Почему украинцы верят в конец света

Треть украинцев признались, что верят в конец света. Но вместо того чтобы устроить последний в жизни загул, потратив все свои сбережения, они почему-то продолжают исправно ходить на работу и готовиться к Новому году

У моей тёти прямая связь с космосом, бронированная аура и кристально чистые чакры. Всех слепцов, не верящих в конец света, она одаривает тем же снисходительным взглядом, каким я одариваю покупателей циркониевых браслетов и целительных пирамидок. Спорить с тётей напрасно — она химик-биолог, имеет достаточно глубокое представление об устройстве всего живого и с лёгкостью отражает мои железные аргументы типа «да всё это чушь собачья». Поэтому я с нетерпением жду, когда 22 декабря, на следующий день после не случившегося конца света, позвоню ей и скажу: «Упс?» Этим заканчиваются все мои чаяния по поводу обещанного Армагеддона.

Моя бабушка, которая верит на всякий случай. Пережив голодную зиму в послевоенном Сталинграде, она не боится других Армагеддонов и оценила бы весёлый скептицизм австралийского премьера, но в её шкафу уже сложен полугодовой запас спичек, соли и макарон — «пусть будет»

Тиражируя результаты исследования, мало кто буквально приводил вопрос, на который отвечали респонденты, а именно: «Верите ли вы в принципе в возможность конца света?» Кого же считать скептиками — тех, кто ответил утвердительно, допуская, что всякое возможно, или тех, кто верит в бессмертие Земли?

Разумеется, конец света породил тучу анекдотов, и шутить о нём стало модно. Недавно, например, премьер-министр Австралии Джулия Гиллард выступила с официальным заявлением: «Мои дорогие соотечественники! Конец света действительно наступает. Неважно, каким будет последний удар. Будь то пожирающие мозг зомби, нашествие адских демонов или окончательный триумф корейской поп-музыки, в одном вы всегда можете быть уверены: я всегда буду с вами. До самого конца».

Кроме тех, кто верит в конец света ради хохмы, есть моя бабушка, которая верит на всякий случай. Пережив голодную зиму в послевоенном Сталинграде, она не боится других Армагеддонов и оценила бы весёлый скептицизм австралийского премьера, но в её шкафу уже сложен полугодовой запас спичек, соли и макарон — «пусть будет».

Конечно, должны быть и те, кто верит в пророчества майя на всю катушку — по Голливуду это одетые в рвань граждане, шумно призывающие прохожих приготовиться к Судному дню. За всё время я встретил лишь одного подобного адвентиста: в тёплый осенний день на Пейзажной аллее мужчина в рубище с седыми космами и здоровенным посохом докладывал окружившей его толпе, что планету вот-вот испепелит невиданной мощи ядерный взрыв. Странник вещал на английском — в родных штатах он уже всех предупредил и теперь информировал наше полушарие. Толпа слушала, щурясь под солнцем. Пророка, похоже, не понимали, но с удовольствием фоткали на мобилки. «Па, кто это?» – стоящий рядом мальчик дёрнул отца за штанину. «Это Ной», — зачем-то помог я папе.

Что почувствует «Ной», когда Землю не разорвёт на куски — облегчение или досаду? Как ни странно, многие ребята, предвещавшие Апокалипсис, здорово расстраивались, когда он не случался. В начале прошлого года американский проповедник и основатель «Семейного радио» Гарольд Кемпинг пообещал, что 21 мая 2011-го праведники отправятся на небо, а грешники останутся дома, где будут прикончены разрушительными стихиями. Когда этого не произошло, старик так загрустил, что слёг с инсультом.

Я уже решил, что не буду подтрунивать 22 декабря над своей тётей, когда получил от неё мейл: она объединилась в интернете с другими обладателями бронированных аур и светлых чакр и — да, да, друзья, — отменила конец света, создав «складку во времени» и сунув туда пресловутый Армагеддон. Упс?

Евгений Сафонов, главный редактор «The Village Киев»