Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Деньги давай. Почему украинский бизнес не нашел общий язык с налоговиками

Деньги давай. Почему украинский бизнес не нашел общий язык с налоговиками

Фокус выяснил нюансы взаимоотношений предпринимателей с фискалами у представителя малого бизнеса, владельца известной юридической компании и одного из крупнейших агротрейдеров страны

4210

Малый бизнес

Александр Чумак

основатель компании "Чумак и партнёры", которая занимается поставками запчастей для промышленного оборудования

— Я начал заниматься частным бизнесом ещё в 1996 году. За это время заплатил немало налогов и пережил множество неприятных ситуаций, связанных с налоговой. Были у меня и "маски-шоу" в начале 2000-х: несколько милиционеров ворвались в мой офис и попытались вынести сейф весом 600 кг в надежде, что там лежат деньги и документы. Был и приезд бригады из 12 сотрудников налоговой милиции, которые искали в моём офисе оружие. Были и обвинения в уклонении от уплаты налогов, подделке документов и даже хищении государственных средств. Мне до сих пор интересно, как могла присвоить государственные деньги частная структура, никогда не работавшая с бюджетными организациями.

Времена, когда налоговую возглавлял Азаров, запомнились как полный "беспредел". Рабочий день мог начаться с прихода УБЭПа, а закончиться приездом милиции или СБУ.

Когда произошла Оранжевая революция, у нас, небольших предпринимателей, появилась надежда, что бизнес можно будет вести открыто. Помню, в 2005 году мы с партнёрами отмечали старый Новый год и решили: "А давайте мы больше не будем заниматься минимизацией — станем работать честно. Ведь пришла новая власть". И вот дожил я с такими намерениями до мая. А в мае ко мне пришёл человек из налоговой милиции и попросил денег. Мол, начальство прислало собрать средства на ремонт сгоревшего котла. Я достал 150 грн, которые у меня на тот момент были, отдал налоговику и сказал: "Чтоб я тебя больше не видел".

Конечно, при Ющенко всё-таки стало лучше. Но не потому, что он стал президентом. Мы просто научились защищаться. Ко мне уже нельзя было просто так прийти и открыть двери ногой.

"Налоговая сейчас работает в основном со средним бизнесом, у которого ещё что-то осталось. Но методы при этом те же — прийти и наехать"

Сама система не поменялась. После этого со мной происходило ещё много таких моментов, которые напрочь убили мою веру в будущее. Я видел, что без того, чтобы "порешать вопросы", заниматься бизнесом просто невозможно. Когда ты должен принять какое-то быстрое решение, которое относится к компетенции органов власти, дешевле дать взятку и сэкономить время.

До сих пор система заинтересована поставить бизнес в такие условия, когда он сам будет вынужден договариваться. Предприниматели же не ставят себе цель давать взятки. Они делают это по той причине, что это один из способов быстро решить вопрос: получить лицензию, разрешение, возместить НДС...

Справедливости ради отмечу, что сейчас налоговая милиция стала намного меньше "кошмарить" малый бизнес. Он просто ушёл на второй, потому что с мелких предпринимателей уже взять нечего. Поэтому налоговая сейчас работает в основном со средним бизнесом, у которого ещё что-то осталось. Но методы при этом те же — прийти и наехать, потому что функции этого органа до сих пор такие же, как и раньше. И государство продолжает возлагать на ГФС функции по выполнению планов по сбору налогов. Налоговая так и не стала сервисным органом, который бы помогал предпринимателям в сдаче отчётности и решении проблем с ошибками. У нас по-прежнему главная задача фискалов не помочь бизнесмену найти ошибку и исправить её, а наказать за её совершение.

Да, некоторые улучшения есть. Например, намного улучшилась ситуация с процедурами открытия и закрытия бизнеса. Но, например, электронное возмещение НДС, которое декларировалось новой властью, работает неэффективно и постоянно подвергается критике со стороны налогоплательщиков. Потому что это большие деньги. А где есть большие деньги и контакт с чиновником, там обязательно будут проблемы. Существующая система не позволяет работать честно ни фискалам, ни бизнесу.

Средний бизнес

Ростислав Кравец

адвокат, старший партнёр адвокатской компании "Кравец и Партнёры"

— Я — законопослушный налогоплательщик, законодательство не нарушаю, тем не менее не питаю уважения к налоговым органам. Мне так и не довелось увидеть, как налоговая занимается проблемами государства, а не решает свои меркантильные задачи посредством давления на бизнес и искусственного создания непрозрачных схем для получения дивидендов.

С первых лет независимости в действиях налоговой службы так и не наблюдалось шагов, ориентированных на реальное упрощение ведения бизнеса. Все усилия направляются на ужесточение фискальной политики, усиление контроля над бизнесом и искусственное увеличение штрафов для наполнения бюджета. В украинский бюджет в качестве статьи доходов традиционно вписывают поступления от штрафов налогоплательщиков. То есть государство закладывает плановый показатель взимания штрафов, а налоговая любым путём старается достичь поставленной цели, вне зависимости от реальной ситуации с нарушениями среди налогоплательщиков.

Отцом-основателем подобной практики стал Николай Азаров. В форме, созданной им в 90-е годы, фискальная система действует до сегодняшнего дня — со всеми теневыми тарифами и поборами. Со временем она дополнялась лишь новыми, более технологичными элементами контроля над бизнесом наподобие электронного декларирования, электронной отчётности и накладных.

Каждый новый глава налоговой в Украине фактически продолжал дело Азарова. Единственное, что по мере развития информационных технологий и давления международной общественности, руководители налоговой службы пытались продемонстрировать прогресс и отсутствие коррупции в первую очередь в сфере возврата НДС, что является наибольшей статьёй доходов для чиновников.

При Александре Клименко таможенную службу из отдельного института государственной власти трансформировали в подразделение налоговой в рамках новообразованного министерства по налогам и сборам. Некоторая логика в таком объединении есть, но и налоговую, и таможню нужно было бы подчинять Минфину. Клименковский же "Минздох" стал неким отдельном царством, а у его чиновников появилась ещё одна крупная статья доходов, наряду с возвратом НДС, — контрабанда.

"В налоговой сфере с приходом Насирова ничего не изменилось. Возвращать НДС продолжали в ручном режиме. Все схемы — контрабанда, конвертационные центры и т. п. — продолжили свою работу"

Бизнес на конвертации денег и переводе их в наличность для минимизации налогов начался в Украине ещё при Азарове и развивался довольно успешно. Но при Азарове всё это делалось не централизованно — кто как хотел, так и конвертировал деньги, периодически попадаясь. При Клименко же для конвертации средств под крышей налоговой появились так называемые сертифицированные площадки, через которые должна была работать вся страна. То есть произошла первая за всю историю попытка налоговой полностью возглавить теневой бизнес по оптимизации налогов. На сертифицированных площадках для всех субъектов хоздеятельности были установлены одинаковые правила игры относительно того, сколько и куда платить. На эти площадки загоняли весь работающий бизнес. То же касалось и ввоза импорта. При Клименко большинству импортёров, которые готовы были завозить товар в Украину честно и открыто, не давали этого сделать. Их попросту принуждали заниматься контрабандой через механизмы, налаженные под эгидой "Минздоха". В частности, через схемы приближённого к "семье" Сергея Курченко в страну контрабандно завозились нефтепродукты. Никому другому импортировать в Украину нефтепродукты не давали физически.

К слову, после бегства преступной власти бизнесу нередко приходилось отвечать за участие в схемах Клименко. В частности, из-за того, что предприятия Курченко не доплатили миллиарды гривен налогов, фискалы не придумали ничего умнее, чем прийти с проверкой ко всем украинским нефтетрейдерам, покупавшим у компаний Курченко нефтепродукты. Государство в лице налоговой и СБУ покрывало схемы контрабанды Курченко, а новая власть решила возложить ответственность за это на пару сотен нефтетрейдеров и взыскать неуплаченные налоги с них. История закончилась десятками судебных разбирательств, которые бизнесу удалось выиграть.

Когда после Революции достоинства налоговую возглавил Игорь Билоус, часть сертифицированных площадок какое-то время успешно продолжала работу, также как и схемы по возврату НДС в ручном режиме. Несмотря на то, что каждая новая власть заявляла о запуске автоматического возврата НДС, на самом деле эта практика всегда касалась только очень крупных налогоплательщиков с прямыми взаимоотношениями в верхах. Все остальные по-прежнему вынуждены стоять в очереди и ожидать возвращения НДС в ручном режиме.

Площадок, которые действовали при Клименко и Билоусе, уже нет. Однако конвертационные центры по всей стране продолжают действовать. Я бы не сказал, что эта проблема неразрешима. Ещё со времён Азарова аналитический департамент налоговой успешно выявлял фирмы, через которые оптимизируются налоги. Ведь налоговикам прекрасно видно количество сотрудников на предприятии, обороты, когда и на кого фирма была оформлена и т. п. Практически фискалам не представляет труда выдать хоть сегодня список таких конвертационных компаний по всей Украине с точностью до 99%. Однако этим никто не занимается, потому что сами же фискалы без конвертцентров лишатся своего дохода.

Карьера Романа Насирова в ГФС началась со скандала. В июле 2015 года он, будучи уже главой ГФС, голосовал за изменение Конституции Украины в качестве народного депутата. Но в феврале 2016 года дело закрыли, так как, видимо, в прокуратуре посчитали, что нет никакого нарушения законодательства в том, что одно и то же лицо может исполнять обязанности главы ГФС и голосовать за изменение Конституции.

Также при назначении Насирова возникло немало вопросов и по поводу его налоговой декларации. В частности, удивило отсутствии в ней информации относительно квартиры в Лондоне, которая якобы находится в лизинге.

Впрочем, самое важное, что в налоговой сфере с приходом Насирова ничего не изменилось. Возвращать НДС продолжали в ручном режиме. Все схемы — контрабанда, конвертационные центры и т. п. — продолжили свою работу. И, что печально, ни при преступной власти, ни при власти, поставленной Революцией достоинства, никто так и не занялся системным реформированием "азаровского" Налогового кодекса в направлении упрощения ведения бизнеса и повышения его прозрачности. Те, кто добиваются власти, видимо не планируют жить и работать в этой стране.

Крупный бизнес

Всеволод Кожемяко

владелец компании "Агротрейд"

— При "позднем Кучме", когда Николай Азаров стал главой налоговой, "Агротрейд" был ещё небольшой компанией с более чем скромным влиянием в бизнес-среде. А отношения бизнеса с налоговиками, если так можно выразиться, — первобытными. Уважения к частной собственности не было никакого. Цель стояла одна: забрать, отнять, поделить.

Все предприниматели были для фискалов одного поля ягодами, то есть ворами. Если я купил у государства на аукционе какое-то предприятие, то считалось, что я украл его, а не честно приобрёл. Они действительно верили, что бизнес работает и вообще существует исключительно благодаря тому, что они где-то "недоработали". К нам относились, как к нарыву на теле многострадального украинского народа, который появился исключительно благодаря тому, что они нам дали такую возможность. Этот махрово-совковый менталитет пронизывал налоговую того времени.

Одним словом, созданное Азаровым ведомство наводило на нас ужас. Да и на весь остальной бизнес тоже. Только сейчас понимаю, что тогда всё было не так уж страшно. Если сравнивать азаровских фискалов с теми, кто пришёл позже, это была любительская работа. Да и экономика была такой, что "куда не кинь зерно, оно прорастёт".

При Викторе Ющенко с фискалами работать стало достаточно комфортно (в этот период налоговую возглавляли Александр Киреев и Сергей Буряк — Фокус). Тогда в стране появилась определённая демократия.

"По большому счёту в налоговой сделали лишь "лёгкий косметический ремонт". Суть взаимоотношений бизнеса и фискалов осталась прежней"

Увы, длилась "оттепель" недолго. При Клименко у фискалов появилась чётко налаженная, очень жёсткая вертикаль. Условия в экономике стали вполне цивилизованными, поэтому налоговую инспекцию власть превратила в эффективную машину, которая выкачивала деньги из экономики. Всё это происходило в "промышленных масштабах". При этом с каждым годом ресурсов оставалось всё меньше, а желающих покормиться на них становилось всё больше. Соответственно и методы фискалов становились всё более "эффективными" и изощрёнными.

Среди налоговиков существовала стопроцентная круговая порука, и вся эта машина действовала в интересах Виктора Януковича, стоявшего на вершине властной пирамиды. Методы работы были очень жёсткими, и мало кто мог позволить себе не согласиться или противодействовать. Мне даже трудно представить, кто бы мог тогда на такое решиться. Если "сверху" поступала команда "работать" с какой-то компанией, потому что она кому-то приглянулась, её владельцу лучше было сразу попрощаться с бизнесом. Спать спокойно можно было лишь в том случае, если к твоему бизнесу никто не испытывал интереса.

Сегодня такой жёсткой централизации нет. Появилась демократия, но вместе с ней и определённый хаос. Из-за этого атаковать бизнес может начать кто угодно на любом уровне. И предлог для этого может быть самый благовидный и, как ни странно, самый патриотичный. У нас в Харькове некоторые налоговики, например, пытались собирать с предпринимателей деньги якобы на АТО, для армии. Уровень цинизма просто зашкаливает.

Разве что налоговая стала осторожнее относиться к большим компаниям, которые платят много налогов. При Азарове нас запросто могли бы обвинить в отмывании денег, назвать конвертационным центром.

Но по большому счёту в налоговой сделали лишь "лёгкий косметический ремонт". Суть взаимоотношений бизнеса и фискалов осталась прежней. У каждого из них по-прежнему есть свой "маленький" покровитель, который позволяет продолжать всё как было. И в этом нет ничего удивительного. У нас, в Харькове, кадровый состав налоговой не менялся очень давно. Получают налоговики по-прежнему мало, недостаточно для того, чтобы работать честно и качественно.

Главные изменения после Майдана произошли не в налоговой, а в бизнес-среде. Мы поняли, что нужно отбиваться и искать справедливость. Да, сейчас у нашей компании судов с фискалами гораздо больше, чем когда бы то ни было. Но появилась надежда, что есть шанс их выиграть и на нас за это не нападут.

43
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы со значками "Р", "Новости партнеров", "Инновации", "Позиция" и "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.