Поговорить об этом. Какие раны на душе у каждого украинца

И травмы прошлого, и эпидемии настоящего в Украине можно было бы излечить достаточной информированностью

Фото: открытые источники
Фото: открытые источники

История Украины была жестока по отношению к ее народу. В середине прошлого века страну бросили на растерзание нацистским варварам и сталинскому террору, и никто не защищал людей между этими кровавыми тираниями. Отданная во власть палачей, Украина на протяжении долгих лет и поколений переживала мучения, которым не было ни конца, ни передышки. Но об этих страданиях никогда не говорили — они замалчивались десятилетиями.

И словно это бремя не было достаточно тяжелым, на долю Украины в 1986 году выпало новое испытание — в виде прямых и скрытых последствий Чернобыльской трагедии. Катастрофа нанесла новый страшный удар по легко уязвимым людям. Да, прошли десятилетия; да, ветер отнес большую часть радиации за пределы страны; да, аварию уже начинают забывать. Но, живя в Украине десять лет, я видел стольких людей, стольких друзей, стольких коллег, ушедших преждевременно, я встречался со столькими молодыми людьми в ужасающем состоянии здоровья, которые знали, что у них гепатит, но даже не желали обращаться к врачам, я держал на руках стольких детей с пороками сердца или с хроническим бронхитом, с непрекращающимися головными болями, с необъяснимыми нарушениями пищеварения. При этом так и не были названы настоящие виновники катастрофы, не были подсчитаны погибшие, никто не посмотрел правде в глаза.

Нет, Чернобыль еще не закончился, и рано умывать руки. Кроме того, что мало изучены медицинские последствия, психическое потрясение украинцев никогда не оценивалось, о нем даже просто не упоминалось. Официальным источникам гораздо проще не вспоминать об этом, да и среди жителей страны никто сам об этом не заговорит.

"Отданная во власть палачей, Украина на протяжении долгих лет и поколений переживала мучения, которым не было ни конца, ни передышки. Но об этих страданиях никогда не говорили — они замалчивались десятилетиями"

Пожив во Франции, США и Италии, прежде чем поселиться в Украине, я могу сравнить молодежь этих стран. Украинская молодежь не избалована, бескорыстна, не живет обманом. Часто она получала очень мало, но достойна лучшего. Она сбита с толку, выбита из колеи, очень тяжело переживает ощущение невостребованности и нуждается в том, чтобы ею занимались, чтобы ей вернули самоуважение и показали перспективы и цели. Именно молодым, хотя они ни в чем не виноваты, приходится расплачиваться за ошибки прежних поколений — такой ценой, которую их ровесники из любой другой страны не готовы платить.

И украинская молодежь несет историческую ответственность, не жалуясь, продолжая любить страну и родителей, не осуждая, а принимая свое положение с некоторым фатализмом. Однако наиболее смертоносные эпидемии, поражающие сегодня население Украины, вызваны не Чернобыльской катастрофой. Речь идет об алкоголизме, курении, наркозависимости, а также о туберкулезе и ВИЧ-инфекции. Во всем мире, или по крайней мере в Европе, эти болезни идут на спад, но они быстро распространяются в Украине. Их можно победить информированностью и простыми мерами предосторожности, которые давно стали обычными для большей части цивилизованного мира, но в Украине об этом никто не говорит. Каждый думает, что его это не касается — тогда как на самом деле все подвергают себя большей опасности, чем в любой другой стране Европы.

Я прихожу к выводу, что весь украинский народ, и в еще большей степени молодежь, нуждается во внимании и заботе. Они давно это заслужили. Обеспечить подобное будет непросто и потребует времени, при этом речь идет о бедном народе, который ничего не может дать взамен. Это трудно еще и потому, что украинские молодые люди гордые и никогда не признаются, что нуждаются в чем-либо. Поэтому не следует пытаться навязать им определенное поведение или жизненный выбор: нужно просто быть с ними, принимать их, дарить им все внимание, всю заботу и всю любовь, которые у нас есть.