Ребрендинг велосипеда. Зачем Гончарук создает офис поддержки избранных бизнесменов

2020-02-14 12:16:42

403 11

"Зелёные" вцепились в идею создания офиса поддержки крупных иностранных инвесторов. Но такой офис уже есть, он создан ещё при Владимире Гройсмане. Впрочем, необходимость решать вопросы с чиновниками в ручном режиме крупный капитал не привлекает.

"Я здесь слышал, что вы "очень нежно" будете относиться к иностранным инвесторам — у них будут "няни". Я хочу спросить у премьер-министра: а будут ли "няни" для местных инвесторов, будет ли к ним такое же нежное отношение, как к иностранным инвесторам?" — такой вопрос Александр Ярославский, владелец группы DCH, задал премьеру Алексею Гончаруку во время Украинского завтрака в Давосе в январе 2020 года. В ответ глава правительства пообещал, что украинским инвесторам Кабмин также предоставит "нянь", добавив, что концепция "инвестнянь" — это скорее маркетинг.

Вопрос Ярославского возник после того, как президент Владимир Зеленский заявил, что каждому, кто заведёт в Украину более $100 млн, правительство предоставит "няню", владеющую пятью языками, и что он готов круглосуточно решать проблемы инвестора.

Спустя несколько дней министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет сообщил, что в здании правительства для "инвестнянь" уже нашли подходящее место — закрытую накануне парикмахерскую, из-за чего история с "нянями" приобрела комичный оттенок. В реальности же речь идёт о расширении уже запущенного предыдущим Кабмином Офиса по привлечению и поддержке инвестиций UkraineInvest, где давно работают персональные менеджеры, призванные помогать крупному бизнесу.

Инвестиционная няня  хорошо забытое старое

UkraineInvest создали в 2016 году. Формально его основатель — Хозяйственно-финансовый департамент секретариата Кабмина. Но на самом деле идея создания такого офиса принадлежит Оксане Маркаровой, министру финансов, в 2016 году занимавшей должность правительственного Уполномоченного по вопросам инвестиций.

Помещение в здании Кабмина UkraineInvest занимал ещё задолго до разгона Дубилетом правительственной парикмахерской. С момента его основания там трудились люди, пришедшие из бизнеса и ведущих консалтинговых компаний. Так, с января 2017-го офис возглавляет 29-летний Михаил Бечкало, ранее работавший в одной из фирм "большой четвёрки" аудиторов — PwC Ukraine.
Заполучить "няньку-помощницу" для общения с правительством могут как иностранные, так и украинские стратегические инвесторы. Главное условие — вложить в отечественную экономику более $100 млн. После этого инвестор и правительство подписывают инвестиционный договор с перечнем и объёмом инвестиционных стимулов с одной стороны и обязательств по размерам дальнейших инвестиций и количеству созданных рабочих мест — с другой. Дополнительно инвестор и UkraineInvest заключают меморандум, после чего за каждым проектом закрепляют персонального менеджера.
Впрочем, деятельность UkraineInvest сложно назвать уникальной. Существует много структур, выполняющих схожие функции. "Во времена Януковича иностранные компании решали проблемы (например, с возмещением НДС) через посольства, — вспоминает Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии (ЦЭС). — После Евромайдана создали Офис бизнес-омбудсмена и институт Уполномоченного правительства по вопросам инвестиций, которые разруливали проблемы существующих инвесторов. Работой же по привлечению новых занимался Нацинвестсовет".

Большинство вопросов, с которыми предприниматели обращались в UkraineInvest, касались проблем с разрешительными документами.

Однако, как отмечает Вышлинский, несмотря на присутствие в стране структур, призванных облегчить жизнь бизнесу, нескольким знаковым компаниям пришлось заходить в Украину "в ручном режиме". Так, под Uber Нацбанк поменял регуляторную базу, а с Ryanair много "нянчился" Владимир Омелян, тогдашний министр инфраструктуры. Он чуть ли не насильно заставил руководство аэропорта Борисполь изменить структуру аэропортовых сборов, без чего лоукостер отказывался заходить в страну.

Новый масштаб UkraineInvest

По сути, новая власть решила активизировать работу уже существующей и далеко не совершенной структуры. "Сейчас мы видим потребность в не менее чем пяти дополнительных менеджерах, при необходимости будем открывать новые вакансии, — сообщили Фокусу в UkraineInvest. — Чтобы привлечь высокопрофессиональных специалистов, будем стараться мотивировать их рыночными зарплатами, учитывая опыт, знания языков и уровень квалификации".

В 2020 году в госбюджете на деятельность UkraineInvest заложены 45 млн грн. Необходимость открыть новые вакансии, скорее всего, потребует увеличения финансирования. О том, какой именно уровень зарплат UkraineInvest считает "рыночным", там не уточнили. В конце 2018-го в вакансиях офиса по привлечению инвестиций указывались оклады от 34 тыс. грн до 68 тыс. грн без учёта премий и надбавок.

Как утверждают в UkraineInvest, за более чем три года работы команда офиса решила свыше 60 проблемных задач инвесторов и предоставила им несколько тысяч консультаций.

"Я не до конца уверена в титуле "няня", если мы говорим о людях, инвестирующих более $100 млн капитала, — говорит Яника Мерило, советник Дмитрия Дубилета. — Но такая поддержка поможет инвесторам наладить бизнес-процессы, разобраться в законодательстве и налогообложении, страна быстрее получит рабочие места и налоги".

В то же время Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации, к затее правительства относится скептически. Считает, что на всех "нянь" может не хватить. Кроме того, найти подходящую кандидатуру, которая с инвестором будет работать круглосуточно и говорить на пяти языках, очень сложно. При этом часть бизнес-сообщества, как отмечает Глеб Вышлинский, идею "нянь" воспринимает как признание Кабмином своей неспособности улучшить инвестклимат в стране. В таком случае у предпринимателей отпала бы необходимость решать вопросы с властью в ручном режиме.

Голодные игры

За иностранные инвестиции между странами часто разгорается ожесточённая борьба. Алексей Дорогань, исполнительный директор офиса эффективного регулирования BRDO, уверяет, что крупные компании, выбирая локацию для строительства завода или размещения своей штаб-квартиры, устраивают нешуточные состязания между государствами и регионами. В пример собеседник Фокуса приводит переговоры восточноевропейских стран по размещению автомобилестроительных заводов и конкурс компании Amazon в США по поиску места для размещения новой штаб-квартиры.
Для большинства правительств во всём мире привлечение инвестиций — важнейшая часть государственной политики. "Если речь идёт о привлечении большой корпорации в небольшую экономику, то власти готовы предоставлять особые условия, — говорит Инна Звягинцева, аналитик инвестиционной компании Adamant Capital. — Например, Ирландия привлекла офисы глобальных технологических корпораций Apple, Google, Facebook, предложив им налоговые ставки ниже, чем в других странах Евросоюза".

Под каждое обращение в UkraineInvest создают проектную команду, которая проводит юридический анализ ситуации.

Впрочем, в борьбе за деньги инвесторов Украине придётся конкурировать не столько с Западной Европой, сколько с соседними странами. По информации UkraineInvest, в Восточной Европе стимулом для стратегических и технологических инвесторов могут служить государственные субсидии, взносы и денежные гранты, например, возмещение до 10% расходов на строительство, выплаты инвестору за создание рабочих мест, оплата переподготовки кадров и т. д. Инвесторам также предоставляют налоговые льготы. Например, 80%-е уменьшение налога на прибыль в период до 10 лет, освобождение от налога на недвижимое имущество, гранты на R&D, помощь в оплате социального обеспечения сотрудников.

оксана маркарова, министр финансов, Украина, Кабмин, инвестиционные няни

МАМА "НЯНЕК". Идея создания UkraineInvest принадлежит Оксане Маркаровой, министру финансов

В этом плане интересен опыт Эстонии, за последние 10 лет увеличившей приток инвестиций в 47 раз. "Там много бизнес-акселераторов, инкубаторов и госпрограмм поддержки бизнеса, — иллюстрирует Яника Мерило. — Для инвесторов государство создало в рамках программы Enterprise Estonia специальное агентство Estonian Investment Аgency, которое предоставляет индивидуальные бесплатные консультации потенциальным и существующим инвесторам и помогает искать деловых партнёров".

Одним словом, рассказав в Давосе об инвестиционных "нянях", украинские власти не предложили миру ничего нового, удивив потенциальных инвесторов разве что смешным названием.

До свидания, "няня"

Поскольку цена инвестиционной "няни" — от $100 млн инвестиций, остальным инвесторам решать разногласия с чиновниками придётся в обычном режиме: с помощью бизнес-омбудсмена и украинских несовершенных судов. Из-за этого ряд экспертов опасаются создания в Украине особых преференций для отдельных игроков. В частности, Дорогань не исключает искажения рынка из-за злоупотребления льготными условиями для крупного бизнеса. В проигрыше наверняка окажутся небольшие предприятия. В этой связи Инна Звягинцева вспоминает злоключения французского винодела Кристиана Лакарена в Одесской области, который пострадал от поджога виноградников и попыток захвата его земли.

По мнению Глеба Вышлинского, вместо того чтобы прокладывать дорожки через регуляторные барьеры для крупных иностранных инвесторов, эти препятствия нужно устранять сразу для всех. В противном случае системные реформы подменяются ситуативным решением вопросов под избранных. "Думаю, что практика [инвестиционных "нянь"] не должна стать постоянной, — продолжает Ольга Афанасьева, исполнительный директор Украинской ассоциации венчурного капитала и прямых инвестиций UVCA. — Когда мы достигнем уровня доверия и экономической ситуации, способствующей росту иностранных инвестиций, эта экстренная мера уже не будет актуальна". Словом, бизнесу в идеале нужна не "няня", а экономическая свобода. Ведь постоянная необходимость в помощи и поддержке — не самый позитивный сигнал бизнес-сообществу.

Loading...