Мнение: Чужих не брать

Условия приватизации в стране таковы, что проще и дешевле сразу назвать покупателя, чем проводить аукцион

Когда Фонд государственного имущества дал старт рекламной кампании предприятий энергетического сектора, Александр Рябченко, глава Фонда, даже арендовал конференц-зал киевского пятизвездочного отеля Hyatt, чтобы в торжественной обстановке убедить иностранных инвесторов покупать украинские облэнерго и электростанции. Но с самого начала что-то подсказывало: чужие здесь не пройдут. Практика в Украине такая.

Политика и экономические интересы высших чиновников настолько сильно связаны с делами приватизации, что, отбирая у Ахметова "Криворожсталь", никто не стал подвергать сомнению другие его покупки

Еще в 2004 г. тогдашний глава Фонда госимущества Михаил Чечетов сказал мне: "А плевать на иностранных инвесторов". Я не шучу. Так и сказал. Он, видите ли, считал более важным поддержать отечественного производителя. Мы говорили о меткомбинате "Криворожсталь" — условия продажи предприятия оказались такими, что гораздо проще было вписать туда один пункт: фамилия покупателя должна начинаться буквами "Ах", а заканчиваться буквами "метов", или "Пин" и "чук". Так и получилось: за $804 млн Ринат Ахметов и Виктор Пинчук честно победили в конкурсе. Почему честно? Потому что только они соответствовали условиям, которые определило правительство Украины. "Криворожсталь" хотели купить иностранцы, но, как говорил Чечетов, наши — это наши.

Виктор Ющенко во время президентской кампании 2004 года обещал отобрать "Криворожсталь" и продать ее честнее и дороже — и свое обещание выполнил. Суд признал приватизацию незаконной. Предприятие довольно быстро выставили на повторный конкурс, в котором победил английский бизнесмен индийского происхождения Лакшми Миттал. На этом успехи Украины в честной и прозрачной приватизации закончились.

Политика и экономические интересы высших чиновников настолько тесно связаны с делами приватизации, что, отбирая у Ахметова "Криворожсталь", никто не стал подвергать сомнению другие его приобретения — параллельно с этим заводом бизнесмен купил несколько ГОКов. Но кого это интересует?

Пока Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко выясняли, кто круче — президент или премьер-министр, приватизация в стране затихла. И ускорилась лишь в 2011 году. Но как?

К примеру, на торжественную презентацию, устроенную нынешним главой ФГИ Александром Рябченко в Hyatt, никто из потенциальных иностранных покупателей не явился. Были руководители ТЭС и облэнерго, которые говорили, что у них мало денег, а оборудование настолько изношено, что без частного инвестора не выжить. Но сами уже знали, кому их продадут. Когда начался конкурс по продаже первых двух компаний из четырнадцати, выяснилось, что никто, кроме Рината Ахметова, даже заявки не подал. Точнее, была еще одна заявка. Ее попытались отклонить, потом приняли, но все равно победил Ахметов. По сути, он купил обе компании без всякой конкуренции и почти по стартовой цене.

Спустя месяц были выставлены на продажу еще две компании — и их тоже никто не захотел купить, кроме Ахметова. Вернее, заявку подала еще одна компания, но быстро сдалась. Сложилось впечатление, что она только затем и участвовала в конкурсе, чтобы создать хоть какую-то видимость конкуренции. И в первом, и во втором случае собственник проигравших компаний один и тот же.

Одна из причин, по которым эти энергокомпании не вызвали никакого интереса со стороны других инвесторов, состоит в том, что Украина давно себя дискредитировала — здесь попирать права инвестора начинают еще до того, как он вложит деньги.

Другая причина заключается в искусстве писать условия продажи. На знаменитой встрече "маститых" журналистов с Виктором Януковичем в Межигорье, получившей название "встреча под зонтиками", президент Украины впервые рассказал, как у нас собираются продавать энергетику. Он, в частности, сообщил, что Украина будет постепенно сокращать потребление газа за счет увеличения использования угля. Это было сенсацией, которую многие не заметили. Ведь совершенно непонятно, как в XXI веке можно наращивать добычу угля, если многие уже думают об альтернативных источниках энергии. Кто будет покупать больше угля? Кто станет его добывать? Кто будет вкладывать в модернизацию и разработку шахт?

Чуть позже выяснилось — покупатель энергокомпаний обязан использовать не менее 70% угля, добытого в Украине. Но иностранцы не владеют украинскими шахтами. Шахты находятся в распоряжении людей, чьи фамилии начинаются на "Ах" и заканчиваются на "метов".
А чтобы такая приватизация прошла успешно, нужен кто-то, кто скажет, что ему плевать на иностранного инвестора. Ладно, говорить не обязательно, но наплевать нужно.

Андрей Черников, специальный корреспондент "Украинской правды"