочих, хороша для телевизионных шоу, а не для реальной жизни. Ведь следствием неконкурентных зарплат в госсекторе стала деградация госслужбы. "В госсекторе из-за этого оставались работать либо коррупционеры, либо специалисты, не способные найти работу в частном секторе", — констатирует Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии. По его наблюдениям, честно работали на государство либо чиновники с большой выслугой лет, по максимуму использующие доплаты и блага системы, либо те, для кого доход был не особо важен, например, жёны хорошо зарабатывающих мужей.

Вышлинский считает, что зарплаты на госслужбе и в правительстве должны быть ниже на 10–20% от среднего значения вознаграждений для должностей аналогичного уровня в частном секторе. Притом долю премий и доплат нужно минимизировать, поскольку объективно оценить эффективность работы на высоких должностях в правительстве невозможно.

"Платить зарплаты, в разы превышающие средние на рынке труда, оправданно в авторитарном государстве. Это усиливает роль чиновника и конкуренцию между желающими попасть на госслужбу, — продолжает Дмитрий Толмачёв, гендиректор компании GLOBRECS | Global Recruitment Solutions. — Но в демократических государствах зарплаты чиновников и депутатов лишь немного выше средних по стране или в регионе".

ИНДЕКС СМЕЛЯНСКОГО

$936 тыс. составляет годовое вознаграждение Игоря Смелянского, главы Укрпочты. Это более чем в два раза превышает годовую зарплату президента США ($400 тыс.). Притом Дональд Трамп за год получает в 6,4 раза больше показателя ВВП на душу населения США ($62 605 за 2018 год, по данным МВФ), а чтобы прокормить Смелянского, Украине нужно потратить в 316 раз больше той доли ВВП, которая приходится на одного жителя ($2936).

Виктор Таран приводит в пример Германию и Польшу, где средняя зарплата составляет €3–4 тыс. и €1–1,2 тыс. соответственно, где депутаты и министры получают €10–12 тыс. и €2–3 тыс. соответственно. Если использовать эту аналогию с учётом средней по Украине зарплаты около 12 тыс. грн, то выходит, что наши министры должны получать 25–35 тыс. грн. И вот такая зарплата наверняка бы не вызвала возмущения общественности. "В большинстве стран мира руководители в госсекторе получают кроме зарплат бонусы от государства: социальный и медицинский пакеты, страхование, дешёвые кредиты на покупку жилья, — продолжает Виктор Таран. — Это привязывает чиновника к стране, который, получая социальные блага для себя и своей семьи, заинтересован работать и развивать свою страну". Зато мотивация высокими зарплатами часто производит обратный эффект: чиновники стараются вывести заработанные деньги за рубеж и перевезти туда свои семьи.

Если ориентироваться на размер зарплат руководителей в коммерческом секторе, то, по информации Юлии Дрожжиной, специалиста экспертно-аналитического центра hh.ua | grc, в среднем бизнесе (до 500 сотрудников) он составляет 75–120 тыс. грн. В крупном (до 3–5 тыс. сотрудников) — 100–240 тыс. грн. И только на крупнейших предприятиях топ-менеджер может получать 240–300 тыс. грн и выше. По словам Дрожжиной, премии и надбавки "за интенсивность" в коммерческом секторе не практикуются, поскольку от топ-менеджера работодатель априори ждёт такого темпа работы. "Да, у руководителей есть бонусы: годовой, квартальный или за результативность. Но обычно ставка всегда выше премий", — уточняет Катерина Скибская, гендиректор компании Dopomoga Group. В таком случае зарплаты министров и их заместителей должны начинаться от 50 тыс. грн и не превышать 200 тыс. грн в месяц, а практику ежемесячного премирования следует прекратить.

Наконец, специалисты в сфере занятости развеивают миф о том, что высокие зарплаты необходимы госслужащим из-за того, что работа на государство ставит крест на их карьере. "На рынке труда Украины начинают появляться GR-вакансии, которые помогают государственным топ-менеджерам проявить себя с другой стороны и использовать наработанные связи на пользу бизнеса, — рассказывает о карьерных возможностях бывших чиновников Татьяна Пашкина, HR-маркетолог rabota.ua. — Поэтому госслужба не становится клеймом, а помогает переосмыслить бизнес-процессы и сделать бюрократизацию коммерческих компаний более системной и менее проблемной".

Пока же представления граждан о том, какая зарплата должна быть у министров, бесконечно далеки от аппетитов чиновников. И в этой сфере власти и гражданам ещё только предстоит найти точки соприкосновения. Одно радует: уровень оплаты труда первых лиц государства стремится к прозрачности и становится предметом обсуждения. А это первый шаг к компромиссу.